Александра Ребенок: «Если я без работы, я — грустная мама и моим детям это явно не на пользу»

12 апреля на телеканале ТВ-3 вышел новый сериал «Швабра», в котором Александра сыграла главную роль – учителя математики Анну Николаевну, которая помогает расследовать преступления благодаря своим гениальным математическим способностям. ОК! поговорил с актрисой о схожих чертах характера в ее персонажах, трудностях своей карьеры и о прелестях материнства.

Анна Темерина Александра Ребенок (серьги Mercury)

Саш, мне это кажется или твои новые проекты как-то связаны с математикой? В марте была «Теория вероятности», 12 апреля на экраны выходит российско-украинский сериал «Швабра», в котором ты играешь математичку… Это совпадение или тебя что-то связывает с точными науками?

Мой папа — физик-математик. Он хотел, чтобы я тоже была физиком или хоть как-то с этим связана. И хотя жизнь сложилась иначе, я с детства люблю цифры. В школе моим любимым предметом была алгебра. И моя героиня в «Швабре» в мире цифр чувствует себя комфортнее, чем в мире людей.

Ты с кем-то консультировалась?

Я как-то увидела на YouTube интервью Натальи Берловой — первой женщины-профессора математики в Кембридже. В этом интервью мне было интересно всё, начиная с того, как она говорит, заканчивая тем, что она говорит. И главное, что все было сказано очень просто и понятно. Так и наш автор сценария Алексей Френкель, высшую математику переводит в прикладную. И оказывается она очень полезна и понятна в быту. У нас есть такой эпизод. Моя героиня, проходя по школьному двору, спрашивает у трудовика: «Что больше — две третьих или три пятых?» — и, пока он думает, уточняет: «или так: что лучше — две на троих или три на пятерых?» — «Конечно, две на троих!» Вывод: учитесь правильно задавать вопросы.

Саша, для тебя было принципиально, чтобы тебя консультировала для этой роли женщина? Мы думаем по-другому, чем мужчины?

Не принципиально. Меня просто очень впечатлила Наталья, которая, кстати, терпеть не может сексизм и всегда смеется, когда с ней разговаривают на тему женских прав. Говорит, просто так сложилось, что математика — дело ее жизни… 

…а не гендерная борьба. Хотя, казалось бы…

Ну сейчас — да, популярен хайп на эту тему. Но лично мне больше нравится мысль о том, что каждый человек имеет право быть таким, какой он есть, со всеми его слабостями и сильностями. И если бы борьба шла за права человека без указания пола, ее ждал бы больший успех. Мне кажется.

сериал «Швабра», кадр из фильма, ТВ-3

сериал «Швабра», кадр из фильма, ТВ-3

Вероятно. Почти как название еще одного твоего математического проекта.

Вообще в первый раз я сыграла учительницу физики в сериале «Школа» Валерии Гай Германики, что было очень приятно моему папе. А связь математики и игры в казино, на которой строится сериал «Теория вероятности», — это всегда интригующий сюжет. В «Швабре», кстати, тоже есть серия, в которой Анна Николаевна идет в казино и его обыгрывает.

Вот бы так в жизни!

На самом деле Наталья Берлова мне рассказывала, что ее однокурсники так развлекались в казино Лас-Вегаса.

И что, выигрывали?

Да. (Смеется.) Вот и думаю, ту ли профессию я выбрала. Но в «Теории вероятности» математик не я, а Максим Матвеев. Мою героиню зовут Наталья Левандо. Она незрячая певица в казино. Интересно, что часть съемок проходила на Мальте, где казино официально разрешены. Но я ни тогда («Теория вероятности» снималась» восемь лет назад), ни сейчас туда не дошла. С этим проектом связана еще одна интересная история. Изначально я должна была играть другого персонажа, и вдруг за неделю до начала съемок Юрий Павлович Мороз предложил мне главную роль, а я ничего о слепоте не знала. Что играть — совершенно непонятно! И тут я вспомнила про «кафе в темноте». Есть такое возле Театра Советской Армии. Ты приходишь туда, в верхнем зале делаешь заказ, а потом тебя провожают вниз, где ты не видишь вообще ничего. Даже собственную руку. Официантами там работают незрячие, что тоже супер. Такой крутой социальный проект. И вот я вспомнила, помчалась туда — мол, хочу выпить чашечку кофе с кем-то из ваших ребят и задать пару вопросов для кино. Администратор ушла, пришла какая-то другая девочка, и опять: «А что вы конкретно хотели?» Я опять объясняю, как мне это нужно и важно, и она: «Ну задавайте».

фотограф: @kate.vestis 

Она была незрячей?

Да! А ведь она так уверенно, без палочки, вошла, ничего не трогая, села напротив меня за стол, заказала кофе, бросила в него сахар и ни миллиметром не ошиблась ложкой и мило так мне улыбнулась, явно наслаждаясь реакцией. В тот момент я поняла главное про Лену (девушку зовут Елена Федосеева) и про свою героиню — этот человек ни на секунду не хочет, чтобы к нему относились как к какому-то ущербному. И Лена этого заслуживает, потому что живет по полной — на сто, а то и на тысячу процентов. Многие из зрячих могли бы поучиться. Мы еще несколько раз встречались, а недавно, когда я ей позвонила сказать, что проект наконец-то выходит, выяснилось, что с момента нашего знакомства ее жизнь полностью изменилась. Она и раньше сама зарабатывала на жизнь — в кафе и еще как журналист писала куда-то. Тогда я ее познакомила с Русланом Маликовым, который делал в Театре Наций проект «Неприкасаемые». А теперь у Лены свой фонд — «Фонд слепоглухих в Пучково», который помогает огромному количеству людей. У нее есть семья: четыре года назад родился сын, и сейчас она ждет второго малыша. Говорит: «Видишь, я с тобой в ногу иду».

«Теория вероятности» — твоя первая, но не последняя работа с Юрием Морозом.

Совершенно верно. Он снимал третий сезон «Содержанок», а сейчас мы делаем новый проект. И это очень приятно. Для актера бесценно, когда возникает некая связь и режиссер, у которого ты снимался, предлагает тебе новую работу. У меня мало с кем так. Со Светланой Проскуриной такая связь есть, с Константином Богомоловым...

На твой взгляд, как, третий сезон «Содержанок» — не последний?

«Содержанки» — это проект… как содержанка. (Смеется.) Зависит от многих факторов. И кто знает, может, удача нам улыбнется и скажет: «А давайте еще один разок!» Все-таки проект купил Amazon. То есть разговор идет уже на международном уровне. Вообще, я очень верю в START. На сегодняшний день это моя любимая платформа. Мне нравится то, что делают эти ребята. Они настроены серьезно, с правильными мозгами, и, главное, с желанием сделать  достойный конкурентоспособный контент, который будет интересен не только узкому кругу людей в пределах Садового кольца. Мне кажется, таким образом нам удастся прорвать…

…железный занавес в культуре?

Да. Хочется делать проекты не для какой-то мифической домохозяйки 50+, на которую ориентируется большинство телеканалов, а для зрителя такого же как я. Чтобы посмотрев одну серию я с нетерпение ждала следующую.

 «Бесы» Достоевского, пресс-служба Театра на Бронной

Ты, Саша, конечно, тяжелый пассажир. Даже непонятно, ты выбираешь такие нестандартные проекты или они тебя.

Мне очень повезло — начиная с внешности и заканчивая внутренней организацией. Хотя вначале меня не брали ни в театр, ни в кино. На пробах я слышала: «Ой, ну у вас сложная внешность. Скорее всего, нет». Я смотрела в зеркало и думала: «Ну да, может, я и не похожа на модель или голливудскую актрису, но что сложного?» А сегодня эта непохожесть, эта «сложность» (внешняя и внутренняя) — моя валюта. Для работы в «Бесах» ее даже не хватает. Константин Юрьевич Богомолов всегда ставит перед артистом сложные задачи, но прежде всего требует идти за собой и доставать свою природу. Он будет тебя провоцировать и говорить: «Это слишком просто, понятно, скучно, как у всех. Хочу еще, давай доставай». За актером интересно наблюдать, когда в нем есть тайна, загадка, что-то такое личное, что едва просвечивается, но ты как зритель не можешь до конца разгадать. Вот знаешь, как артист Тихонов, играющий Штирлица, который о чем-то молчит в своей вселенской тоске, и тебе интересно разгадать, о чем. И вот мы приходим к главному вопросу, к тому, что сегодня артист – это, прежде всего, личность, которую ты транслируешь через любого персонажа. К счастью для меня, представителя сложной внешности, исчез такой атавизм, как амплуа, и сегодня Роза Хайруллина может играть Лёшу Карамазова, Майорова­ - хромоножку, а я — Ставрогина

А как к твоей востребованности относятся твои дети — Ваня и Вера?

Мне кажется, они меня поддерживают во всех моих начинаниях. Ваня, например, уже был на съемочной площадке и недавно участвовал в прогоне перед спектаклем. Мы с ним заранее договорились, что он меня подождет в гримерке, но, когда пришли в театр, он занервничал и вдруг сказал: «Нет, я, наверное, буду вместе с тобой». Мои партнеры по сцене сказали — без проблем. И каждый мой выход Ваня мужественно стоял рядом и, как я его просила, молчал, чтобы не мешать. Это было очень трогательно. А сейчас мы даем интервью вместе с Верой.

Саша, как изменилась твоя жизнь с рождением дочери?

Ну, наверное, я себя больше зауважала. Я себе и представить не могла, что буду мамой двоих детей, но всё это так чудесным образом сложилось. И, конечно, девочка — это совсем другое. Я почему-то боялась мифа, что девочка забирает красоту. Помнишь, есть такой бред в инстаграме —красивой беременной девушке, у которой хорошая кожа и на гормонах наконец-то отросли длинные волосы, написать комментарий к фотографии: «Да, конечно, девочка забирает красоту, у тебя точно девочка будет». Но на самом деле всё наоборот. Беременность — чудесное состояние, несмотря на вес. На последних месяцах ты ходишь как гора.

из личного архива Александры Ребенок

И никаких комплексов вины работающей мамы?

У меня было такое с Ваней, но психолог поставил мой мозг на место. Действительно, есть два выбора: ты можешь быть прямо мамой-мамой — или работающей мамой. И то, и то хорошо. Важно, чтобы ты была счастлива. Если я без работы, я — грустная мама и моим детям это явно не на пользу.

Саша, там, где два, там и три?

Я пока не загадываю. (Смеется.) Хотя когда к нам приезжает Тимофей —  старший сын Алексея, он так мне помогает. Он и с Верой ловко обходится, и Ваню может из детского сада забрать, а я пока ужин приготовлю. И я иногда думаю, как же с тремя легко. Ваня же тоже станет постарше и сможет мне помогать, как сейчас Тимофей. Просто мысль такая возникла в голове. (Задумчиво.)

Саш, я тут скрестила материнство и математику и придумала для тебя короткий блиц. Две вещи, которые должна держать в уме каждая работающая мать?

Первая: что садик закрывается в семь. Вторая: сколько осталось памперсов. 

Двое детей — это в два раза больше…

…любви.

В прошлом месяце я потратила на детскую одежду…?

Много. Суммы, которые я трачу на детскую одежду, порой даже превышают мои траты на себя. Я над этим активно работаю, так как понимаю, что одежда для них — всего на два-три месяца. Но всё равно снова покупаю лучшее. (Смеется.) Очень их люблю!