Фёдор Федотов: «Это был очень интересный путь взросления»

Волшебное приключение «Серебряные коньки» продолжает покорять зрителей - с 18 февраля фильм уже можно будет увидеть эксклюзивно на мультимедийном сервисе Okko. Мы поговорили с актером Фёдором Федотовым, сыгравшим Матвея.

Фёдор Федотов (часы Chopard, смокинг Ermenegildo Zegna)

Фёдор, с премьеры «Серебряных коньков» прошло два месяца. Изменил ли этот фильм вашу жизнь? Стало ли больше предложений, кастингов? Над чем сейчас работаете?

Эти два месяца пролетели очень быстро. Жизнь действительно изменилась. Стало гораздо больше внимания, пришлось к этому как-то привыкнуть. Не думаю, что я сильно изменился, надеюсь, что кто-нибудь мне скажет со стороны: «Федя, ты зазнался!», чтобы не дойти до этой точки невозврата. (Смеется.) Стараюсь побольше шутить над собой. Это очень помогает не зазнаваться. Предложений достаточно много, появились утверждения на роли. Сейчас начинаю работу над двумя сериалами и совмещаю съемки с работой в трех театрах в Санкт-Петербурге: ТЮЗе, Социально-Художественном и Городском театре. Стараюсь всё успевать.

До поступления в Театральную академию вы всерьез занимались хоккеем. В какой момент решили остановиться на актерстве ? Что этому поспособствовало?

Я действительно всю жизнь занимался хоккеем, мой папа поставил меня на коньки в 3 года, потом дал клюшку. С хоккеем связано всё мое детство, и дальше жизнь продолжает связывать меня с коньками. Я занимался в хоккейном клубе «Спартак», потом был капитаном хоккейного клуба «Смена» в Петербурге. Но чтобы выходить на новый уровень, необходимо было пробиться в наш питерский СКА. У меня не получилось это сделать по разным причинам. Нужно было куда-то поступать, и я впервые задумался о том, чтобы попробовать поступить на Моховую в РГИСИ. У меня мама — театровед, театральный критик, и всегда наша жизнь была связана с театром, мы дома с братом устраивали постановки. Родители меня поддержали, и я с первого раза поступил, спасибо моему мастеру Ларисе Вячеславовне Грачёвой, которая поверила в меня: перед ней был 16-летний школьник с большими перепуганными глазами, который вдруг решил почитать стихи и попеть песни перед комиссией. Поверили педагоги, что с этим парнем возможно что-то сделать. Дальше хоккей продолжал помогать и помогает в жизни. Я очень благодарен спорту и никуда от него не ухожу.

Фёдор Федотов (часы Chopard, смокинг Ermenegildo Zegna)

Ваша мама, известный театральный критик, часто ли разбирает ваши работы с профессиональной точки зрения? Боитесь ее критики, если она бывает?

Я вообще стараюсь не бояться адекватной предметной критики, потому что без нее нет роста. Нет таких ролей, которые ты выпускаешь — и больше с ними ничего делать не нужно. Роль всегда у любого артиста продолжает расти вместе с ним, ее нужно либо развивать, либо найденное не терять, не сваливаться во что-то другое. Для этого нам и нужны критики и критика. Я маму частенько прошу что-то мне подсказать. Она всегда очень точно подсказывает, но никогда не критикует, в том смысле, который мы имеем в виду. Мама — очень профессиональный и тактичный человек, и порой ей не удается что-то высказать, потому что она смотрела мою работу как мама, не как критик. За эту деликатность я ей очень благодарен. Но тем не менее и поспорить мы любим, поговорить, обсудить театр — как должно быть, как не должно. Для меня очень ценны эти разговоры, потому что совсем недавно я ходил с мамой в театр, ничего в нем особо не понимая, а вот уже мы можем почти на равных обсуждать то, как должен выглядеть театр, каким он должен быть. Я не боюсь маминой критики, я ее жду.

На коньках вы стоять умели. А чего еще требовала от вас роль Матвея? Как готовились? И вообще, есть ли у вас с героем что-то общее? Вы его понимаете как человека?

Да, на коньках я уже стоял, а дальше — не сказал бы, что роль Матвея прикатила ко мне на коньках и сказала: я твоя. Это был очень интересный путь взросления рядом с этим героем. Я завел ролевую тетрадь, как это принято у нас в театре, и в этой тетради проследил путь роста героя рядом со мной и меня рядом с ним. Это было очень интересно, потому что дотянуться до смелости этого молодого парня, который отваживается на такие серьезные поступки и принимает ответственные решения, было непросто. Он еще совсем молодой, еще толком не знает жизни, он неопытен, но тем не менее решителен, мужественен, способен любить самоотверженно. И вот эта честность, желание свободы и справедливости меня, конечно, привлекала, можно и дальше учиться этому у Матвея. Я старался быть на него похожим. Подготовкой были репетиции, обсуждение роли с режиссером и моя личная работа над ролью, даже в процессе фильма, когда я понимал, что вот эту сцену надо сыграть вот так, потому что Матвей, который у нас уже получается и рождается во время съемок, поступил бы именно так.

Вы были знакомы с Соней Присс до участия в этом фильме? На нескольких премьерах вы держитесь за руки. Вы подружились? Поддерживаете сейчас отношения?

Мы боялись, что, как только на премьере возьмемся за руки, сразу пойдет молва, что мы скоро поженимся, как Алиса и Матвей. На самом деле мы действительно подружились и очень друг друга поддерживали, берясь за руки, оба попав в стрессовую ситуацию максимального внимания к тебе, — таким образом мы делились друг с другом своей энергией. Мы через многое прошли во время этих сьемок. Сейчас у нас обоих много работы, мы стараемся переписываться, насколько это возможно, держать связь. Надеюсь, скоро вместе снова поработаем в кино.

Вы обливались водой на морозе, ныряли в Финский залив... наверняка еще не с первого дубля снималась сцена. Как вы это выдержали? Сразу согласились на такие эксперименты?

Это была хорошая, интересная смена. Мы снимали в прекрасной локации в Финском заливе, рядом с городом Кронштадтом, где выстроили корабль, там мы обливались ледяной водой. Это было лихо! Сделали несколько дублей, но не было страшно заболеть: когда ты уже это делаешь, ты на адреналине и в хорошем актерском запале, чувствуешь, что можешь всё. В итоге получилось хорошо. На ныряние и заплыв в Финском заливе у меня тоже было два дубля, которые я мужественно выдержал. Это была незабываемая ночь, когда вся группа замирала и в полной тишине я выплывал, карабкался по льду, вываливался на снег, тихонечко звучала команда «Стоп!» — и ко мне бежали люди, чтобы отогревать, растирать, поить горячим. Я тогда чувствовал: какая же у нас команда, как эти люди все заряжены на то, чтобы помочь друг другу и чтобы фильм состоялся!

Первая ваша публикация в инстаграме от 27 октября 2020 года — и сразу фото с премьеры «Серебряных коньков» на ММКФ. Почему до этого не заводили страницу ? Большинство ваших ровесников видят в этом инструмент для продвижения карьеры.

Завести инстаграм меня уговорили продюсеры фильма. Да и я понимал, что это может помочь. До этого у меня не было никакой потребности в нем. Я отношусь к соцсетям совершенно равнодушно, стараюсь больше времени уделять реальному миру, не увлекаюсь виртуальным. Но тем не менее, конечно, в нем есть свои плюсы, это тоже инструмент для продвижения карьеры, как вы сказали.

Кадр из фильма «Серебряные коньки» 

Зато сейчас я вижу огромное количество приятных комментов. Кто-то пишет, что вы — их личное открытие 2020-го, кто-то благодарит ваших родителей за то, что воспитали такого сына, кто-то просто благодарит за фильм и роль. Греют ли такие комментарии душу? Мотивируют?

Безусловно, есть приятная сторона комментариев, отзывов, большого количества обратной связи после фильма. Это очень приятно, и я стараюсь, насколько это возможно, всем отвечать. Я читаю все отзывы, особенно отмечаю рисунки, которые присылают, иллюстрации к сценам фильма с нашими героями. Просто прекрасно, что фильм зарядил людей такой важной творческой энергией добра, любви, которую потом зрители нам отдают.