Пинта эля и орешек знаний

1 декабря в Петербурге состоялся фестиваль Science Bar Hopping, в рамках которого 40 ученых в 20 барах города доложили, что инновационного и революционного произошло в науке в 2019 году.

DR

По-моему, в формате фестиваля Science Bar Hopping, прекрасно всё: ты ходишь по барам, культурно отдыхаешь и совершенно бесплатно слушаешь лекции молодых прогрессивных ученых в компании молодых прогрессивных людей. В этом году SBH прошел в Москве, в Екатеринбурге и — дважды — в Санкт-Петербурге, куда я, живущая в Москве, помчалась с особенным удовольствием. Четыре часа в «Сапсане», и я в снегу (1 декабря оказался первым и пока единственным зимним днем) и в предвкушении интересного вечера. Организаторы мероприятия — Фонд инфраструктурных и образовательных программ Роснано и петербургская медиакомпания «Бумага» (инновационный партнер «Газпром») — обещали рок-н-ролл, и у меня не было причин им не верить.

Собственно, туры выходного дня с посещением заведений на Думской, Рубинштейна, Белинского и Жуковского и сопутствующих им выставок в «Манеже» и в «Главном штабе» многие мои знакомые москвичи практикуют регулярно и всем рекомендуют. Но когда место ретроспективы Дейнека/Самохвалов должны занять лекции, а напитки находятся даже не в пешей доступности, а на расстоянии вытянутой руки, в голове возникают всякие ненужные вопросы. Например: интересно, выпивает только публика или лектор тоже может? А если может, то когда — до, после или во время, для поддержания градуса беседы? Интересно, какие напитки больше подходят для гуманитарных наук, а какие — для естественных? Интересно, сколько нужно вливаний, чтобы разрушить нерушимую плотину, которую возвело между мной и науками среднее образование? И если я вообще ничего не понимаю, это потому, что я выпила слишком много, слишком мало… или это тут вообще ни при чем?

Поле для экспериментов было обширное. В последней петербургской сессии приняли участие 40 ученых, которые прочли лекции в 20 барах. По две часовые лекции в каждом (начало в 19.00 и в 20.30, чтобы люди могли за полчаса перебежать на вторую лекцию в другой бар). То есть при условии, что вы решили слушать лектора от звонка до звонка, не пытаясь, как я, оказаться во всех местах одновременно, больше двух лекций посетить всё равно не получилось бы. Но и две лекции за вечер — зачет. Это удалось далеко не всем. Спрос на бесплатные знания явно превышал предложение. Предварительная регистрация закрылась очень быстро. К счастью, Петербург — это Петербург. В большинстве и так под завязку забитых баров, куда мне удалось заглянуть за эти два с половиной часа, люди были готовы еще сильнее уплотниться, лишь бы хватило места всем. Выпивать в таких условиях уже было затруднительно. Да и долго ждать заказа. Но, в конце концов, можно ведь было «остаться после уроков», чтобы задать вопросы лекторам и пообщаться со случайными единомышленниками. По мнению организаторов, как раз эти рандомные знакомства выгодно отличают Science Bar Hopping от одинокого веб-серфинга научпопа. И тут я с ними совершенно согласна. Три года назад Карен Шахназаров проводил кастинг массовки для съемок бала в фильме «Анна Каренина». Разместили объявление в соцсетях с требованиями к актерам. Требовалось только одно — аристократическая внешность. Ну, вы понимаете как это бывает — высокий лоб, умный взгляд, общая одухотворенность… В назначенное время народу на «Мосфильме» собралась толпа, но, знаете… не там искали. У лекторов — участников SBH был такой уровень одухотворенности, что хотелось немедленно влюбиться. Что многие слушательницы, кажется, и сделали. Кроме этой, на мой взгляд, главной находки, за два с половиной часа я открыла для себя:

5 крутых

5 отличных баров

10 симпатичных барменов

Все по большей части оригинальное, питерское. Это принципиальный момент для Science Bar Hopping — не устраивать гастроли «звезд» от науки, которые, как Сергей Жуков, будут петь годами то же про то же, а продвигать перспективных молодых ребят из местных. В этом сила, в этом же и слабость фестиваля. В России пока не так много городов, где есть научное сообщество, способное предоставить десяток-другой ученых из разных областей — от нейролингвистики до оптики. Все остальное, говорят, можно поправить, поставить и развернуть к людям нужной стороной, чтобы у лекции было больше общего со стенд-ап-выступлением Сони Девис, чем с защитой кандидатской диссертации. Итак, мой реальный отчет-маршрут с расписанием лекций, цитатами, адресами баров и именами барменов.

«Пирс 28», Некрасова, 28 — уютный демократичный бар с пляжно-калифорнийской атмосферой, вкусными острыми креветками, кокосовым печеньем и авторской коктейльной картой. Некоторые коктейли подают в красивых стаканах в виде обезьян, коал и фламинго. Стаканы сделаны на заказ. Их нельзя выпросить или купить, и были случаи, когда их пытались украсть. Не делайте этого — и вам всегда здесь будут рады.

Янина Ледовая

Бармены: Егор Барилко, Ульяна Ярославская.

Напиток к лекции: фирменный коктейль Pina Koala (его подадут в стакане-коале!).

Ученый: Янина Ледовая, академический психолог, исследователь, преподаватель.

Лекция: «Что мы знаем о том, как данные из Facebook якобы использовались для влияния на выборы, и почему не стоит верить сотням материалов в СМИ на такие темы».

Цитата: «Весной 2018 года во всех новостях на планете обсуждалась компания «Кембридж Аналитика» и то, как она якобы «украла данные» миллионов пользователей фейсбука. Эти якобы украденные данные были якобы использованы для особого «психологического» таргетирования политической рекламы при проведении президентской кампании 2016го года в США. Кроме того, «злым гением» «кражи данных» был объявлен молодой ученый-психолог из Кембриджа, который недолгое время сотрудничал с СПбГУ. Некоторые таблоиды поспешили через СПбГУ связать его с «русским правительством» и…. Дальше нет пределов фантазии. Я неплохо понимаю в том, как делаются научные исследования с использованием данных из фейсбука. И прокомментирую необоснованность беспощадного хайпа мировой прессы, а также попытаюсь развеять мифы о том, что с помощью результатов «психологических исследований в социальных сетях» можно целенаправленно и уверенно манипулировать мнением избирателей. На сегодня точных данных об этом нет».

Do immigration, ул. Восстания, 24 — буквально каждый москвич, который в этом году съездил в Петербург, рекомендует сходить в этот винный лофт во дворах улицы Восстания. Два яруса, мостик и почти домашняя атмосфера. Неудивительно, что здесь прошли одни из самых популярных лекций.

Сергей Зотов

Бармен: Лиза Стекольникова.

Напиток к лекции: чилийский шираз 2013 года

Ученый: Сергей Зотов, культурный антрополог, лауреат премии «Просветитель», соавтор бестселлера «Страдающее Средневековье», стипендиат Берлинского университета имени Гумбольдта.

Лекция: «История алхимии без Гарри Поттера».

Цитата: «В средние века христиане и мусульмане воюют. Им нужны лекарства. А кто им будет их продавать? Иудеи, которые как бы немного в сторонке и могут помогать и тем, и другим. Торговлей мумией, которая очень нужна для людей с переломами или солдатам, пострадавшим в бою, занимаются даже иудейские священники коэны. Вот, например, в XVI веке в Египте жил Рабби Радбазу Ему пришло письмо с вопросом: «На каком основании люди используют в качестве лекарственного средства тело трупов, называемые мумией? Они используют его даже в тех случаях, когда нет серьезной опасности. Они им также торгуют. Это должно быть запрещено, поскольку, как мы знаем, запрещено извлекать пользу из плоти трупа». Что отвечает Радбаз? «Мумия — это плоть, что забальзамирована многими препаратами, поэтому сам труп становится асфальтообразным веществом. Так что, его можно есть. Не от плоти человек получает пользу, а скорее от лекарств, содержащихся в ней. Доказательством этого является то, что незабальзамированные трупы не имеют ценности».

HIDEOUT, Некрасова, 36 — первое заведение местной крафтовой пивоварни Mookhomor Production с интерьером в стиле постапокалипсиса. В баре представлено 150 сортов крафта. То, что в красивых бутылках на стеллаже, тоже продается.

Мария Кунцевич

Бармен: Павел Былинский.

Напиток к лекции: Transformation (Black Berliner Weisse).

Ученый: Мария Кунцевич, эксперт по геологии и разработке активов на Ближнем Востоке в научно-техническом центре «Газпром нефти».

Лекция: «Рентген планеты: что скрывают рифы мелового периода».

Цитата: «Многие уверены, что нефть — это остатки динозавров. На самом деле их количества было бы для этого недостаточно. Нефть образовалась в результате распада огромного количества органики и доисторического планктона. На дне водоемов умершие во времена юрского и мелового периода примитивные организмы со временем покрыл слой глинистого сланца, после чего в результате химических реакций образовалась нефть. Поэтому геологи в ходе исследований моделируют русла течений древних рек, по которым можно предположить, где могут находиться нефтеносные породы».

ST. MARTIN, Белинского, 1 — респектабельное место с самой большой коллекцией знаменитого кубинского напитка в стране (более 300 сортов) и собственной валютой. Редкие сорта продают только на пиастры, которые проще всего получить, пополнив коллекцию бара новой бутылкой. Чем круче ром, тем больше пиастров. Впрочем, есть и другие способы.

Оксана Мельникова

Бармены: Илья Шаповалов, Михаил Любов, Константин Бахарев.

Напиток к лекции: коктейль «Разум и чувства».

Ученый: Оксана Мельникова, руководитель группы геологической экспертизы научно-технического центра «Газпром нефти».

Лекция: «Зачем нужна «карта Google» времен динозавров».

Цитата: «Данные, сгенерированные в нефтяной индустрии за последние годы, сопоставимы по объему с информацией, которую формирует адронный коллайдер. На текущий момент оцифрованы все процессы, связанные с поиском месторождений и добычей нефти. К примеру, на основе данных, полученных в результате анализа сейсмики, геологоразведки и лабораторных исследований, создается цифровая геологическая модель. Процесс напоминает головоломку судоку: есть определенный набор известных данных геологии и сейсмики, а остальное нужно рассчитать самостоятельно. Только в отличие от самого сложного кроссворда объем знаний и неизвестных параметров в данном случае имеет соотношение примерно как цистерна с водой и Азовское море».

UTKA BARлюбимое место петербургской богемы дважды переезжало с места на место, пока не осело в «Голицын Лофте». Просторное помещение оформлено утками, за спиной барменов живописные бутылки с крафтовыми настойками и наливками.

Напиток к лекции: настойка «Утиная охота» (состав неизвестен).

Ученый: Иван Иорш, доктор физико-математических наук, руководитель международной лаборатории «Фотопроцессы в мезоскопических системах».

Лекция: «Квантовая запутанность в 2019-м. От «кристалла времени» до «вечного двигателя».

Цитата: «Начнем с простого объекта. Но на самом деле его достаточно. Нам нужно что-то, у чего есть два состояния. Например, у монетки есть две стороны — орел и решка. Решка — состояние 1. Орел — состояние 2. Если монетка честная, вы подбросите ее 100 раз, и примерно 50 из них монетка упадет вверх орлом и 50 — решкой. Если у вас монетка не обычная, а квантовая — те же 5 рублей — тогда ее уже не опишешь двумя состояниями. Тогда вводится такая штука, которая называется «волновой функцией». Потому что, оказывается, квантовая монетка, пока на нее никто не смотрит (это очень важно), может одновременно находиться и в состоянии «орел», и в состоянии «решка». Это то, что называется «суперпозиция», или тот самый «кот Шредингера».

Текст: Юлия Сонина


Загрузка...