Группа MBAND: «За 5 лет работы с Константином Меладзе мы ни разу не ощутили, что у нас есть какие-то ограничения или запреты»

Группе MBAND в этом году 5 лет. Мы поговорили с Никитой Киоссе, Анатолием Цоем и Артемом Пиндюрой о том, как они подружились за это время и выруливали из конфликтов, о слухах, которые ходят вокруг личной жизни каждого, о работе с Константином Меладзе и планах на будущее.

Фотография: DR На Никите: брюки AllSaints, пуховик, футболка, шапка — всё Puma, кеды Tommy Hilfiger; на Анатолии: брюки, анорак — всё Puma, кеды Nike, сумка Sandro; на Артёме: бомбер аdidas, футболка, кеды — всё Puma, брюки Religion

Группа MBAND в этом году отмечает 5-летие. Анатолий Цой, Артём Пиндюра и Никита Киоссе познакомились на проекте «Хочу к Меладзе» и с легкой руки Константина Меладзе стали не только участниками популярного бойбэнда, но и хорошими друзьями.

Ребята, что такое MBAND для каждого из вас?

Артём: Для каждого из нас MBAND — это судьбоносный этап в жизни, трамплин, благодаря которому мы смогли воплотить все свои мечты. Мы не просто коллеги, мы — настоящие друзья. Практически всё свое время мы проводим вместе и при этом чувствуем себя клево.

Толя: Для меня и для пацанов, я уверен тоже, MBAND — вторая семья. С одной стороны, эти пять лет пролетели незаметно, а с другой — столько всего произошло! Мы проделали большой путь вместе. Недавно в студии вспоминали наши первые песни, первые гастроли, награды. Такая ностальгия бешеная. Это на всю жизнь! Внукам будет что рассказать!

Никита: MBAND — это четверть моей жизни. Гигантский период, если вдуматься. Я очень благодарен Косте (Константину Меладзе, продюсеру MBAND. — Прим. ОK!) за то, что он собрал нас всех вместе и дал один шанс на миллион. Я всегда мечтал заниматься музыкой, и вот теперь у меня есть все возможности для развития. Недавно я сделал собственную студию звукозаписи, пишу песни.

Неужели ни разу не хотелось поубивать друг друга за пять лет?

Т.: Конечно, хотелось!

А.: За пять лет таких ситуаций было море.

Н.: Конфликты возникают в основном на почве творчества. Каждый из нас амбициозен, каждый из нас лидер, у каждого свой взгляд на творчество и музыку. Споры возникают, это неизбежно.

Фотография: Ярослав Клоос На Анатолии: куртка Woolrich, худи Levi’s, брюки Bikkembergs, ботинки Vic Matie

Компромиссы легко находите?

Н.: Мы научились видеть свои достоинства и принимать слабые стороны. То есть мы друг друга дополняем. Это круто!

А.: Нам повезло, что Костя изначально подбирал людей в коллектив таким образом, чтобы им было комфортно друг с другом. Он очень мудрый продюсер. Мы пацаны, а пацанам легче выяснять отношения, чем девчонкам. Мы не обижаемся, не дуемся. Все конфликты решаем легко — просто садимся и разговариваем.

Н.: Кстати, мы заранее договорились только об одном: не делить девчонок.

А.: Это наше золотое правило! А убить не «друг друга», а «друг за друга» — это мы точно можем! Один за всех, все за одного.

Какие плюсы и минусы вы видите в том, чтобы быть участниками бойбэнда?

А.: Когда на сцене три человека, это выглядит намного эффектнее. Это же энергия, помноженная на три.

Т.: Нам всегда весело как минимум. У нас не бывает скучных гастролей. Помимо нас троих с нами всегда диджей, музыканты, наша большая команда. Любую поездку мы превращаем в приключение. А если говорить о минусах... Когда опаздываешь на концерт, приходишь в гримерку, а там уже всё съели!

Н.: Когда опаздываешь, всем остальным приходится ждать. У нас сложнее всего именно с опозданиями.

Кто из вас чаще всего опаздывает?

А.: Это вопрос, который внесет раздор в коллектив. Мы не будем на него отвечать! (Улыбается.)

Н.: Была одна история, за которую мне до сих пор стыдно. Ко мне в Москву в гости приезжала подруга, мы тусовались часов до 2-3 ночи, а под утро я поехал провожать ее в аэропорт. На 12 часов того же дня у нас была запланирована запись в студии с Костей. Это вообще святое! И вот я опоздал...

А.: Ты не опоздал!

А. и Т.: Ты просто не приехал!

Т.: Мы ему звонили, он не брал трубку.

Н: Тогда еще в группе был Влад (Владислав Рамм, бывший участник MBAND. — Прим. ОK!) , и он в итоге сам поехал за мной в квартиру. Я просыпаюсь, ничего не понимаю. «Что ты здесь делаешь?» — спрашиваю. «Тебя пацаны и Костя ждут!» Сердце бешено заколотилось.

Фотография: Ярослав Клоос На Никите: свитер, брюки — всё Bikkembergs, шапка Levi’s, куртка Woolrich, ботинки Tommy Hilfiger

И что Константин? Оштрафовал?

Н.: Сказал: «Никитос, больше не опаздывай».

Т.: Конечно, у нас есть своя система штрафов, но большинство подобных недоразумений мы выясняем с Костей в диалоге. Нам очень повезло с продюсером. У нас дружеские, доверительные, почти семейные отношения. Если Костя скажет больше не опаздывать, лучше не опаздывать. Вопрос уважения.

За этот год многие известные артисты со скандалами покинули продюсерские центры и лейблы. Вспомнить хотя бы уход Наргиз от Максима Фадеева или Егора Крида и L’One, которые долго не могли мирно разойтись с Black Star. Как думаете, откуда такая тенденция? Артистам больше не нужны продюсеры?

А.: Рынок меняется, многим артистам теперь интереснее работать с дистрибьюторами. То есть ты приносишь свой материал, тебе помогают его выпустить, раскрутить, и ты платишь процент с продаж. А во-вторых, артисты банально наглеют. Быстро забывают о том, благодаря кому они стали популярными.

Т.: Это одна сторона медали. Но ведь, как правило, в любом раздоре виноваты оба. Да, многие артисты не читают контракты, прежде чем их подписывать. А потом начинают качать права. Кто в этом виноват? Точно не продюсер. Почему ты, артист, не вник в свой договор? Понятно, что в начале пути все готовы работать чуть ли не за еду, лишь бы оказаться в крупном лейбле. Но это же деловые отношения, речь идет не только о творчестве, но и о бизнесе. При этом я не защищаю продюсеров... Все разные, у всех свои методы работы. У нас, например, не возникало даже мысли уйти от Кости. И мы прекрасно знаем, что, если проект ему больше не интересен, он никого удерживать контрактом не будет. Мы ни разу за пять лет не ощутили, что у нас есть ограничения, запреты. Мы всегда честно говорим Косте о том, что нас волнует, беспокоит, предлагаем свои идеи. Когда-то именно так я запустил свою линию одежды TSOYbrand. Знаешь, что мне ответил Костя, когда я спросил у него разрешения? «А ты мне тоже футболку сошьешь?» — «Да!» — «Ну вперед, удачи!» Он всегда радуется нашему развитию.

А.: Да и вообще, складывается ощущение, что некоторые артисты устраивают эти громкие разборки с лейблами ради сиюминутного хайпа. Проходит время — смотришь, а они уже во всеуслышание извиняются перед своими продюсерами. Почему? Да потому, что понимают, что сами себя лишили огромной поддержки в виде продюсерского центра.

Фотография: Ярослав Клоос На Артёме: куртка Marcelo Burlon, пуховик, худи, футболка, кеды — всё Puma, брюки Boоhooman

А зачем современному артисту продюсер? Есть соцсети, есть YouTube, есть доступы на всевозможные онлайн-площадки продаж. Ты сам можешь достучаться до аудитории, даже не выходя из дома.

Т.: Пока до конца не убито телевидение, пока вещают радиостанции, пока существуют всевозможные музыкальные премии, продюсерские центры будут востребованы. Благодаря интернету появилось миллион артистов. Из них 90 процентов — не особо талантливые однодневки. Музыкальный фастфуд. Сегодня они случайно попали в тренд, записали удачную песню, хайпанули, а через полгода-год их имен никто даже не вспомнит. По факту, этих людей и артистами не назовешь. Продюсерские центры существуют именно для того, чтобы поддерживать твой статус, продвигать исполнителя как бренд, генерировать идеи, находить хитовые песни, грамотно вести бизнес, в конце концов.

Насколько я понимаю, Костя вам разрешает заниматься сольными проектами? Толя, ты, например, недавно выпустил сингл «Не больно».

Т.: Да, это мой первый трек, который я выпустил вне MBAND. У каждого из нас уже есть коллаборации с другими артистами. У Никиты была сольная песня, Тёма записал несколько дуэтов. При этом наша группа как существовала, существует, так и, дай бог, будет существовать.

А: У нас есть амбиции насчет сольных проектов. Накопилось достаточно материала и у меня, и у пацанов. Ждем подходящего момента, чтобы выпустить. Меня, кстати, также очень привлекает сфера фэшн. Планирую попробовать свои силы и в этом направлении.

Н.: Да, согласен с Тёмой и тоже задумываюсь о коллекции одежды. А вообще, мне хотелось бы заниматься всем, что связано с творчеством, — писать песни, сниматься в кино, самому снимать фильмы...

Ты ведь получаешь режиссерское образование?

Н.: Абсолютно точно! После интервью, кстати, будем с друзьями снимать небольшое кино. Это мое учебное задание.

Возвращаясь к вопросу о продюсерском контракте. Есть ли в нем пункт, запрещающий вам открыто рассказывать о ваших романах? Ведь идеальный участник бойбэнда должен быть вечно холостым.

А.: Нет, таких запретов нет. У нас очень лояльный контракт. Там прописаны вещи, которым нас мама с папой учили еще в детстве. Быть честными и порядочными в отношении друг друга и продюсера, если говорить обобщенно.

А обратная ситуация? Когда вы сами искусственно подогреваете слухи о ваших романах? Толя, тебе, например, приписывали отношения с Анной Седоковой, а тебе, Тёма, — с Натальей Рудовой...

Т.: Слухов ходило много, но мы не обращаем на них никакого внимания. Людям нравится копаться в чужом белье, не разбираясь в собственной жизни. Мне всё равно. Ну говорят и говорят. Раздувать искусственно какие-то сплетни ради пиара — это вообще не история нашей группы. Мы с Аней не провоцировали никого ни откровенными фотографиями, ни сенсационными признаниями. Более того, дали десятки интервью, где подтвердили, что никакого романа у нас нет. Мы с ней тепло дружим с момента образования MBAND. Если вам хочется думать, что между нами нечто большее, — думайте!

А.: Люди верят в то, во что им самим хочется верить. Всегда будет два лагеря — те, кто считает, что мы заводим псевдороманы ради хайпа, и те, кто уверен: любовные отношения все-таки реально есть.

Фотография: Ярослав Клоос

Правда ли, что в контракте присутствует интересный пункт — вам нужно держать один и тот же вес?

Все: (Смеются.) Да!

А.: Но мы его уже нарушали, и не раз! В прошлом году я, например, весил на 9 кг больше, чем прописано в контракте. Потом скинул 11 кг. Борьбу с весом мы с Толей ведем постоянно. В отличие от Никиты! (Смеется.)

Т.: Он за пять лет в группе и за всю свою жизнь не сталкивался с этой проблемой. И с нами не хочет делиться своими глистами! Мы его просим-просим: «Спаси, друг, помоги!» А он говорит: «Нет, умрете жирными!» (Смеются.)

Н.: Я вообще с начала нашего контракта до настоящего времени успел окончить школу, вырасти сантиметров на двадцать, у меня щетина появилась!

А.: Это нормальный адекватный пункт. Артисту нужно выглядеть хорошо, нужно быть подтянутым. Кому будет интересно смотреть на трех расплывшихся чуваков в кадре?

Т.: Несколько месяцев назад я встал на весы, а там 92 кг, что при моем росте 183 см много. Это мотивировало меня запустить в инстаграме марафон #корейскаязасуха. Почти ежедневные тренировки, сбалансированное питание, и всё это на глазах тысяч подписчиков. Вернуть нормальный вес мне удалось буквально за месяц.

При вашем графике держать форму довольно сложно. Спортивные тренировки — это дисциплина, система. Не говоря уже про питание. Какая уж там здоровая пища, когда вы постоянно на гастролях...

А.: Сложно из-за перелетов и смен часовых поясов. Не жрать и тренироваться — несложно. А вот когда ты приходишь в номер и просто хочешь упасть на кровать и спать — вот это побороть тяжело. Ну ничего, находим выход. Главное ведь желание. Когда человек по-настоящему чего-то хочет, он в любом случае найдет для этого время, возможности, решения.

Фотография: Ярослав Клоос

27 ноября состоится концерт MBAND в Vegas City Hall в честь 5-летия группы. Какие песни войдут в программу? Будут ли премьеры?

А.: У нас недавно была репетиция. Мы стали составлять список песен. Получилось около тридцати! Вот теперь думаем, как это всё уместить в рамки концертной программы. За пять лет песен накопилось много, хочется спеть все. Fire show точно не будет. Корон у нас на головах — тоже. Зато будет первоклассный Live-концерт с музыкантами, диджеем и мощным качественным звуком. И конечно, премьеры!

Н.: Это будет концерт-рекордсмен. Самый длинный наш концерт. И скорее всего — самый запоминающийся.

Первым и главным хитом MBAND стала песня «Она вернётся», записанная пять лет назад. Скажите честно, она вам самим не надоела?

А.: До тех пор, пока песню любит публика, она нам не надоест. Если ты приглашаешь на свой концерт людей, то и делай его для них.

Н.: Песню «Она вернётся» мы обычно исполняем в первой половине концерта. После нее зрители сразу оживляются.

Ваш прогноз на следующие пять лет?

А.: Сложный вопрос. Мы вообще перестали планировать и ставить себя во временные рамки. Перестали сами себе говорить, что через два дня выпустим сингл, а через полгода — альбом. Жизнь слишком непредсказуема.

Т.: Хочется еще больше гастролировать по тем местам, где мы пока еще не были. В некоторых городах и странах мы выступали по несколько раз. Беларусь объездили вдоль и поперек, Казахстан, Россию — само собой. А вот в Ташкенте почему-то ни разу не были. Надо исправлять!

Благодарим семейный парк Skazka за помощь в организации съемки.