Жан Рено

ЖАН РЕНО однажды сказал, что оставит профессию, как только ему стукнет шестьдесят лет. К счастью, свое обещание знаменитый француз не сдержал: актер, которому 30 июля исполняется 65 лет, продолжает регулярно сниматься в кино. И уходить на покой он пока всё же не готов. «Я не могу долго находиться в бездействии. Мне нужны перемены, постоянное движение», — объясняет он <br /> <br />

Corbis/Fotosa.ru
Актер Жан Рено — не просто символ современного французского кино. Для многих он лицо нации. Удивительно, но его, чистокровного испанца из Андалусии, названного при рождении Хуаном Морено-и-Эррерой Хименесом, во всем мире принимают за стопроцентного француза. Возможно, причина столь распространенного заблуждения кроется в полном отсутствии акцента, который актеру удалось искоренить, и имени, изящно переиначенном на французский лад. Хотя, скорее всего, дело не только в этом. У Рено есть то, что роднит его с приютившей его нацией — невероятное обаяние, исключительное чувство собственного достоинства, а еще искушенный взгляд человека, знающего толк в вине, вкусной еде и женщинах…


«Из мира животных я больше всего похож на верблюда. Эти дурно пахнущие флегматики всегда таскают с собой еду и пьют из первой попавшейся канавы. Они капризны, но и выносливы. И безустанно идут вперед», — говорит актер. И в этом есть большая доля истины, ведь Рено — настоящий работяга, заслуживший успех трудом и терпением.


Он родился в 1948 году в Касабланке, Марокко, куда его родители бежали из Испании во времена режима генерала Франко. В 1960 году, когда будущему актеру было 12 лет, семья вернулась на континент и поселилась во Франции. Отец устроился работать в типографию, мать была портнихой. О том, что их сын Хуан мечтает стать актером, родители знали, но едва ли верили в успех этого предприятия. Однако мальчика это не останавливало. «В школе учитель предложил нам поставить пьесу, и это определило мои дальнейшие планы. Сначала я хотел работать в театре, но потом меня привлекло кино, его особенная атмосфера», — вспоминает он. Одержимый мечтой, Хуан решил учиться актерскому мастерству — правда, сначала нужно было получить французское гражданство, для чего пришлось отслужить два года в армии. 


После службы молодой человек обосновался в Париже и поступил в актерскую школу. Чтобы прокормить себя, он подрабатывал шофером, таможенником, бухгалтером. Все эти занятия, по его собственному признанию, не доставляли ему удовольствия, но всё с лихвой компенсировала учеба в школе, где он, как губка, впитывал информацию. «Я могу войти в комнату и создать доброжелательную атмосферу... Да, там нас учили посылать позитивные сигналы, когда входишь куда-то. И я рад, что усвоил этот урок», — рассказывает Рено.
Несмотря на тягу к кинематографу, свой первый актерский опыт он получил на театральной сцене. С другом, актером Дидье Фламаном, Рено создал труппу, с которой много гастролировал по стране. Но вместе с тем он регулярно ходил на кинопробы, не оставляя надежды когда-нибудь попасть на большой экран. В эти же годы он решил подобрать псевдоним, подходящий для карьеры в театре и кино. «Во Франции дон Хуан Морено-и-Эррера Хименес — не совсем уместное имя для актера. Когда я только начинал свою карьеру, мне объяснили, что для человека с таким длинным именем путь в большое кино не просто закрыт, а наглухо заколочен. Некоторое время я усиленно американизировался — отрастил длинные волосы, стал носить черные очки и именовать себя Джонатаном Браном. Результат был нулевой — меня по-прежнему не замечали. Потом я обратил внимание на то, что у большинства знаменитых актеров в имени и фамилии одинаковое число букв. Marlon Brando, Alain Delon, Jean-Paul Belmondo — эти имена выглядят на экране так красиво и симметрично! Я долго ломал голову над своей фамилией, переставлял вагончики-имена и так, и эдак. Потом мне это надоело, и я повычеркивал всё, что было можно. Остались только «Хуан» и «Рено». «Хуана» я офранцузил, и на свет родился Jean Reno!» — говорит актер. 


Звучное имя в какой-то мере способствовало его продвижению к заветной цели. Рено утвердили на небольшую роль в телесериале «Одна тайна в день», а в 1979 году он дебютировал в полнометражном фильме «Гипотеза украденной картины». Однако, несмотря на позитивные отзывы о его работе, Жану еще довольно долго не предлагали значительных ролей. За пять лет, с 1980 по 1985 год, он снялся в восемнадцати фильмах, ни один из которых не сделал его знаменитым. 

 
Неизвестно, сколько бы еще времени Рено прозябал в безвестности, если бы в начале 80-х годов судьба не свела его с молодым режиссером Люком Бессоном. Именно Бессон разглядел в актере, уже разменявшем четвертый десяток, харизму и особый талант превращать даже маленькую роль в шедевр. В 1981 году Рено снялся в его первом фильме, короткометражке под названием «Предпоследний». Этот проект стал началом долгой дружбы актера и режиссера, а также их плодотворной совместной работы. И сегодня, по словам Рено, Люк для него очень важен. «Его точка зрения как человека интересует меня даже больше, чем как профессионала», — признается актер.
В 1988 году вышел новый фильм Люка Бессона с участием Рено «Голубая бездна», а в 1990 году — триллер «Ее звали Никита», в котором актер сыграл наемного убийцу. С тех пор криминальный мир «не отпускает» актера, которого охотно приглашают на роли киллеров и прочих преступников, полицейских и частных детективов. 

 
В 1994 году с выходом криминальной драмы «Леон» всё того же Бессона на 46-летнего Рено обрушивается мировая слава. Трогательная история отношений профессионального убийцы с грустными глазами и маленькой девочки не смогла оставить равнодушными ни критиков, ни зрителей — за лучшее исполнение мужской роли Жан Рено был номинирован на премию Французской академии киноискусства. Перед ним открылись все двери не только во французском кино — актера ждал Голливуд. В 1996 году он снимается в шпионском экшене «Миссия невыполнима» с Томом Крузом, в 1998 году — в фантастическом боевике «Годзилла» (ради него он отказался от роли агента Смита в ставшей культовой «Матрице»), в 2006 году — в экранизации романа Дэна Брауна «Код да Винчи». Кстати, Рено мог бы сыграть и в знаменитом «Пятом элементе»: режиссер фильма Люк Бессон настаивал на том, чтобы роль, которая в итоге досталась Брюсу Уиллису, отдали его давнему другу, но был вынужден сдаться под напором продюсеров. 

 
Притом что у Рено значительный опыт работы с голливудскими режиссерами, он не любит сравнивать американское кино с французским. Последнее актер порой критикует, но не без гордости отмечает его самобытность. За это же качество Рено любит и свою вторую родину, хотя и признается: несмотря на то что он прожил во Франции почти всю жизнь, истинным французом себя не чувствует. У него есть дома в Лос-Анджелесе и Малайзии, а также небольшое имение в Провансе, где он выращивает собственную оливковую рощу и любит расслабиться за сигарой и бокалом вина. В имении актер производит масло, которым с удовольствием приправляет любимые блюда и угощает друзей. Рено не скрывает, что любит готовить и делает это очень неплохо. «Я отличный повар. За мой картофельный суп многие готовы рискнуть жизнью», — кокетничает актер. 

 
Рено признается, что слава дала ему долгожданную финансовую стабильность, поэтому многие годы он мирится с издержками популярности. «Известность лишает тебя общечеловеческих радостей. Все бегают вокруг, суетятся, открывают двери. Но ты уже не можешь просто поболтать с любимым пекарем за порцией утренней сдобы», — вздыхает Рено. Актер ненавидит навязчивость и непунктуальность, редко посещает премьеры и светские мероприятия и не жалует журналистов, с которыми общается лишь в рамках промокампаний к своим проектам. «Смотреть кино — всё равно что заниматься любовью. Участвовать в процессе куда интереснее, чем его обсуждать», — резонно замечает он.
Свое свободное время Рено посвящает семье. По его словам, в молодости у него было иное отношение к браку и неверное понимание свободы. Теперь актер считает иначе. «Никакой свободы не существует. Единственная свобода — осознавать, что ты несвободен, связан узами с другими людьми», — говорит он. Актер был трижды женат. Сначала на однокурснице по имени Женевьева, у них есть дочь Сандра и сын Микаэль. В браке с польской моделью Натальей Дышкевич у него также родились двое детей — сын Том и дочь Серена. Третья жена, румынская актриса и модель Зофия Борука, на которой Рено женился в 2006 году, около четырех лет назад родила ему сына Сиело. В 2011 году на свет появился их второй сын, его назвали Дином. Кстати, актер готовится стать дедом: его старшая дочь, 35-летняя Сандра, ждет ребенка в августе. 

 
Несмотря на солидный возраст, Рено не жаждет покоя. «Однажды я прожил отшельником на Таити три месяца. Больше я не выдержал. Мне нужно движение, нужны перемены», — говорит он. Всё это ему дает кино: сейчас актер снимается в драме «Гектор и поиски счастья», а на следующий год у него запланировано еще несколько проектов. 

 
С годами актер, который перешел в разряд ветеранов, не становится менее популярным. В социальных сетях Рено уже не раз «хоронили», и каждый раз новость сопровождалась бурной реакцией пользователей, оплакивавших его внезапный «уход». В последний раз подобное сообщение появилось совсем недавно, в середине июля, — представитель Рено в очередной раз призвал не верить всему, что пишут в Интернете. Сам актер к таким «шуткам» относится спокойно и делится своим способом борьбы с мрачными мыслями: «По натуре я меланхолик — никогда не забывал о том, что смертен. Но у меня есть простой рецепт от тоски: пара глотков виски, немного вкусной еды, музыка фламенко — и ты вспоминаешь о том, что всё еще жив».


Loading...