Дeвон Аоки

На Каннском фестивале самая маленькая супермодель в мире дала русскому OK! эксклюзивное интервью и рассказала сразу о трех своих романах — с Кейт Мосс, Ленни Кравитцем и... с бриллиантами! 
Фотография: DR/Chopard

В этой истории не было бы ничего особенного, если бы не один факт: рост Девон Аоки всего 165 сантиметров! Ни до нее, ни после в бескомпромиссном модельном бизнесе не было супермодели такого маленького роста. «Плевать, когда-то ведь надо ломать эти дурацкие стереотипы», — учила юную подругу Кейт Мосс, но стереотипы до сих пор не разрушены, а пример Аоки уникален. В результате Девон, самая невысокая манекенщица в мире, американка с японскими корнями, удостоилась приглашения самого маэстро Карла Лагерфельда и несколько раз участвовала в показах Chanel, в том числе и haute couture. После чего были Versace, Yves Saint Laurent, Alessandro DelАсqua, Moschino, Ungaro, Fendi... «Благодаря удивительному смешению кровей у Аоки абсолютно неземная внешность», — объясняли свой выбор дизайнеры. Но если для модельного бизнеса рост Девон все-таки являлся недостатком, то для Голливуда он был в самый раз. К тому же интерес к экзотической модели возрос благодаря бурному роману Аоки с секс-символом рок-н-ролла Ленни Кравитцем, который одно время даже обещал на ней жениться. Свадьбы века не случилось, но Аоки засветилась на глянцевых страницах, да так, что сам Элтон Джон пригласил красавицу сняться в видеоклипе. Настоящей звездой Голливуда Девон стала после роли в нашумевшем боевике «Двойной форсаж», где она лихо гоняла на спортивных авто и затмила гораздо более весомую в то время звезду Еву Мендес. Кстати, до съемок Девон даже не умела водить машину, но ни один мужчина в кинотеатре даже не заподозрил ее в этом. Аоки закрепилась в статусе суперзвезды после роли в культовом «Городе грехов» — именно после этой роли мужские журналы выстроились в длинную очередь за откровенными фотосессиями звезды. «Папа будет недоволен», — хмурила брови Аоки и отказывалась от соблазнительных предложений. Кстати, отец актрисы является основателем той самой сети ресторанов Benihana, которая успешно существует и в Москве. Когда в июле этого года он умер в возрасте шестидесяти девяти лет, Девон даже на неделю легла в клинику — настолько тяжело она переживала потерю. Именно поэтому Девон не отреагировала и на невероятный успех ее последнего фильма «Хроники мутантов», который до сих пор с успехом идет в российских кинотеатрах.

О трагедии в семье Аоки я узнала по телефону, когда позвонила, чтобы уточнить у Девон пару моментов из каннского интервью. «Если бы ты позвонила недели две назад, вряд ли бы я ответила. Мне реально было очень плохо, папа так много для меня значил. Но давай не будем говорить на эту тему, ладно?» — попросила она.

Девон, я слышала, твоя мама до сих пор занимается ювелирным бизнесом. Значит, в детстве маленькая Девон играла не с плюшевыми игрушками, а с бриллиантами?

(Смеется.) Размечталась! На самом деле мама не президент какой-то крупной фирмы, ее бизнес довольно скромный. Но моя почти нездоровая страсть к украшениям — это наверняка из детства.

На красной дорожке Каннского фестиваля ты была прекрасна. Сколько тебе обычно нужно времени, чтобы решить, какое платье ты наденешь и какое ожерелье?

Я могу за пять минут до выхода снова распахнуть двери шкафа — и это при готовом макияже, в платье и на высоченных шпильках. Но бриллианты, пожалуй, я выбираю гораздо спокойнее, чем одежду. Мне же не привозят их на выбор килограммами. (Смеется.)

Но я заметила, ты чаще всего выбираешь для церемоний украшения Chopard. Их тебе привозят килограммами?

Просто мы несколько лет назад очень подружились с Каролиной Груози-Шойфеле (вице-президент Chopard. — Прим. ред.), и поэтому всякий раз, когда мне нужно блеснуть на дорожке, я в срочном порядке звоню ей. Но дело даже не в дружбе, просто благодаря маме я довольно сносно разбираюсь в камнях, а у Chopard они действительно нереальные. В свое время многие намекали на вашу слишком уж близкую дружбу с Кейт Мосс...

Ага, нам даже приписывали роман, хотя большего бреда я даже придумать не могла бы: вы посмотрите на Кейт и на меня! Мы же обе просто с ума сходим по мужчинам! Может, даже слишком их любим...

Это ты, случайно, не на Ленни Кравитца намекаешь?

Вообще-то, я не отвечаю на вопросы о Ленни. Не отвечаешь, потому что у вас реально все было очень серьезно? Куда серьезнее. Он же был моим самым первым парнем, понимаешь? Именно поэтому я допускала какие-то ошибки, но у него их было больше. Хотя я сейчас не хочу кого-то обвинять, мне трудно говорить на эту тему. Потому что наши отношения были тяжелыми, а расставание еще тяжелее...

После Ленни ты вообще не рассказываешь в интервью про своих молодых людей. Может быть, причина в том, что во время того романа с Ленни пресса узнала слишком многое и это вам тогда помешало?

Ты права. Сейчас, например, я могу сказать, что влюблена в одного мужчину настолько, что даже говорить спокойно о нем не могу. Но я ни имени, ни даже профессии его называть не буду, потому что боюсь, что все опять может разрушиться. Но я специально выбирала мужчину не из шоу-бизнеса, не из Голливуда, боже упаси.

Брэду Питту и Джорджу Клуни нельзя верить, ведь правда?

Мужчинам вообще нельзя верить! (Смеется.) Если серьезно, то, может быть, я просто не научилась строить нормальные отношения со звездными парнями. У них и правда слишком много заморочек.

Для супермодели ты довольно маленькая. А в отношениях с парнями тебе это мешало когда-нибудь?

Наоборот, мужчины очень любят маленьких, я это давно заметила.

Но не говори мне, что в работе у тебя не было с этим проблем. Например, на подиуме рядом с Наоми или Евой?

Я как-то очень рано поняла одну вещь. Благодаря папе. Ты не должна стремиться к чему-то, чего у тебя реально никогда не будет, — к росту 180, к дедушке-миллионеру. В этом главная ошибка большинства молодых девушек. Я, наоборот, понимаю, что мне надо гордиться тем, что я наполовину японка, наполовину американка. Тем, что я миниатюрная. Я сделала ставку именно на это — и выиграла!

Кстати, в 1998-м из-за тебя Наоми Кэмпбелл перестала быть лицом Versace. Вы с ней здороваетесь после этого?

Я бы сказала, мы не дружим. И никогда не дружили. Но в модельном бизнесе не всегда девочки ненавидят друг друга, если кто-то «забрал» у кого-то контракт. Мы стараемся смотреть на такие вещи с философской точки зрения: где-то закрылась одна дверь, значит, откроется другая.

Недавно ты взялась за создание джинсовой линии. На себя тоже создавала модели?

Конечно! В Азии они пользуются просто нереальным успехом, я не хвалюсь, а говорю о фактах продаж.

Например, вот что для тебя лично в джинсах самое главное?

Они должны идеально сидеть. Точно мои мысли. Главное, чтобы попа выглядела в джинсах так, как будто ты не вылазишь из тренажерного зала. (Хохочет.) Я просто придумала, как сделать именно такие. Казалось бы, из абсолютно эгоистических соображений, ведь с моей попой все не так хорошо. А девушки в магазинах примерили мои джинсы и поняли, в чем их плюс. Получается, в бизнесе быть эгоисткой — это даже на руку!

Татьяна Сабуренкова