Ирина Старшенбаум: «Ты просто берешь свое разбитое сердце и вкладываешь его в искусство»

«В моем мире всё должно быть прямо и честно», — говорит Ирина Старшенбаум, так же честно и прямо рассуждая на самые сложные и волнующие темы. 24 ноября на экраны выходит психологический триллер «Сёстры», в котором актриса не только сыграла одну из своих самых сложных ролей, но и впервые попробовала себя в качестве креативного продюсера.

Фотографы: Рита Прага, Анна Богод Ирина Старшенбаум

.

В фильме «Сёстры» поднимается очень важная и актуальная на сегодняшний день тема домашнего насилия. Чем вас заинтересовала история, почему в вас откликнулась?

Тема и сценарий, разумеется, играли для меня большую роль. Но я всегда в первую очередь иду работать к конкретному человеку, к художнику — в данном случае к Ване Петухову. У меня большое чувство доверия по отношению к нему, я восхищаюсь его талантом и считаю, что  у него большое режиссерское будущее. Я очень люблю поддерживать талантливых дебютантов, играть в их работах, потому что, на мой взгляд, если ты уже некоторое время снимаешься и имеешь какой-то опыт, то это очень здорово — приходить к совершенно новым кинематографистам. С Ваней мы уже были знакомы до этого — я снималась в его втором короткометражном фильме вместе с Александром Палем. Мы играли пару, которая находится в кризисе отношений: он делает ей предложение, но она отвечает «нет» — фильм так и называется. Еще в процессе тех съемок я поняла по Ване, что он человек очень тонкий, большое внимание уделяет деталям. И это такая большая ценность, когда человек может работать и с твоим гримом, и с твоим костюмом, и непосредственно с твоей ролью, он может с тобой потрясающе анализировать абсолютно всё. Такие фильмы, как «Сёстры», необходимо снимать для того, чтобы люди просыпались, трезвели, возможно — не самым приятным образом, но смотрели на себя со стороны, задавали себе вопросы и работали со своей душой. Не хочу, чтобы это прозвучало пафосно, но такие фильмы — это служение и режиссерское, и творческое, и актерское. И вообще, все люди, которые занимаются подобными проектами, выполняют самые глубинные, глобальные, сокровенные стороны своего предназначения. И особенно важно, когда это делает по-настоящему талантливый человек. Я никогда не смогу пройти мимо такого кино.

Вам лично когда-нибудь приходилось сталкиваться с проявлением психологического насилия?

Да, я сталкивалась с опытом психологического насилия, психологических манипуляций и в работе, и в жизни. Мне вообще кажется, что нет людей, которые с этим не сталкиваются, насилие всегда существует. Если ты уязвим, то встреча с абьюзом и манипуляциями может ввести тебя в ступор. Если ты не умеешь правильно выстраивать коммуникацию, то часто люди могут этим воспользоваться. Автор насилия, абьюзер, обесценивает какие-то вещи по отношению к человеку, на которого это нацелено. Например, он говорит: ты бездарна, ты ничего не можешь, ты плохо выглядишь. Я знаю, что подобное происходит и в театре, и на съемочной площадке, и на работе в офисе, в университете, в школе. Это всё про психологическое насилие, которое мы не должны недооценивать. Я часто сталкивалась с проявлениями агрессии в свою сторону, как и все мы. Единственное, чему я научилась, — выстраивать свои границы и, конечно же, замечать. Нельзя пропускать так называемые звоночки и оправдывать агрессора. Мой опыт научил меня сразу купировать эти проявления и обрывать контакт. Чтобы у людей не складывалось ощущение, что можно как-то нарушать целостность моего личного пространства. Для меня свобода — это главная ценность, и из этого я стараюсь выстраивать любую коммуникацию. Когда-то этот опыт меня очень расстраивал, я переживала, задавалась вопросами: как так можно, почему у людей такие жестокие проявления. Но я перестала задавать себе эти вопросы, как только перестала с этим сталкиваться, просто потому, что приняла для себя решение не встречаться с этим в принципе.

Со сложными моментами в жизни справляетесь обычно сами или прибегаете к помощи специалистов?

Зависит от ситуации. Иногда жизнь так странно выстраивается в какие-то обстоятельства вокруг тебя, что тебе самому интересно, куда тебя это приведет, чему научит. Бывает, тебя просто заклинивает, ты ходишь по кругу и не понимаешь, что происходит, — когда на душе неспокойно, когда ты не можешь себя принять, что-то разрешить себе, рефлексируешь, мучаешься от мыслей, что ты недостаточно хорошо что-то сделал или зашел в тупик во всех отношениях… В таких случаях я всегда обращаюсь к психотерапевту. Я вообще из тех людей, кто это очень приветствует, я нахожусь во внутренней работе. Люблю посещать разные тренинги, встречи, мероприятия, которые помогают людям соединиться со своими чувствами, учитывать чувства других людей, но не обуславливаться ими. Мне кажется, что мне это необходимо как артисту, как человеку, как женщине. В современном мире необходимо сохранить свою женскую красоту, мягкость, будучи при этом человеком, который много работает, будучи сильной женщиной. Находить вот этот баланс между тем, что у меня есть карьера, успех, определенные цели и задачи, много планов и желаний, но также у меня есть женское начало, которое я оберегаю и хочу, чтобы оно было наполнено красотой. Главное, чему меня учит и терапия, и жизнь, — что самое важное — это выстроить мир вокруг себя. Начни с четырех-пяти людей вокруг себя. Если ты с ними наладил мир, со своими главными людьми: родителями, мужем/женой/партнером, с детьми, с лучшим другом, а также с теми, кого ты просто видишь каждый день, и в первую очередь — с самим собой, вот тогда этот мир начнет существовать, тогда в нем будет красота, изобилие и никогда не будет места насилию.

Были на съемках «Сестер» сцены, которые давались сложнее прочих? 

Этот фильм — самый сложный в моей актерской карьере. Фильм, который я бы не смогла себе позволить сделать даже на миллиметр неточно или нечестно. Я понимала всю ответственность, понимала, что передо мной стоит очень непростая и художественная, и социальная задача. И я внутренне отдалась этому проекту на сто процентов, абсолютно изолировала себя от внешнего мира. Мы снимали очень быстро, каждый день, и я просто приняла для себя решение, что могу себе позволить побыть наедине с этой картиной, я даже ни с кем не виделась. Приезжала домой, восстанавливалась, на следующий день ехала на площадку. Мой партнер в этой картине — мой большой друг Никита Ефремов, с которым мне всегда интересно экспериментировать, наблюдать за ним. Я считаю его лучшим актером своего поколения, самым глубоким. Он никогда не боится рассказывать про разные темные и светлые стороны человеческой души. Он делает это настолько честно, настолько хорошо знает своих демонов, изучает их, работает над собой и не боится играть такие отрицательные роли. Это очень здорово, на мой взгляд, это его большая актерская победа. Мы с Никитой знакомы больше десяти лет, я еще даже актрисой не была, когда мы подружились. И я обладаю просто невероятным доверием к нему. Наверное, это единственный человек, с которым я могла пройти этот путь и рассказать такую историю. Это очень интимное доверие, оголение самых непростых чувств — когда речь идет о насилии. Когда ты в работе, в обсуждении сценария, надо делиться совершенно откровенными историями, совершенно откровенным опытом и мыслями на этот счет, надо быть очень честными. Вот Никита — единственный партнер, с которым бы я могла это сделать. Спасибо ему большое за это. Сцены иногда были настолько болезненными, что мы с режиссером, оператором и звукорежиссером просто закрывались в темном холодном павильоне — той самой квартире, где живет главная героиня со своим мужем и не может вырваться оттуда, и так работали. Могу сказать за себя: то, что я сделала, — это абсолютное обнажение, чувственное и эмоциональное, это роль-исповедь. Ты просто берешь свое разбитое сердце и вкладываешь его в искусство. 

В этой картине вы не только сыграли главную роль, но и стали ее креативным продюсером…

У меня довольно много друзей и знакомых в разных индустриях, я люблю общаться, люблю объединять творческих людей, и мне хотелось бы, чтобы о них знали больше. Когда на первой встрече с продюсерами и режиссером мы начали обсуждать проект, я сказала: «Ребят, мне давно было интересно попробовать продюсирование, и, судя по этому проекту и тому, как я собираюсь к нему подойти, мне будет интересно заниматься не только своей ролью, но и в принципе этим фильмом — и на этапе подготовки, и на этапе съемок, и на этапе продвижения. Я сделаю всё возможное, чтобы этот фильм увидело как можно больше людей, на эту тему очень важно разговаривать сегодня». Я предложила им себя на должность креативного продюсера, ребята посовещались и сказали, что хотят, чтобы я была женским голосом этого фильма, им это необходимо. Больше всего мне было бы обидно, если бы мы просто сняли фильм-дебют, который кто-то бы посмотрел на каком-то фестивале, он вышел в прокат — и всё. Нет, я хочу заниматься этим фильмом. Я хочу, чтобы русское авторское кино, снятое на такие непростые темы и в неожиданном жанре постхоррора, доходило до зрителя. Я очень благодарна, что имею возможность быть причастной ко всему этому. 

Недавно на more.tv вышел сериал «Надвое», в котором вы сыграли Иру, девушку импульсивную, бескомпромиссную, не терпящую полутонов. Есть ли в вашем характере что-то схожее с героиней или она — полная ваша противоположность? 

Какая-то часть меня, возможно, в ней присутствует. Я могу быть разной в кино. В жизни я много работаю, стараюсь свободное время проводить со своими близкими, потому что они дарят мне очень много любви и вдохновения, путешествовать, потому что это для любого художника необходимо, заниматься своим телом, спортом, своим сознанием, развиваться. Я уже, наверное, повзрослела и не являюсь такой импульсивной и бескомпромиссной. Во мне, конечно, существует озорная часть, дерзкая, дикая и некий огонек, который я могу проявлять и профессии, и в компании. Мне очень нравится, когда весело и интересно, когда люди живые и настоящие. От Иры у меня, наверное, есть ее честность — я не приемлю нечестности. Когда я в чем-то или ком-то чувствую фальшь, которая не соответствует моей внутренней правде, то сразу же это отрезаю. У меня обостренное чувство справедливости. В моем мире всё должно быть прямо и честно, как есть. Другое дело, что я, как Ира Старшенбаум, предполагаю, что люди очень сложно устроены, для кого-то «нет» значит «да», сегодня так, а завтра так, и я это принимаю, в этом тоже заключается красота человека. И чем старше я становлюсь, тем меньше осуждаю других. Сейчас я в себе открываю созерцателя. Я смотрю и думаю, что полутона делают людей сложнее и интереснее. Люди, которые меня окружают, художники, с которыми я работаю, — сложноустроенные люди, к которым можно находить подход, у которых есть своя правда, свои ответы. А бескомпромиссность и нетерпимость к полутонам, на мой взгляд, делает человека проще и поверхностнее.

Сейчас вы находитесь на съемках в Италии. 

Да, это британский международный проект обожаемого мною режиссера Майкла Уинтерботтома. Фильм называется «Земля обетованная», и речь в нем идет о возникновении государства Израиль в Палестине в 30-е годы. Это моя первая главная роль на английском языке, и эти съемки дают мне очень многое: опыт, интересные знакомства, возможность попробовать и узнать себя с совершенно другой стороны. Со мной снимаются замечательные партнеры: Дуглас Бут и Гарри Меллинг — очень талантливые актеры, очень наполненные. У нас интернациональная площадка: итальянцы, британцы, французы, израильтяне. Все общаются, объединяются, и я безумно этим горжусь, потому что искусство всегда должно объединять и кинематографистов, и художников по всему миру, да и просто людей. Искусство должно существовать, невзирая ни на что. Майкл Уинтерботтом — совершенно потрясающий артист и режиссер, главные роли в его фильмах исполняли Кейт Уинслет, Анджелина Джоли, Кейт Бекинсейл, Рэйчел Вайс, Ширли Хендерсон, Саманта Мортон… Поначалу мне было очень страшно, на этапе подготовки я переживала, хотела оправдать его надежды. Но как только мы начали работать, я поняла, что это человек с невероятной интуицией и, если он тебя выбрал, значит, уверен в тебе, значит, ты изначально подходишь под его замысел. Вот сейчас многие говорят, что с русскими никто не захочет работать, а у него нет границ, он видит в каждом интересную и необыкновенную личность, самобытность и работает только с этим. Он посмотрел фильм «Лето», в котором я снималась, его продюсер написал мне письмо, попросил прислать ссылку на какой-нибудь из новых фильмов. У меня тогда выходил фильм «Общага», и я прислала его. Потом мы беседовали в zoom, и Майкл сказал: «Ирина, я хочу предложить вам вот такой сценарий». Я его прочитала, он мне безумно понравился. Это самый необычный сценарий в моей жизни! Самый интересный и сложно устроенный, с огромным количеством событий и линий. Для этого фильма я учила иврит, потому что у меня много сцен на этом языке. Я очень благодарна Вселенной за этот невероятный опыт, когда ты можешь прилететь в Италию и изменить свою жизнь на какое-то количество времени, познакомиться с потрясающими художниками, провести время, объединиться и почувствовать, что искусство нас всё еще связывает. А потом вернуться домой, в мою любимую Москву, в Петербург и, соскучившись, взяться за какое-то новое дело.

.