Маргарита Аброськина: «В жизни нет пьедестала»

В детстве Маргарита Аброськина потратила немало времени на поиски своего предназначения: занималась гимнастикой, затем балетом. Но только поступив в театральный вуз, поняла, что наконец нашла свое место. Рита снялась в нескольких успешных сериалах — «Толя­робот», «Регби», «Настя, соберись!», а недавно состоялась премьера летней комедии «Приплыли!», где актриса сыграла главную роль.

Фотограф: Денис Горышев

В прокат вышла комедия «Приплыли!», в синопсисе рядом с «комедией» идет слово «дерзкая». Расскажи, пожалуйста, что это за жанр такой, что ждет зрителей?

Это яркая, летняя комедия положений, где много солнца, музыки и свободы. Но стоит иметь в виду, что события принимают неожиданный поворот, из-за которого и стоит ограничение 18+.

Какая она — твоя героиня?

Это девушка, которая пытается убежать от своих демонов: безбашенная юность под русский рок, сигареты, виски, чуть позже — тусовки на Ибице и т.д. Но про всё это хочется забыть (и главное, чтобы про это никто не знал), а транслировать только духовность, поиск и познание себя, радость жизни и всякие модные ретриты, аскезы... Правда, когда у таких девушек срывает голову, они могут переплюнуть даже самых стойких мужчин.

На что ты обращаешь внимание в первую очередь, когда читаешь сценарий?

На диалоги. Почти сразу понятно, говорят ли по-живому герои или это придуманные сценаристом фразы. Конечно, обращаю внимание на героиню. Я уже читаю так, будто это я. И в голове проигрываю каждую сцену. Всё просто: либо интересно, либо нет.

Какие проекты на данный момент говорят о тебе наиболее ярко как об актрисе, на твой взгляд?

Можно сказать, что все, начиная с сериала «Толя-робот». Я думаю, обо мне как об актрисе можно сложить впечатление, видя развитие и изменения от одного проекта к другому.

А что для тебя основное мерило успешности? К чему стремишься на данный момент?

В январе меня утвердили в международный проект на главную роль. Но сейчас съемки невозможны по понятным причинам. И приходится менять вектор своих стремлений. Хотя я всегда хотела быть лучшей актрисой страны. (Улыбается.) Так что цель остается той же.

Ты спокойно смотришь на себя на экране? 

Я обожаю смотреть на свои работы. Это же так здорово. Ты помнишь всё, что было на съемках, свои мысли в голове во время каждой сцены. И видя результат, я с экрана должна сама себя убедить. Я самый жесткий зритель. Но при этом могу себе сказать «это получилось» — и выдохнуть. Или понять, над чем нужно работать. Мне важно, чтобы мои фильмы или сериалы увидели близкие мне люди. Вся моя семья всегда смотрит, поддерживает, друзья честно говорят о своих впечатлениях. Очень приятно, когда коллеги и режиссеры других проектов высказывают свое мнение о моих работах.

А на премьеры кого зовешь с собой в первую очередь?

Всегда зову двух подруг — Настю Самоделкину и Настю Уколову. С ними ничего не страшно. (Улыбается.)

Скажи, никогда не возникало мыслей вроде «а что было бы, если бы я не ушла из художественной гимнастики»? Вообще, сожалеть о сделанном или, наоборот, несделанном — твоя тема? 

Никогда ни о чем не сожалею. Даже если знаю, что в какой-то момент могла поступить неправильно, постараюсь это исправить, а если не получится, значит, так было нужно. Если бы я не ушла из гимнастики, всё равно стала бы актрисой!

Рита, а расскажи поподробнее о периоде гимнастики. 

На гимнастику я пошла в 3 года, поначалу это был просто детский кружок. Мне нравилось. И когда у меня стало получаться, тренер предложил перевести меня в профессиональный спорт. Я училась в Школе Ирины Винер, а она довольно жесткий тренер: либо ты лучшая, либо никто. Именно поэтому ее девочки добиваются таких высоких результатов. Но вот в чем дело: в спорте эти установки работают, а в жизни — нет. В жизни нет пьедестала. Есть путь, и для каждого человека он индивидуальный, неповторимый.

А как в твоей жизни появился балет? 

Я пошла в балет после гимнастики. Опять же, нужно выбирать всегда лучшее, поэтому была альтернатива: либо академия при Большом театре — одна из лучших в мире, либо... вообще не идти. Но если честно, про балет я не люблю много говорить. Я сильно поменялась за пять лет обучения — наверное, именно академия во многом сделала меня тем человеком, каким я являюсь сейчас, но сама профессия мне оказалась не близка.

Почему? В какой момент ты призналась себе, что это не твое? Родители поддерживали тебя в поисках предназначения?

Трудно признаться, это же похоже на поражение. Меня спас мой рост. В 14 лет я резко выросла, и это стало предлогом, чтобы уйти, так как в балете девочки невысокие. Родители всегда поддерживали меня, да. Мы долго искали, где бы я могла заниматься в таком же режиме (привыкла уже к нему), но заниматься тем, что мне действительно нравится.

И вот наконец театральный вуз. Почему Щепка? 

Я поступила в Щепку на бесплатное и в Щуку на платное. Естественно, выбрала Щепку. (Улыбается.)

Уже когда училась там, не появлялось мыслей, что и это не твое и надо продолжать поиски?

Мыслей таких не было, наоборот, там начал развиваться эгоцентризм: я считала, что меня должны взять во все театры, на все главные роли и ни один фильм без меня не может быть снят. (Улыбается.) Слава богу, эти мысли быстро разбились о реальность.

И как сейчас ты относишься к конкуренции? Как бы ты отреагировала, если бы роль отдали кому-то из твоих близких подруг?

Я о конкуренции не думаю. Думаю о том, чтобы прийти на пробы и показать, что я могу. А ситуаций таких не было — с подругами. Был момент в театре: я репетировала главную роль у Валерия Фокина в спектакле, но потом у меня начались съемки, причем так плотно, что с роли меня сняли и отдали ее подруге. В театре все удивлялись, что мы продолжили дружить. А для меня это естественно, никто никому дорогу не переходил, и сожалений по этому поводу у меня не было.

Ты говоришь про репетиции в Александринском театре. А как ты, москвичка, оказалась в питерском театре?

Назовем это поиском себя. Мне нужно было стать взрослой, уехать из родительского дома и научиться самостоятельности. Я влюбилась в Питер, получила колоссальный опыт от работы с режиссерами. Я жила одна в другом городе, что тоже сильно повлияло на меня. И когда поняла, что могу идти дальше, я вернулась, но уже совсем другим человеком.

А сейчас хотела бы снова оказаться на театральной сцене?

Пока не знаю. Я нацелена на кино, поэтому заново начинать театральную карьеру не хочу. Если идти уже на определенную роль, то тут как с кино: предложение интересно — я согласна.

Видела, что из-за некоторых сходств во внешности тебя называют то российской Марго Робби, то Карой Делевинь. Еще не надоело? 

По-моему, это очень красивые девушки, яркие личности, сильные актрисы, поэтому нет, мне не надоело. (Улыбается.)

Рита, после выхода сериала «Регби» вы с Олегом Гаасом часто появлялись вместе на мероприятиях. В комментах в соцсетях спрашивали, пара ли вы, или же писали, что вы бы были красивой парой. Как ты относишься к таким моментам? 

Эти вопросы очень милые, и рассуждения о нас — тоже. Ничего плохого мне не писали, поэтому как бы я отреагировала, например, на хейт, не могу сказать. Но надеюсь, что это пройдет мимо меня. 

на маргарите: Платье Anastasia Zadorina

А вообще, ты бы могла встречаться с артистом?

Для меня на первом месте не профессия, а человек. Почему бы и нет?

Чего не терпишь в людях? Есть что-то, чего бы ты не смогла простить?

Не терплю ненависть. Я до сих пор не научилась на нее реагировать. Мне всё еще кажется, что у каждого человека есть сердце, до которого можно добраться. Просто нужно много сил, чтобы снять эту броню из злобы и обиды. Но всё чаще я вижу, что ошибаюсь в своих суждениях, и это очень ранит.

У тебя есть места силы, где ты наполняешься и перезагружаешься? Куда ты едешь, когда тяжело на душе?

Еду куда угодно. Хоть 10 км от Москвы. Главное — поменять место.

На лето есть уже планы? 

Планируем снимать второй сезон сериала «Евгенич». Будут еще съемки, поэтому пока, кроме фестивалей в Ярославле и Нижнем Новгороде, никакие другие поездки не планировала.    

Фото: Денис Горышев. Продюсер: Екатерина Аутраш. Стиль: Арминэ Восканян. Макияж и прически: Никита Дубровский