Влад Соколовский: «Нужно перестраивать себя, а не пытаться изменить мир вокруг»

Музыкант, продюсер, актер — Влад Соколовский стремится к творческой универсальности и признаётся, что держать баланс в работе совсем не сложно, когда занимаешься любимым делом. Об этом он рассказал ОК! прямо с острова Бали, где сейчас отдыхает с семьей.

Бали — это место силы? 

Однозначно. Я здесь ловлю особые энергии — ключики к моему состоянию и настроению. И хотя путешествия — неотъемлемая часть моей жизни, я много где бывал, много ездил с гастролями, Бали стал первым местом, помимо Москвы, где я по-настоящему ощутил себя как дома. 

Как сын переживает первое путешествие?

Вроде хорошо. Я переживал, потому что у каждого ребенка есть индивидуальные моменты — ему мог не подойти жаркий климат субтропиков, например. Сейчас понятно, что всё классно, Дэвиду комфортно в тепле, на руках у мамы и папы, поэтому мы можем реализовать свой план и остаться тут подольше.

Мия уже успела познакомиться с младшим братом?

Да, и для меня это один из самых счастливых моментов жизни. Всё произошло так естественно и непринужденно! Наверное, кто-то к таким событиям долго готовится, ищет подходящий случай, подстраивает ситуации, а я теперь сторонник того, что всё идет своим чередом и происходит именно тогда, когда нужно. У Мийки абсолютно автоматически включилось сестринское ощущение, она даже произнесла: «Теперь я старшая сестра». Представляете, в четыре с половиной года ребенок осознанно об этом заявляет! Ее было не оторвать от Дэвида первые сутки, она заходила каждые три минуты в его комнату и проверяла, всё ли хорошо. Я буквально словил дзен, потому что дети по-разному выстроены, мы не знаем, как они проявляются в моменте, но у Мии была лучшая реакция, которую только можно представить. Она пару недель назад улетела отсюда вместе с мамой, но уже скоро вернется на Бали, и мы продолжим тусить вместе.

Кажется, что вы с Ритой, Ангелиной и Фёдором познали космический уровень гармонии в отношениях. Как удалось прийти к этому?

Работой каждого из нас над собой, исключительно так. Любые события, которые приводят к осознанности, показывают, что нужно перестраивать себя, а не пытаться изменить мир вокруг и искать проблемы во вне. Этот путь — проработка Риты, моя личная и наших партнеров. Бывает, что в новых взаимоотношениях люди не воспринимают бывших, ревнуют, но у нас всё происходило совершенно иначе. Мне очень повезло, как и Рите: каждый прожил свой опыт, чтобы прийти в ту точку, где находится сейчас. Оценивая ситуацию изнутри, могу сказать, что таких примеров мало, но они есть. В моей семье всё было именно так: у меня есть старшая сестра Дарина, у нас одна мама, но разные отцы. Так вышло, что папа Дарины — мой крестный, и я рос в большой семье, где меня все любили, где всех любил я. Классно, когда рядом много людей, которые одаряют тебя теплом. У нас какая-то подобная схема: я смотрю на дочку и понимаю, что она счастливый ребенок. Сейчас у Мии вдвое больше людей, которые готовы сделать для нее абсолютно всё. Главное, что нам удалось достичь экологичного взаимодействия, и она развивается, кайфует и не испытывает стресс.

Влад Соколовский с дочерью Мией

Вы стали продюсером LEE и выпустили вместе с Ангелиной уже два сингла. Насколько комфортно так тесно работать с близким человеком?

Я изучал, скажем так, системный подход, чтобы вставать в определенные роли с правильной позиции. У каждого в бизнесе есть место, и если мы общаемся как артист и продюсер, как ученик и наставник, то оба понимаем эти правила и заходим в них. Это очень важный момент, потому что иначе ломается весь рабочий процесс: люди ругаются, не воспринимают советы, смешивают рабочие и личные отношения, как бы забрасывают всё в один котел и в нем варятся, а потом не понимают, почему ничего не получается. Мы же с Ангелиной за год ни разу не схлестнулись в рабочем плане, потому что всегда включались в свои роли и подчеркивали, что я не отчитываю её, а даю исключительно профессиональные наставления. 

Планируются сейчас новые синглы? В целом, как на совместное творчество вдохновляет рождение ребенка?

Сильно вдохновляет, очень. (Улыбается.) На самом деле, выпуск песен и не прекращался. Мой крайний сингл вышел в апреле, несколько недель назад, вместе с грандиозным клипом — масштабной работой на тему киберпространства и цифрового будущего, а новый релиз Лины запустился в феврале — это очень классная песня «Бесконечность». В общем, мы радуем публику достаточно часто и обязательно продолжим летом.

Да, «Последний танец» — это вполне земная история о расставании, но при этом клип погружает в другую реальность и мир NFT. Что вдохновило на нее?

Мы отталкивались от эстетики. Я фанат ретровейва, обожаю киберпанк, мне нравится, как западные коллеги работают в этом жанре. Наслушавшись классики, оригиналов 70-х и 80-х, я понял, что надо срочно выводить это в свое творчество. Три сингла — «Закрыв глаза», «Холодная», «Последний танец» — выполнены в ретровейв-стиле. Помню, я приехал в студию, предложил парням варианты и спросил: «Какое у вас настроение?». Мы поняли, что у всех какое-то лиричное состояние, и решили поработать над ретровейвом через лирику.  Это не песня, написанная о конкретном событии в моей жизни, а собирательный образ: мы погрузились в определенную волну и погрузили эти ощущения в композицию. Через шесть часов я вышел из студии с уже готовым синглом.

Это быстро?

Крайне быстро, да. (Смеется.) Песню могут делать месяц, два, а мы сочинили текст и записали вокал всего за шесть часов. Я сел в машину, включил ее и ехал под дождем под наш новый трек.

Получается, с одной стороны — новый период, вдохновение и творческий всплеск, с другой — отмена релизов и участия в премиях из-за недавних событий. Вы сейчас стараетесь адаптировать контент под условия новых реалий?

Я всегда думаю, что пишу и что говорю, у меня мало компульсивных взрывов в социальных сетях. Вопрос не в аккуратности, не в спасении своей задницы, а в том, что люди ориентируются на геров, за которыми следят. Любые слова для кого-то могут быть смешными, для кого-то — убийственно обидными. Здесь очень важно понимать, какую миссию ты несешь. Моя — в положительном воздействии на аудиторию, которую я собираю благодаря музыке или лайфстайл-контенту. Он исключительно позитивный, домашний, настоящий. В соцсетях сейчас сложно — везде новости, ругань, и никто не может защитить или оградить от информации, которая поступает из всех щелей. Подобные события серьезно меняют людей, многие не выдерживают, эмоционально рушатся, а мне бы хотелось помогать им через творчество.

Вы совмещаете музыку, кино, продюсирование, семью. Как это удается?

Мне с детства родители говорили, что приходит время универсальных творческих людей. Раньше были ремесленники, которые посвящали жизнь одному делу, и до сих пор старая школа спорит с новой, что нужно получать необходимое образование и всю жизнь грызть одну профессию. Но время меняется, установки меняются. Современный артист должен и петь, и танцевать, и играть в кино — это такой ориентир на звезд мировой величины, которые выступают в мюзиклах, снимаются в фильмах, работают ведущими. И мне тоже всегда хотелось в разных направлениях развиваться. 

Влад Соколовский с Ангелиной

А куда больше тянет?

Сейчас я занимаюсь новым релизом, но финальный продукт — это вершина айсберга, которую видят люди. Для меня этот процесс более широкий, и я выступаю как продюсер и креатор: всё начинается с написания песни, композиторства, переходит в саунд-продакшен, далее идет съемка промо и клипа и многое другое. Раньше для того, чтобы реализовать хотя бы один из этих процессов, нужна была команда узконаправленных специалистов. Сегодня я делаю сингл, завтра работаю над проектом LEE, над ее новой песней или новым образом, а послезавтра еду на пробы. Иногда моя аудитория тоже удивляется: «Тут клип выпустил, тут кино вышло, тут продюсерский трек, как он всё успевает?». А я просто занимаюсь любимым делом, и это не каторжный труд. Конечно, я устаю, но мне в кайф жить и работать в таком темпе, потому что только любимое дело реализует на полную катушку и доставляет удовольствие. 

Текст: Елизавета Кузнецова