Елена Ильиных и Сергей Полунин: «Самое важное — любовь к человеку и вера в него, безусловная поддержка его пути»

Они такие разные, но избежать этого союза очевидно было нельзя. Это партнерство двух сильных и неординарных людей, способных на самые большие достижения и проекты. Олимпийская чемпионка в танцах на льду Елена Ильиных и звезда мирового балета Сергей Полунин — яркая и вместе с тем очень гармоничная пара. О скором пополнении в семье, воспитании сына Мира и счастье — в интервью ОK!

Фотограф: Данил Головкин На Елене: тренч Ruban, боди Wolford, часы Omega. На Сергее: джемпер, брюки — всё Viva Vox, рубашка burberry, часы Omega

Перед Новым годом у меня был эфир в инстаграме ОK! с астрологом на тему встречи 2022 года. Выяснилось, что этот год — год планеты счастья, и всё, что нужно для того, что наши мечты сбывались, — четко ответить себе на вопрос, что для меня счастье. Оказывается, это не такой уж легкий вопрос. Я сейчас много кому его задаю — и некоторые теряются. Что счастье для вас?

С.: Лена first.

Е.: Нет, ты. (Смеются.)

С.: Что для меня счастье... (Задумывается.) Первое, что приходит в голову, — конечно, любовь: любовь к Лене, любовь к сыну — любовь к моей семье. Когда у тебя растет ребенок, ты понимаешь, что и твоя любовь растет каждый день. Я смотрю на сына и чувствую, как люблю его каждый день всё больше и больше. И с Леной у нас так же. Для меня это счастье: любить, быть любимым и быть окруженным любовью. А второе, мне кажется, это тоже немаловажно для человека — то, чем он занимается по жизни, его миссия, исполнение того, что тебе предначертано судьбой. Вот эти две параллели — любовь и предназначение — одинаково важны. Но для полного счастья между ними должен быть баланс. 

Е.: Я так же хотела ответить. Хотя за три последних года я немножко перенасытила первую часть своей жизни, про которую говорил Серёжа. (Смеется.) Где-то на 90% я пока реализую свою семейную миссию, потому что я об этом больше всего переживала. И вот теперь, когда то самое женское счастье, о котором я мечтала, сбылось, мне слегка недостает самореализации. Потому что для абсолютного счастья нам действительно важно, чтобы были и любовь, и исполнение творческих идей и проектов.

На Сергее: джемпер, брюки — всё Viva Vox, рубашка Burberry, часы Omega

То есть к творческой составляющей вы планируете вернуться побыстрее, я правильно понимаю?

Е.: Да, максимально быстро... через один месяц после рождения малыша. Иногда мне кажется, что некоторые события в моей жизни случаются не вовремя, но каждый раз убеждаешься: всё к лучшему. В голове огромное количество разных идей: «Вот я бы могла в этом году и то и то реализовать», — но потом отпустила и перестала форсировать: всё в жизни делается в правильное время. Даже со второй беременностью — она случилась не совсем тогда, когда мы хотели... Во время пандемии мы почти полгода жили в Америке, наслаждались и наблюдали, как растет наш маленький сын, был перерыв в работе в связи с ковидом... И мы решили, что этим непростым временем, как раз не в ущерб творческим планам, нужно воспользоваться... В общем, мы сразу хотели второго ребенка. А получилось немного позже. Высшие силы распорядились иначе. А сейчас я снова убеждаюсь, что именно так и должно было быть, надо просто довериться судьбе, принимать с благодарностью и радоваться. Серёже в этом смысле, конечно, чуть легче... (Смеется.)

С.: Для мужчины эти события полегче, да. (Смеется.) Для Лены это не так просто. Три года, получается, практически она не имеет возможности выступать, танцевать, кататься на льду. Первая беременность у нас сложилась в идеальных условиях, потому что как раз наступило время ковида, у нас была возможность побыть вместе, узнать друг друга. До этого мы всё время были в разъездах и на тот момент не так давно познакомились, поэтому побыть вместе, стать настоящей семьей — это время было дано Богом. Сейчас тоже, мне кажется, очень хорошее время.

Е.: В промежутке между первой и второй беременностью всё же получилась насыщенная творческая жизнь — успела выступить и в «Ледниковом периоде», у Сергея станцевать в балете «Распутин» и поработать тренером в Академии Евгения Плющенко. Да, сейчас даже думаю, что с маленьким ребенком на руках — это была очень активная деятельность. А ведь еще важно сохранить этот самый баланс «семья – работа». Я работала с 6 утра до 12 ночи, приезжала домой за полночь. И в какой-то момент мы с Серёжей поняли, что, как бы сильно ни хотелось себя реализовывать, нельзя забывать про семью. Мне кажется, за то время я научилась равноценно распределять свою энергию. И сейчас я уже знаю, как буду грамотно выстраивать свой график после рождения второго малыша, чтобы меня и моей энергии хватало всем. (Улыбается.) Хочется не потерять этот баланс.

Если судить по вашему инстаграму, Мир растет не в «стерильных» условиях: он всегда и везде с вами.   

C.: Да, он много путешествует. И вообще, мне кажется, для развития ребенка не так важны садик и школа, как путешествия, попадание в другую культурную среду, разные языки, разные традиции — всё, что питает и расширяет мировоззрение. У Мира возможность путешествовать была уже с 2 месяцев: он бывал на разных морях, океанах, в разных странах. И ему это очень нравится, нравится с нами ездить, он загорается, когда садится в машину или в самолет. Абсолютный экстраверт — любит общение, любит людей, любит открывать для себя всё новое.

На Елене: платье Jil Sander (Boscooutlet), ботфорты Le Silla, часы Omega

Какая другая судьба могла быть у вашего сына с таким именем? Я хотела сначала сказать: он же у вас «человек мира», а потом вспомнила, как его зовут.   

Е.: Да, нам еще очень повезло с папой. Мы стремимся приехать на каждое выступление, у Мира есть возможность общаться с людьми, которые окружают Сергея. Приходить на репетиции, смотреть, наблюдать. Недавно мы были в Академии в Севастополе, у Сергея был спектакль, в котором участвовали очень талантливые дети, которые там учатся. Это очень важно для начального развития. У нас, кстати, уже случилось его первое появление на сцене. Я принесла Мирусика до завершения спектакля за кулисы. На сцене в этот момент вальс цветов, дети кланяются, и тут Серёжа мне говорит: «Мирусик убежал».  Смотрим — а он уже стоит на сцене позади всех. Так произошло его первое самостоятельное выступление. (Смеется.)

Кого вы ждете в этот раз? Это вообще важно? 

Е.: Снова ждем сына. В целом это не так важно, но если кто-то сказал мне заранее, я бы не поверила. (Смеется.) В моей семье всегда были женщины — бабушка, мама, потом появились мой брат, Сергей, потом Мир... И я думала, что во вторую беременность надо бы компенсировать, но не получилось.

Вы окружаете себя мужской энергетикой.

Е.: Да вроде немало мужской энергии вокруг — и вот опять. (Смеется.) Но это здорово. Мне очень хочется девочку, правда хочется, но всё так, как должно быть. Наверное, мне нужна эта мужская энергия рядом. 

С.: Пока ребенок не появится, вообще сложно говорить, что это такое. Мы абсолютно не можем себе представить, что такое второй сын, но мы его очень ждем.

Имя уже придумали? 

С.: Есть пара имен, про которые мы думаем, пока еще окончательно не решили. Точно знаю, что, когда ребенок появляется и ты его видишь, нужно день-два с ним пообщаться, понять, почувствовать, что ему нравится. Так мы сделали с Миром — он очень хорошо отреагировал. Тут тоже, мне кажется, надо дождаться и увидеть ребенка.

Но это опять будет что-то необычное? Вы же не можете назвать ребенка…

Е.: ...Сашей! Как я хотела. (Смеется.) 

С.: Имя должно подходить. Просто у меня была уверенность про Мира, что это должно быть что-то короткое, сильное и неконкретное. Не хотелось конкретики. Мир — он такой, всеобщий, масштабный . Когда я искал имя, то думал, что где-то тут оно спрятано. Я смотрел на всё: океан, облака, молнии — и думал: «Где-то здесь прячется имя», — а потом понял, что смотрю на мир. Тут тоже хочется что-то необычное, оригинальное. Будет ли оно коротким или длинным... Но должно еще теперь сочетаться с Миром. Не может быть Мир, а потом...

Е.: Саша! (Смеется.)

Лена, я прочитала, что вы бы не очень хотели, чтобы сын пошел по вашим стопам. Почему?

Е.: В фигурное катание, вы имеете в виду? Я не то чтобы против, я просто смотрю на сильнейший пример папы и на то, что он сейчас делает с индустрией балета, как она развивается. Плюс, как девочка, я бы не хотела повторения своего спортивного пути, что ли... Не знаю, это сложно объяснить. Мне просто очень нравится направление, в котором сейчас работает Серёжа. Мне кажется, что это больше чем просто балет. У меня нет никаких категорических «нет», просто есть то, что больше нравится лично мне. Безусловно, нужно следить за развитием ребенка, что ему будет интересно. Сейчас мы неожиданно осознали, что, видимо, ему нравится хоккей. Он раньше всё время брал швабру и убирался. Я его спрашивала: «Ты что, уборщиком будешь?» А потом нашли на детской площадке клюшку, он начал бегать, забивать, и я поняла, что это же хоккей. Мы купили набор, теперь дома гоняем. В общем, может быть, это тоже будут коньки, но хоккейные.

На Сергее: кейп Viva Vox, рубашка Odor, брюки, туфли — всё Dior Men
На Елене: пальто Viva Vox, боди Wolford, туфли Sportmax, часы Omega. На Сергее: костюм, джемпер, ботинки — всё Dior Men

Я помню пост в инстаграме ко дню рождения Сергея, где Лена назвала вас «Вселенной». Быть «Вселенной» для своей семьи — это очень круто. Сергей, скажите, по вашему самоощущению, что-то изменилось в самореализации с тех пор, как вы обрели семейное счастье? 

С.: Первое ощущение было такое, что всё, что будет потом, — это уже экстра. Не то чтобы я как-то поменялся или возрос инстинкт самосохранения — наоборот, появилась сильная, позитивная энергия. Ты уже можешь быть доволен, что после тебя кто-то остается, кто может продолжать жить, продолжать творить. Потом были мысли всё бросить, что я просто счастлив жить для ребенка, быть рядом, учить его чему-то. Потом, глядя на него, понимаешь, что он самодостаточный человек, у него своя энергетика, свои мысли, и тебе не надо быть с ним каждую секунду. У меня отпало чувство, что теперь я должен закончить и не рисковать. Я понял, что он меня наталкивает на что-то новое, на продолжение чего-то. Также я понял, что  мысли передаются ребенку, то есть если ты хочешь, чтобы ребенок чего-то делал или ощущал себя каким-то образом, то должен сам так думать.

Как вы это поняли?

С.: Когда на что-то очень разозлился, внутри меня словно появился очень сильный огонь (хотя снаружи я был спокоен) — я увидел, как Мир тоже начал переживать. И я понял, что мы с ним чувствуем друг друга, срабатывает какая-то сильная внутренняя связь: что ты ощущаешь, то и он ощущает. Дети всё чувствуют.

«Воспитывайте не детей — воспитывайте себя». Мне кажется или вы тот самый пример, где люди гармонично дополняют друг друга? Наверное, Лена со своим спортивным характером всегда бьет в одну цель, знает слово «надо», а вот Серёжа вообще не будет делать, что ему не будет интересно. Так?

С.: Мы действительно разные, даже противоположны друг другу, но это и интересно. Я очень часто прислушиваюсь, что Лена говорит, она мыслит иначе, чем я, но я понимаю, что это работает. У нее очень хорошо структурирован мозг для бизнеса, она может абсолютно любую идею разложить по полочкам, чтобы та сразу всем стала понятной, — такой дар у нее. Я могу на 5–10 лет вперед увидеть, а какие шаги к этому приведут, объяснить это — мне сложно.

На Елене: платье Jil Sander (Boscooutlet), кейп Viva Vox

Мне кажется, мы сейчас открыли вашу (а может, даже универсальную) формулу семейного счастья: один предвидит, другой раскладывает по полочкам. 

Е.: Тут важно услышать и понять друг друга, потому что сначала мы говорили будто на разных языках. Мне кажется, для семейного счастья необязательно, чтобы один давал идеи, а другой структурировал, самое важное — любовь к человеку и вера в него, безусловная поддержка его пути, это и есть ключик. Иногда достаточно просто слова хорошего, чтобы человек понимал, что он не один в том, что он делает и что проживает: это может быть и профессия, и какой-то момент в жизни. Надо просто быть вместе.

Фото: Данил Головкин. Стиль: Ксения Доркина. Макияж и прически: Ольга Чарандаева. Ассистенты фотографа: Андрей Харыбин, Дмитрий Назаров/Bold Moscow. Ассистент стилиста: Александра Шуляк