Виктория Синицина и Никита Кацалапов: «Партнер — это 50% твоего успеха»

Олимпийские чемпионы (в команде), серебряные призеры Олимпиады в Пекине, чемпионы мира, двукратные чемпионы Европы в танцах на льду Виктория Синицина и Никита Кацалапов катаются вместе уже восемь лет. Это достаточно большой срок, чтобы успеть изучить друг друга, пережить триумфы и падения, чтобы продолжать идеально синхронизироваться на льду и в жизни.

Фотограф: Сергей Щелухин На Виктории: костюм Claudie Pierlot, тренч Persona by Marina Rinaldi, ботильоны Jimmy Choo, колье, браслет — всё Tiffany & Co. На Никите: пиджак The Kooples, свитер Pal Zileri, брюки Strellson, туфли Principe di Bologna

Поздравляю вас с победой! Отличный задел перед Олимпиадой!

В.: Спасибо за поздравления! Мы рады, что заключительный старт перед отъездом в Пекин мы провели хорошо!

Н.: Большое спасибо!

Вы сами довольны результатом? Пишут, что вы снова установили личный рекорд. Вам такие вещи важны? Или медаль важнее?

В.: Конечно, мы очень довольны! Думаю, медаль для нас важнее. Ну а личный рекорд — это большой и приятный бонус.

Н.: Да, мы очень довольны! Полностью солидарен с Викой!

Это правда, что у спортсменов есть позиция «Нет никакой другой медали, кроме золотой»?

Н.: Да, только так. Если ты пришел за золотой медалью, то ты и уйдешь с золотой. Это без подробностей про борьбу и субъективность судей. Желательно собрать золото со всех главных чемпионатов, чтобы почувствовать, что ты крутой. (Смеется.)

Есть люди, которые могут работать в команде, есть те, кто может работать в паре, кто-то может выступать только сольно. Когда этот момент определяется в фигурном катании? 

Н.: Этот вопрос решается у всех индивидуально, я могу рассказать о себе. Я начинал как одиночник. В какой-то момент, наверное, годам к тринадцати, я супер обленился, прям вот суперсильно и, как следствие, растерял всё: технику, форму. Поскольку родителей не пускали на тренировки — прям строжайше, нас почти никто строго не контролировал, мама со скалкой не стояла (смеется), у меня появилась какая-то свобода. Может, потому, что на тот момент не очень мне это нравилось — кататься.

Почему?

Точно не скажу. В футбол, видимо, больше хотелось погонять. (Улыбается.) В общем, разучился я прыгать. В итоге когда в конце сезона я должен был быть на пике формы, что-то показать, что за весь сезон наработал, оказалось, что там вообще показывать нечего. Поэтому не моим хотением было вставать в пару, так сложилось. И тем не менее я встал в пару с кайфом. У меня не было такого, что я девочку не хотел держать за руку, потому что у многих ребят даже в нашей группе сейчас есть такое — они стесняются. Может, девочка стесняется. Для меня это был новый опыт, и мне понравилось. Мама Лены Ильиных, моей бывшей партнерши, и моя мама пообщались и договорились — так для меня определилось, что я буду выступать в паре.

Вика, как определилась твоя судьба? 

У меня более-менее похожая ситуация: сначала я тренировалась в одиночном катании, но в какой-то момент у меня появился страх — я боялась прыгать. Один раз сильно упала, и всё. Плюс у меня довольно высокий рост для фигуристки-одиночницы — длинные ноги, мне было сложно группироваться. Тренер почти сразу отправила меня в пару, и мне понравилось кататься с мальчиком, понравилось, что мы общаемся. Одной мне было скучно всегда.

На Виктории: костюм Claudie Pierlot, тренч Persona by Marina Rinaldi, ботильоны Jimmy Choo, колье, браслет — всё Tiffany & Co. На Никите: пиджак The Kooples, Свитер Pal Zileri, Брюки Strellson, Туфли Principe di Bologna

Вы тренируетесь и выступаете вместе с 2014 года. Если говорить про партнерство, какие самые важные составляющие вы можете назвать? Вот что самое-самое главное для отношений в паре?

Н.: Терпение, наверное, самое главное. Могу сказать про себя, что я очень импульсивный — могу перегибать палку, а в партнерстве важно взаимопонимание. У меня немало времени ушло на то, чтобы научиться терпению. Физически я сильнее; если у меня на тренировке какой-то элемент получился сразу, я хочу, чтобы в этот же момент партнерша тоже сделала это движение, так же, с таким же напором. Умеет она его делать или пробует вообще с нуля — неважно. 

Терпение важно партнера или твое?

В.: Терпение обоих. (Улыбается.) Это первое и самое главное. И его — да, должно быть в два раза больше. Когда ты один, то можешь сам себя перенастроить, когда вы вдвоем — нужно уметь балансировать. Я бы еще добавила к словам Никиты, что важно уважение к партнеру. И умение идти на компромиссы.

Н.: И еще — взаимопонимание, потому что важно общаться открыто, нельзя быть «недрузьями». В моем понимании, в идеале не может быть так, что вы пришли на тренировку, поработали, вообще никаких эмоций друг на друга не потратили, разошлись и живете отдельно своей жизнью. И при этом я не говорю, что вы должны жить вместе или встречаться, но у вас обязаны быть дружеские, очень добрые взаимоотношения в паре. Иначе это недолгосрочные партнерские отношения. Вы должны всегда помогать другу другу так, словно твой партнер — член твоей семьи, родной человек, не иначе. Путь спортивный в любом случае очень заковыристый, тернистый, долгий, всё есть: и взлеты, и падения. Партнер — это 50% твоего успеха. 

Какая хорошая фраза! Вынесу ее в заголовок!

Н.: Кстати, когда мы ругаемся с Викой на тренировках, я так и говорю обычно: «Ты — 50% успеха».

На Виктории: пальто из меха лисы «Снежная Королева», туфли Principe di Bologna, браслеты Tiffany & Co.

А вы ругаетесь?

В.: Да всякое бывает!

Скажите, а с вами в какие-то моменты работают психологи? Или вы друг с другом разговариваете и они вам не нужны? Всегда же есть вопросы, когда нужно сесть за стол переговоров и высказать, чтобы это не копилось.

Н.: Мы высказываемся всегда по факту. Меня учит Вика, что надо сразу выговориться, но стараться не перебарщивать с эмоциями, как я. (Улыбается.) Я уже сказал, что могу сразу реагировать слегка импульсивно, и сгоряча иногда выливается то, что не должно. Но Вика меня уже выучила, она многое понимает. Я, правда, всегда извиняюсь. Наверное, уже тысячу раз извинялся. (Смеется.)

В одиночку человек понимает, что всё зависит только от него. В партнерстве всегда есть возможность опоры, так? Вы не роботы, у кого-то плохое настроение, самочувствие. Есть возможность немного дать слабину, когда вроде как ты имеешь право иногда расслабиться за счет того, что рядом сильное плечо?

В.: Давайте я расскажу. Был момент, когда у меня адски болел живот на соревнованиях, я не могла разогнуться. Но даже в этих обстоятельствах и в мыслях не было, что я могу хуже проехать, а Никита сделает скидку и дотащит. Такого нет вообще. Я в любом случае сделаю максимум того, что могу сейчас. Но при этом я знаю, что Никита всё чувствует, видит. И даже мне этого не покажет, но возьмет на себя всю силу и ответственность и за себя, и за меня и правда дотащит, если что. Я в этом уверена.

Н.: Если у кого-то что-то болит (после травмы, например), каждый из нас проявляет большую ответственность в этой ситуации. Но в какой-то момент — у нас так всегда — мы вроде начали аккуратно, но потом появляется спортивный азарт — и начинаем расходиться, заводимся и уже забываем, что было какое-то беспокойство. Даже если что-то случилось, ты всё равно хорошо катаешься, потому что это наша задача, наша работа. Пропустить тренировку можно, только если ты умер. (Смеется.) 

Понятно, что у спортсменов все силы уходят на достижение результата. А на хобби у вас время есть? Пойти вместе в караоке можете?

Н.: У нас всё очень просто: всё зависит от времени года. Если это лето или поздняя весна, то абсолютно спокойно можно куда-то выбраться. А уже с июля очень редко получается — постоянно тренировки. Какой-то праздник или днюха у кого-то из друзей — отдельный разговор. А вот чтобы специально собраться, чтобы друзей позвать... у нас это больше перешло на какие-то домашние посиделки с покером.

У вас есть друзья — я вас поздравляю!

(Смеются.) В.: У нас много друзей, но иногда в выходные ты настолько уставший, что хочешь просто побыть дома — спокойно прибраться, разгрузить голову, отдохнуть, сходить на массаж, в баню. Сделать релакс для своего организма и головы. Друзья вот иногда обижаются, что мы с ними редко видимся.

Н.: Всегда обижаются на самом деле, пишут сообщения, что почти нас не видят, мы вечно заняты.

В.: Иногда даже элементарно писать сообщения нет сил. Хочется просто лечь и отключиться.

А, например, потанцевать пойти в клуб, в караоке?

В.: Я ходила на танцы. Но опять же специально для тренировок. Например, я знала, что в этом году у нас блюз, и мне захотелось научиться чему-то женственному, сексуальному. Я слежу в инстаграме за танцорами, люблю наблюдать, как они двигаются, как развиваются. Увидела, что одна девочка, на которую я подписана, делает курс, сразу ей написала, заплатила и пошла на занятия. 

На Никите: свитер Sandro

А как вы выбираете музыку к программе? Рахманинов это будет или You Can Leave Your Hat On Джо Кокера? Если кому-то не нравится, что делать?

Н.: Это сложно очень. У нас были такие программы, когда принятие музыки или программы у нас с Викой приходило в тот момент, когда мы уже настолько накатали, что уже всё было легко и по кайфу. Уже серия Гран-при прошла, половина сезона, больше даже... Здесь важно слушать тренеров, хореографов, которые смотрят на всё то дело со стороны, потому что часто, если посмотреть фигуристов из стран, где фигурное катание не сильно развито, люди сами себе пытаются поставить программу, и это не всегда выглядит хорошо. Музыка не подходит, движения... Грубо говоря, чтобы Майкла Джексона ставить, нужно научиться так танцевать, чтобы эти движения как из пистолета, как у него, выстреливали. Или ты должен быть сам по себе такой харизматичный. Нужно слушать, что о твоей постановке говорят со стороны, потому что тебе она может казаться классной, а оценки будешь получать плохие, поскольку на самом деле не туда вообще.

В.: У нас еще субъективный вид спорта, нас судят девять судей. И каждого должно зацепить, каждому понравиться.

Отношения с тренером — это ведь тоже про партнерство. Когда вы стали тренироваться у Александра Жулина, как долго шли притирки? Может, до сих пор друг друга узнаёте?

Н.: Можно сказать, когда мы к нему попали, для нас было не самое лучшее время. Скорее всего, если бы он не взял нас, не знаю, что было бы. Но он нас взял, и, честно говоря, мы смотрели ему в рот, брали всё, что он нам говорит, старались прислушиваться ко всему. У нас не только Александр Вячеславович, там большая команда уже состоявшаяся была. Он достаточно неконфликтный человек: за четыре года, может, пару раз наорал как надо — и это были волшебные люли, мне очень понравилось. (Смеется.)

В.: Когда мы первый раз встретились, мне было очень страшно. (Улыбается.) Для меня новые люди... я очень осторожно к ним подхожу всегда. Но мне почти сразу стало легко общаться, и, как сказал Никита, мы смотрели ему в рот, старались взять максимум самое лучшее, что нужно. Сейчас мы настолько хорошо друг друга знаем, что уже с полувзгляда понимаем.

Н.: Он как наш третий партнер, только с авторитетом, потому что на льду нужна субординация, иначе всё это разрушается моментально.

Сегодня про выгорание говорит почти каждый современный человек — неважно, в какой области он трудится. «Выгорание на льду» — звучит как каламбур, но вы часто работаете на максимуме своих возможностей. Как спасаетесь? 

Н.: В тренировочные будни ты просто настраиваешься через не хочу. Если ты хочешь результат, то тебя ничего не остановит, ты просто должен, и всё. Еще и настроение должен себе поднять, чтобы не ездить с мордой кирпичом. Когда есть свободное время, для меня и большинства из моего окружения лучший рецепт — это баня. И физически, и энергетически, и психически. Главное — подольше, с хорошей компанией или одному.

На Виктории: платье Ra&lly. На Никите: костюм, рубашка — всё Windsor.

Вы знаете, чем поднять друг другу настроение?

Н.: Вика может мне привезти какую-нибудь вкусняшку. Я всегда ей жалуюсь, когда устал. А кому еще?! Каждый день ей жалуюсь. (Улыбается.)

Ей часто приходится играть роль мамы?

Вообще всегда. Она так мило может пошутить. Немного я поною, она меня утешит, и легче уже стало.

Вика, тебя часто сравнивают с Татьяной Навкой. Это, конечно, очень крутое сравнение, но насколько оно нравится тебе? 

Прежде всего Татьяна — великая спортсменка и, конечно, потрясающая, красивая женщина. Когда тебя сравнивают с такой женщиной, это, безусловно, приятно. Но всё равно я — это я. Я совершенно другой человек. Да, тоже занимаюсь фигурным катанием, занимаюсь у Александра Жулина, но это всё.
(Улыбается.)

А еще ты блондинка!

(Смеется.) Кстати, да, это иногда важно.

Фото: Сергей Щелухин. Стиль: Анастасия Фридман. Макияж и прически: Андрей Павлов, Алёна Акулинина / Британская сеть салонов красоты SACO

Благодарим Tiffany & Co. за помощь в создании материала. Все коллекции и новинки ювелирного бренда, а также идеи подарков «для него» и «для нее» представлены на сайте Tiffany.ru