Кирилл Туриченко: «Маска» дала мне свободу и возможность петь то, что я хочу»

Артист рассказал главному редактору ОК! Вадиму Вернику о череде неудач в карьере, работе в группе «Иванушки International», своем счастливом случае, судьбоносном знакомстве с Юсифом Эйвазовым, успехе в шоу «Маска» и большом сольном концерте в Crocus City Hall.

Фотограф: Дмитрий Цой; благодарим за помощь в организации и проведении интервью ресторан Peach (Москва, Большой Саввинский пер., 12, стр. 10 Г) Кирилл Туриченко

Кирилл, нашу беседу я хотел бы начать с того, что проект «Маска» на НТВ вывел тебя на совершенно другой уровень — и актерский, и вокальный, и, я думаю, даже психологически ты приобрел какие-то новые жизненные краски.

Абсолютно, Вадим! «Маска» перевернула мою московскую жизнь. Я очень благодарен Тимуру Вайнштейну (генеральный продюсер телеканала НТВ — прим. ред.) за приглашение в этот проект. «Маска» в чём-то даже вернула на круги своя, потому что я 12 лет играл в Театре Музыкальной комедии в Одессе в мюзиклах. В 2003 году был признан одним из лучших актеров Украины. Я тогда витал в облаках, был молод и не понимал всего этого, но успех был очень большой. Тогда меня пригласили на Чеховский фестиваль (Международный театральный фестиваль им. А.П. Чехова — прим. ред.) в Москву. Я жил в гостинице «Россия» — для меня это было, как в космос слетать. (Улыбается.) Я ходил на лучшие театральные постановки. Обедал с фантастическими актерами во дворике мэрии, еще когда был Лужков. Я это к чему… Я очень долгое время играл в театре и не хотел бросать, но, к сожалению, вынужденно уехал из родного города в Киев, чтобы работать, развиваться дальше. Потом попал в «Иванушки International», но даже после нескольких лет работы меня ни-как не хотели признавать участником группы. Все говорили: «Ну, третий и третий, голоса нет, фонограмма. Еще, наверное, и пьющий».

А почему пьющий?

Потому что складывалось такое впечатление об «Иванушках». Когда я попал в коллектив, то пытался играть, петь, но этого ничего не было видно... Затем появилось предложение от проекта «Маска», еще в первом сезоне, но я туда не попал, поскольку у нас было много концертов, мне пришлось отказаться от участия в шоу. Потом долго об этом жалел, когда смотрел выпуски в эфире… Но, как говорится, всё равно в итоге «в нужное время в нужном месте оказался». Я очень рад, что попал именно во второй сезон, я очень рад, что был с таким составом участников! Ведь иначе не было бы у меня такого друга, как Юсиф Эйвазов, сегодня. Не было бы продолжения этой сказки под названием «Маска» лично для меня.

Кирилл Туриченко и Вадим Верник

Этот проект действительно перевернул всё вокруг и дал тебе шанс вновь ярко проявить себя как актера и как певца.

Помню, как долгое время ходил, стучался во все двери, просился на разные кастинги, в шоу. Думал, что «Иванушки» дадут мне хороший толчок. Но в итоге оказался «просто третьим», меня перестали замечать как творческую личность. Конечно, я очень сильно переживал по этому поводу, но искал любую возможность вырваться из этого замкнутого круговорота. У меня ничего не получалось много лет. Когда случилась «Маска», как ты, Вадим, правильно отметил, она даже психологически всё поменяла в моей жизни. В ту сторону, о которой я даже и не мечтал. В «Маске» меня признали именно с тем репертуаром, именно с той музыкой, которую я хотел петь всегда. Раньше мне казалось, что это никому не нужно. Мне всегда говорили: «Это никто не будет слушать, это не для корпоративов, это скучно». Зато когда я спел на «Маске» Adagio, выступление произвело настоящую революцию! Я и не думал, что будет такой эффект — просто спел то, что мне вокально нравится.

У тебя есть академическое образование? Ты консерваторию оканчивал?

Нет, не оканчивал. Я лишь проучился три курса в консерватории в Одессе.

А почему?

Потому что играл в театре и сделал тогда выбор в пользу работы. 

Это был музыкальный театр?

Да, конечно.

А изначально ты какую хотел для себя карьеру: классическую, театральную — о чём ты мечтал?

Скажу так, когда я учился в университете, все мои преподаватели говорили мне, чтобы я ни в коем случае не уходил из мюзиклов, потому что я в них уже на тот момент активно играл…

Кирилл Туриченко

Вадим Верник

В каком университете?

Я учился в музыкально-педагогическом университете по классу фортепиано и академического вокала. Когда учился, участвовал в фестивалях по классическому вокалу. Преподаватели меня очень просили, чтобы я не уходил в попсу, но я не смог. Если говорить честно, я бы просто не выжил. Я из самой обычной семьи, у меня не было возможности жить даже на те деньги, которые я получал в театре — 20 долларов. Этого было очень мало для того, чтобы существовать. Мне приходилось работать в ночных клубах, исполнять поп-музыку. Конечно, если бы была возможность, я бы, вероятно, сделал всё по-другому. Но я ни о чём не жалею, правда. Мои молитвы со временем были услышаны — я понял это, когда встретил на своем пути друга в лице Юсифа Эйвазова. Когда мы с ним подружились, я сказал: «Знаешь, ты воплотил не только мои мечты, но и мечты моих преподавателей, которые хотели, чтобы я правильно пел». Они учили меня вокалу, они знали, какой у меня голос, какие вокальные возможности. И вот я встретил Юсифа, сейчас мы с ним готовим большой концерт — это то, к чему я стремился, но не думал, что мне в жизни выпадет такой счастливый шанс — петь классическую музыку и, тем более, делать это перед широкой аудиторией.

Когда будет концерт?

28 марта в Crocus City Hall. И билетов уже нет.

Они мгновенно были раскуплены.

Абсолютно. Мы не давали никакой рекламы, только у себя на страницах в инстаграме.

Юсиф со своим академическим образованием, слухом в тебе увидел большой потенциал?

Расскажу интересную историю. На проекте мы всегда были в масках…

В смысле, вы действительно не видели друг друга и не пересекались за кулисами?

Да, мы все отдельно работали. И один раз я прихожу на очередную репетицию, где мне говорят, что у меня появился поклонник на проекте…

… но не говорят кто.

Я спросил. А мне в ответ: «Лама». 

А вы, получается, знали друг друга только по маскам?

Да. У меня до сих пор в телефоне записано «Юсиф Лама», а я у него — «Кирилл Носорожка». (Смеется.) Я говорю: «Передайте привет ламе». 

Кирилл Туриченко и Вадим Верник

И вы продолжили передавать друг другу приветы на проекте?

Именно так, и однажды он передал, что ему очень понравилось мое исполнение, что он считает меня интересным и честным вокалистом и хотел бы познакомиться со мной после проекта. Я ответил, что под маской Ламы скрывается профессиональный певец — это совершенно очевидно — и мне тоже было бы приятно пообщаться с ним! Наш первый разговор состоялся, когда нас обоих поставили в номинацию. И по итогам голосования мне пришлось покидать «Маску».  Помню, мы тогда обнялись, и он произнес: «Должен был уйти я, а не ты». Я говорю: «Перестань. Всё так, как и должно быть». Опять же, напоминаю, мы друг друга не знали. И только после того, как я снял маску в эфире, представился Юсифу: «Очень приятно, Кирилл». А он: «Да ладно, что ты начинаешь так официально, мы же давно друг друга знаем». И тогда я ему сказал: «Юсиф, мне с тобой было легче общаться, когда ты был Ламой».

Прекрасная история. Очень честная и чистая. Я вижу глаза Юсифа, который получал удовольствие сначала от твоего голоса, а потом от общения с тобой. И всё же вернемся чуть-чуть назад. Зачем ты пошел в «Иванушки»? За хорошей жизнью, за признанием? Я тоже помню свои ощущения: ну, появился еще один парень — а кто, неважно — на твоем месте мог быть любой.

Да, я понимаю. Люди так и воспринимали. 

Есть уже два хэдлайнера в этой истории…

Я абсолютно согласен.

А ты какой-то неприкаянный был. Вы вроде втроем, а всё внимание на Кирилла и Андрея.

Всё так. Я всегда в тени оставался в группе, да и по сей день остаюсь. Я никогда не смог бы перебить популярность ни Сорина, ни Яковлева… Совру, если скажу, что у меня не было выбора — выбор был, именно в тот год и тот момент. Я мог уехать во Францию, потому что меня пригласили играть в мюзикле «Три мушкетера», а затем — на французский «Голос». Это был 2013 год. Но я побоялся ехать во Францию, побоялся, что буду там совсем чужим.

И потеряешься окончательно. 

Да, мне не хотелось становиться обычным приезжим одесским мальчиком. А что касается «Иванушек», меня не звали в группу изначально. Игорь Матвиенко пригласил меня познакомиться. Я ехал в Москву и думал, что он мне предложит сольный проект, я был в полной уверенности. 

И оказался в состоянии полной растерянности. 

Абсолютно. Я об этом даже сказал ему открыто: «Вы знаете, я себя не вижу в группе. Я сам вырос на этой музыке, слушал ребят в юности. Как я буду с ними общаться, как будет строиться наше взаимодействие?». На что Матвиенко мне сказал: «Сейчас уходит человек, нам нужен профессионал на замену, который уже через три дня сможет выйти на сцену в «Ледовом» в Питере». 

Вот так, ничего себе!

«Давай попробуем, если тебе будет некомфортно, или вы не срастетесь — без проблем». А у меня с собой и вещей толком никаких не было, потому что я планировал через пару дней уже уехать обратно домой. А на деле попал в «Иванушки» и через три дня уже выступал в Питере. Я не знал, как мне двигаться на сцене, не знал никаких танцев, связок, смотрел в пол, была полная растерянность и непонимание, где я нахожусь. Надо отдать должное, Андрей и Кирилл мне очень сильно помогали и поддерживали. Через какое-то время я привык, но…

Червоточина была всегда…

Да. Я переживал по этому поводу. Мне, как человеку творческому, всегда хотелось проявить себя, но «Иванушки» — это определенные рамки их имиджа и жанра.

Кирилл Туриченко

При этом ты продолжаешь оставаться в «Иванушках», всё равно вы вместе.

Да. Я продолжаю работать, но у нас есть договоренность, и она была изначально, что можно участвовать в параллельных проектах, главное — согласовывать даты заранее, ребята всегда идут навстречу. В этом плане у нас абсолютно нормальные отношения, за что я благодарен и Игорю Игоревичу Матвиенко, и Андрею и Кириллу за понимание. Я поступаю так же по отношению к ним. 

Кирилл, а как ты дальше планируешь развиваться? Сейчас действительно такой момент некоего перепутья двух дорог, когда ты из одной истории вырос, а в другую врастаешь.

Вадим, конечно, я себе представляю, что могу вести это всё параллельно, но не исключаю момента, что ситуация может сильно поменяться. На сегодняшний день я всё успеваю, всё складывается. Об этом знают и ребята, и Матвиенко, и они собираются прийти на концерт и даже гордятся моими успехами. Мне вообще очень многие артисты звонили, поздравляли с успехом в шоу. Это было очень приятно. Честно скажу, сам не ожидал, что «Маска» настолько сможет перевернуть вообще всё, насколько она стала мощным проектом. Я во многих шоу участвовал, всегда пытался где-то пробиться, но такой резкий взлет случился именно тут. Я сейчас немного в растерянности и не могу предположить, как это всё вместе — «Иванушки», сольное творчество — сможет дальше существовать.

Мне кажется, Кирилл, это прекрасное время, когда ты находишься в предвкушении, ты не знаешь, как это будет, может, какие-то вещи не загадываешь.

Я вообще не загадываю. На сегодняшний день я очень рад, что делаю любимую музыку, которая совсем скоро прозвучит на наших с Юсифом концертах. Это будет именно то творчество, к которому я шел очень много лет, с которым меня не воспринимали, а сейчас появились тысячи, сотни тысяч подписчиков, поклонников, которые мне пишут: «Мы хотим слушать такую музыку».

«Такую» — это какую?

Которую я исполнял в «Маске»: это песня «Мой рай» МакSим, которую я перепел и снял видео на нее, сделал свое прочтение благодаря Руслану Квинте, замечательному аранжировщику и композитору, с которым я знаком еще по работе в Киеве. Мы создавали это по крупицам, нам хотелось взрыва. Как было с Adagio! Мы хотели этого в каждой песне, будь то «Небо — это я» Софии Ротару или «Беги по небу» Фадеева — мы везде делали «вау!». До мурашек! Когда мы всё это придумывали, я сам переживал сильные эмоции, у меня лились слезы в этой маске Носорога, никто этого не видел, но я через себя всё это пропускал. Я ничего не боялся в маске. Это был не я. Мне было всё равно, как я двигаюсь. Я пел именно то, что хочу и как хочу — потому что был в маске. Она давала мне такую возможность и свободу. 

Это тебя раскрепостило.

Да. Я понимал, что, даже если мой образ в этом проекте никому не понравится, я всё равно остаюсь честен перед собой и пою то, что по-настоящему хотел. Но волновался напрасно: мой телефон стал красным после «Маски», я понял, что действительно эта музыка нужна! Пусть это творчество не будет умещаться в рамки радийного формата, пусть у меня будут небольшие концерты, но у меня теперь есть свой зритель. И я благодарен этому!

Кирилл Туриченко

Здорово! Кирилл, а дуэтом с Юсифом вы будете что-то петь?

Эксклюзивно вам рассказываю: мы уже записали пять песен с Юсифом. Нам пишут многие композиторы, в том числе и Максим Фадеев, фантастический для меня музыкант, песни которого я исполняю практически на всех проектах! Сейчас он сделал для Юсифа две песни и, возможно, напишет еще и композицию для дуэта или сольную — для меня. Но над дуэтом работают еще и другие авторы. Мы хотим записать его и, дай бог, в январе презентовать. 

Кирилл, тогда до встречи на мартовском концерте!

Да, обязательно, это будет самый лучший концерт, я обещаю, Вадим! (Смеется.)

Благодарим за помощь в организации и проведении интервью ресторан Peach (Москва, Большой Саввинский переулок, 12, стр. 10 Г).