Asti: «Мы люди с сильными характерами, оба сами себя воспитали»

Солистка группы Artik&Asti и ее муж Стас поговорили с OK! о своей семейной жизни, доверии и традициях. «Мы готовим вместе. Это тоже уже стало традицией — к праздникам мы всегда готовимся вместе», — рассказывают супруги.

Сергей Щелухин На Ане: платье Kiri Brand. На Станиславе: жилет, брюки, рубашка — всё Kanzler

У Artik&Asti много красивых песен. «Миллениум» с их последнего одноименного альбома — посвящена Стасу — мужу Asti. Дима Лорен, написавший многие хиты группе, лишь один раз увидел ребят вместе и сочинил эту невероятную балладу. Да и все ранние песни Аня теперь исполняет с новым смыслом — такой светящейся, как сегодня, она не была давно… никогда. Любовь? Любовь. Любовь!

Полгода назад вы заявили о свадьбе — был очень красивый материал в журнале ОK!. Обычно, когда пары «выходят из тени», начинается: все же знают, какой кому нужен муж, какая кому жена.

А.: Да, да, да. Самое интересное, когда пишут в соцсетях: «Он тебе не подходит» или «О Боже, вы не подходите друг другу!», — ну окей, ребята, давайте что-нибудь другое придумаем, разведемся только ради вас. (Смеется.)

Для тебя хейт и комментарии «как надо» — дело уже достаточно привычное. Стас, а ты-то как?

А.: Стас, ты-то как? (Смеется.)

С.: Я вообще нормально.

А.: Как ты ее выдерживаешь? (Смеется.)

С.: Мне только неприятно, когда про Аню что-то плохое пишут. Но я стараюсь и не читать, зачем это надо? У меня закрытый инстаграм, мне не особо достается. Если человек какой-то сумасшедший пишет, как на это можно реагировать? Серьезно воспринимать, мне кажется, это нельзя ни в коем случае. 

А.: Иногда можно поржать. Были моменты — всё что угодно писали, но один тип выдал: «Ладно, у меня один вопрос: почему он без носков?» (смеется), — а Стас надевает под обувь следочки такие, он говорит: «Чего он придрался, я же в носках?» 

На Ане: платье Toptop, украшения Selfish Shop

Это зависть. Это всё реакция на прекрасные сториз, которые я наблюдаю сначала у тебя, потом у Стаса, как на гастролях в отеле каждого города тебя встречают роскошные букеты цветов и шары.

А.: Да, это было нереально круто. 

Так  бывает каждые гастроли теперь?

А.: Нет, это был долгий тур. Перед карантином мы уезжали, но Стас мог приезжать, так как это было не очень далеко, а тут он знал, что мне тяжело, все эти перелеты. Он у меня романтик, он любит удивлять и радовать меня. 

В прошлый раз мы это обсуждали, ты сказала, что никогда тебе мужчины не дарили цветов...

А.: Мне, в принципе, не только мужчины, вообще цветы не особо дарили. Я даже мечтать о таком не могла. Мне кажется, цветы — это самое простое, что можно сделать для девочки, чтобы она улыбнулась, порадовалась, почувствовала себя королевой. Настроение у любой девочки повышается сто процентов, когда ей дарят цветы, о самооценке я вообще молчу. Стас мне везде цветы нарывает, даже на Мальдивах.

С.: На Мальдивах, да. Причем там же ценник адский. Когда ты в Москве покупаешь 101 розу — это букетище солидный, а на Мальдивах 101 роза — это выглядит как роз 15, а стоит баксов 500–600. У них не растет ничего, надо привозить откуда-то.

А.: У них лепестки есть, а роз нет. Все же в лепестках купаются в джакузи, что-то рисуют — роз там нет, видимо, все на лепестки перевели. (Смеется.)

На Ане: тренч Toptop. На Станиславе: тренч Brier


Наверняка перевели на молодоженов. Скажите мне, кстати, первые годы  в отношениях — они же самые сложные считаются. Что должно быть между людьми, чтобы понять смысл фразы: «Убить хотелось, развестись — нет»?

А.: Мне кажется, мы и так можем через день друг друга убивать. (Смеется.)

С.: Нет, уже не так часто. Раз в неделю.

А.: Я что поняла, мы люди с сильными характерами, оба сами себя воспитали. Когда появляется другой человек, самое сложное —
сделать так, чтобы вы вместе принимали какие-то решения, потому что ты привык всё делать сам. Я давно научилась всё сама решать и делать. Стычки бывают на таких моментах — это из-за характера. Если ты хочешь жить с человеком бесхарактерным, то вы не будете ссориться, он будет закрывать ротик, прикрывать глазки и говорить: «Да, хорошо», — но это же не жизнь. В любом случае, должны быть какие-то острые углы, должны быть споры. Мы только недавно научились слушать и слышать друг друга, мы научились договариваться, что крайне важно и, мне кажется, бесценно, особенно между нами, между людьми очень темпераментными — это дико важно.

Договариваться по поводу чего?

С.: Всего.

Вот у вас сейчас ремонт. Кто на себя берет, например, вопрос по дизайну интерьеров?

С.: Мы разделили это с Аней. После разговора с дизайнером мы поругались в первые же 15 минут. Я понял, пусть Аня домом занимается, а на себя взял всё остальное.

А.: Он уже договаривается, решает все вопросы. А я на себя взяла всё творческое. Прекрасно. Мне кажется, это форма идеального ремонта.

А: Нас пугали, что ремонт до развода доведет. Хотя Стас прав, в первые 15 минут я тоже думала, что дойдет. Знаешь, как мы договорились? Я сказала: «Ты же понимаешь, что я женщина, которая создает для тебя уютное гнездышко. Мужчина должен построить дом, посадить дерево...» (и то, нельзя, чтобы кто-то сажал дерево, кроме меня). (Смеется.) Задача мужчины — это обеспечить. Если мужчина будет обустраивать дом, то зачем ему жена нужна?

На Ане: костюм Toptop. На Станиславе: рубашка Brier 

Согласна. Но если жена — артистка, с ненормированным графиком… к ней вообще на дорожке артисты целоваться подходят… Стас, я не помню, Макс Барских это был?

(Вместе.): Да! (Смеются.)

С.: Вот сама посмотри: у меня просто лицо такое, я ничего с этим не делаю, я просто смотрю на людей, скажем так, свысока и ничего с этим поделать не могу — это просто взгляд с детства такой. 

А.: Но как это поймали, мы умирали просто неделю.

С: Мне это прислал Саша T-killah, потому что мы в этот же вечер разговаривали с ним о Тик-Токе, молодежи и вообще, куда ведут все эти соцсети. Мы только это обсудили, а вечером он мне присылает: «Братан, смотри ты завирусился». Это очень смешно было. Мы долго смеялись все.

Но ты уже привык, что рядом известная, красивая, яркая и эффектная женщина.

С.: Уже попривык, да. Тут были тоже свои моменты, это не минусы, просто надо было привыкнуть.

А.: Так, что это у тебя за моменты были?

Ты не звонишь ей на гастроли, не спрашиваешь: «Концерт прошел, ты уже в номере?»

С.: Уже не звоню. Но раньше такое тоже было, конечно. Пару раз съездил на концерт и понял, как всё происходит. Там сценарий одинаковый. Здесь же просто вопрос доверия.

А.: Я просто никого, кроме своей команды, на концертах не вижу, и то только на саунд-чеке, потом я ухожу собираться на два-три часа, а потом уже на концерте, а после можем поужинать вместе. Потом я просто мертвая ложусь в кровать, моргнула — и уже утро. 

С.: Здесь же вопрос подстройки. У меня своя работа есть. В основном ребята сейчас работают в Москве, Питере и ближайших городах из-за продолжающихся ограничений, и это работа в выходные дни. В выходные дни я с Аней езжу, либо отвожу по Москве, либо летаю с ней иногда. 

А.: А в будние дни я стараюсь быть примерной женой: и готовлю, и прибираюсь. Даже несколько раз я ему на работу присылала обед, когда просыпала завтрак. (Смеется.) Он же рано уходит, а я просыпаюсь через пару часов после него. 

Вы недавно дали три концерта в «Крокус Сити Холле» — это был тот еще марафон. Я была не третьем — энергия и драйв невероятный. Не знаю, как ты это выдержала. Как ты восстанавливаешься?

А.: Честно? Тяжело. Мне с каждым годом всё тяжелее и тяжелее восстанавливаться, потому что раньше это была ванна, свечи, бокальчик вина, могла поплакать, потому что нужно эмоции куда-то девать, они же вроде и классные, но с усталостью вызывают такое стрессовое состояние — всё время хочется поплакать. Мы только вернулись из тура — в понедельник, а первый концерт в «Крокусе» был уже в пятницу — я вообще не успела отдохнуть, потому что было много дел. Это очень сказывается на здоровье: пока я не восстановлюсь, это не пройдет. Недавно после концерта, пока Стас не приехал, я просто легла на пол и не могла двигаться, я поплакала минут двадцать, меня немножко отпустило, и я пошла спать. 

Очень нервная профессия у твоей жены.

С.: Это да. 

А.: Она не столько нервная, сколько забирает силы. Меня еще очень наполняет, когда гости приходят — я насыщаюсь общением светлым, добрым, хорошим. И обожаю готовить. Вот что меня переключает. Когда я очень стрессую, мне надо приготовить или торт, или какой-то десерт. Когда готовлю, я не думаю ни о чем, это как способ медитации: ты максимально внедряешься в процесс, ты сосредоточена, тем самым от всего вокруг отвлекаешься. Мне очень это подходит.

А ты поешь, когда готовишь?

С.: Нет, она поет, когда работает.

А.: (Смеется.) Я пою, когда работаю, мне этого достаточно, более чем. 

Многие семейные пары, у которых мы брали интервью, говорят о том, что семья складывается тогда, когда у нее появляются традиции. Есть у вас уже какая-то традиция или вы еще к этому идете?

С.: Вот, кстати, мы готовим вместе. 

А.: Да, это тоже уже стало традицией — к праздникам мы всегда готовимся вместе. Мама меня приучала, что на все праздники мы должны вместе готовить, папа нам помогал, все собирались на кухне и что-то делали. Мне кажется, мы эту традицию сейчас продолжаем, потому что мы всегда готовимся к праздникам вместе.

С.: Еще мы закатываем! (Смеется.) 

Что?

А.: Мы делаем закрутки. Каждый год закатываем аджику. (Смеется.) Еще одна традиция, ну три раза это было, я что-то интересное придумываю на его день рождения всегда. Стас — человек скромный, не любит с размахом праздновать дни рождения, а я каждый раз пытаюсь придумать праздник, чтобы создать особенную атмосферу.

С.: А мне всегда сбежать хочется в этот момент.

Почему?

С.: Не знаю, мне некомфортно, когда много людей, много внимания ко мне.

А.: Он вообще в какой-то момент ушел спать, а я развлекала гостей до пяти утра.

Стас, это правда? 

С.: Я даже со своего мальчишника уехал через два часа — сказал парням, что всё, мне пора. (Смеется.) Это Аня зажигала с девчонками.

Аня, в прошлый раз ты мне говорила, что читаешь довольно много книг по психологии. Сколько новых книг появилось с момента свадьбы?

А.: Прочитанных? Прочитанных мало. Появилось штук двадцать новых, наверное, но прочитана только одна, а начала еще две читать, но они мне не всегда заходят. Мне нужно понимать, о чем я читаю, и успокаиваться. Я недавно хотела почитать что-то легкое — нашла эротический роман и прочитала ее за пять часов полета. (Хохочет.) 

С.: Книга с картинками была?

А.: Да какие там картинки. Я сейчас хочу прочитать книгу «Пять травм, которые мешают быть самим собой», мне очень хвалят эту книгу. Учитывая, что у нас обоих было непростое детство, много в нем было событий тяжелых для психики. А прочитала я книгу, которая называется «Магнит счастья: как привлечь в свою жизнь всё, что хочешь». Она про то, как правильно мечтать, как не нужно выпускать негативную энергию и тем самым притягивать всё плохое — а я такая. Если я бешусь, то это нескончаемо, и у меня день идет по одному месту. У меня будут проблемы, если я психую, если я с утра уже настроена не так. Вот эта книга именно про отношение к жизни, насколько оно важно. Надо желать, например, не от недостатка, а от изобилия. Почему я не выигрываю в лотерею? Надо исходить не из того, что у меня нет денег, мне нужны деньги — я выиграю, а нужно мечтать выиграть и знать, что у тебя есть деньги, что у тебя будут деньги просто потому, что они твои.

С.: Завтра идем покупать билетики.

А.: Нет, не хочу. Я не верю в это. Я не лотерейная. Лучше мы заработаем.

С.: Ну ладно.

А.: Еще я прочитала одну книгу про семейные взаимоотношения, но ничего нового из нее узнала, на практике мне из нее ничего не пригодится.

Значит, надо написать свою книгу. Как гиперактивный человек, скажи, тебе хватает поля для деятельности или хочется чего-то еще?

А.: Хочется. Всё время хочется. Когда мне девочка-астролог делала мою натальную карту, оказалось, что у меня очень много активных планет. Меня не хватает на всё, но я всё время хочу и хочу еще что-то. Я очень хочу запустить свой кулинарный влог. И хочу, чтобы мы открыли ресторан. У меня недавно не стало бабушки, я хотела в честь нее открыть ресторан с украинской кухней. То, что делала бабушка, — это было что-то невероятное. Мне кажется, людям, особенно живущим в Москве, не хватает тепла какого-то и того, чтобы прийти в ресторан, где они не в пафосе поедят, а почувствуют себя как дома, чтобы ощущение было теплое, нежное, классное. Вот такое бы хотелось. Естественно, все мои желания что? Правильно, связаны с едой. (Смеется.) 

На Ане: платье Kiri Brand. На Станиславе: жилет, брюки, рубашка — всё Kanzler

По тебе не скажешь.

А.: Готовить и есть — разные вещи. Я смотрю, когда едят то, что я приготовила, — мне приятно. Помощница моя недавно сказала прикольную фразу: «Если ты растерялся или тебе грустно, просто спроси у Ани рецепт». Я могу три часа рассказывать всё, что касается еды.

Стас, а на сколько ты поправился за время вашей совместной жизни?

С.: А я туда-сюда, то поправляюсь, то худею.

А.: Говори уже честно сейчас.

С.: У меня был такой момент, когда мы прилетели с Бали, там не особо поправляешься, есть там не особо хотелось, потому что жарко. Потом мы поехали по моей работе в Милан на несколько дней — там макарошки, потом вернулись домой и через несколько дней поехали в Париж тоже по работе — опять там не отказывали себе ни в чем. А потом мы полетели в Черкассы на родину к Ане. Там просто фаталити: из хаты в хату, и ты не можешь никому отказать.

А.: А вся моя семья его накормить хотела, мы же украинцы — хлебосольные.

С.: И вот тогда я поправился, мне кажется, килограммов на восемь за две недели. Я приехал домой и не мог застегнуть пуговицы на пиджаке. Сейчас такого не допускаю...

После этого вы купили карты в спортзал. Ходите?

А.: На самом деле я купила нам карты, всё организовала, прошло полгода из годового абонемента. В итоге я один раз сходила на проверку, муж два раза у меня сходил — не так давно это было, поэтому он красавчик.

С.: Но я сломал палец на ноге и ушел из большого спорта.

Это как случилось?

А.: Просто это человек, который в круглой комнате найдет угол. Он в любой номер заходит и сразу вписывается ногой куда-то. Это смешно ужасно. Даже у врача, когда приехали с ногой с этой, он случайно чуть принтер ему не снес. Я не знаю, как он делает это. (Смеется.)

Планируете куда-то поехать отдыхать? Насколько это возможно в данных обстоятельствах? 

А.: В Черкассы!  

Стас, в спорт придется вернуться.

С.: Куда ж нам без него. 

Семейная жизнь — это тоже спорт в каком-то смысле: каждый раз доказываешь, что именно ты номер один. Или нет?

А: И да, и нет. С одной стороны, есть мотивация всегда быть лучше, выше, сильнее... терпеливее, как в спорте. Но с другой — не хотелось бы семейную жизнь воспринимать как состязание.

С: Если это состязание, то только с самим собой. Но когда есть любовь — это главное, ничего другого не нужно...

А: Да, любовь. Согласна на все сто.

Фото: Сергей Щелухин. Стиль: Катя Кири. Макияж: Сердар Камбаров. Прически: Мариам Османова