Анна Котова-Дерябина: «Часто отказываюсь от ролей, которые уже миллион раз играла»

Накануне премьеры второго сезона сериала «Света с того света» на ТНТ актриса Анна Котова-Дерябина рассказала о том, как профессия помогает ей открывать не только новые горизонты, но и неожиданные грани в самой себе

Дарья Козырева На Анне: джемпер, шорты — всё Maje, кеды Mango, платок Claudie Pierlot

Сериал «Света с того света» — история о том, как после трагической случайности главная героиня в исполнении Марии Машковой оказалась прикованной к инвалидному креслу. Чтобы собрать деньги на операцию, которая поможет ей вновь встать на ноги, она решается на авантюру — притвориться экстрасенсом и проводить онлайн-консультации в сети... Рядом с ней всё это время находятся ее лучшие друзья — Паша и Ирка, которую сыграла известная актриса Анна Котова-Дерябина.

Аня, ты играешь безбашенную подружку главной героини — Ирку. В первом сезоне всё закончилось тем, что…

Иркин парень изменил ей со Светой, и у них в треугольнике наступил большой разлад. Ирка подставила Свету с деньгами, потому что хотела ее наказать за эту измену, и в итоге все остались обиженными друг на друга, хотя каждый по-своему был не прав. Вот такая жизненная ситуация получилась. 

Но в новом сезоне им удается все эти конфликты и обиды разрешить?

Да, дружба продолжается, никуда они друг от друга деться не могут. Вообще в новом сезоне Ирку ждет много приключений. Следуя модной тенденции посещать всякие курсы, она идет на курсы пикапа, чтобы научиться снимать нормальных мужиков. Не таких, как ее Пашка, а богатых, чтоб у нее всё было зашибись. Там ей дают разные задания, и она их самоотверженно и очень усердно выполняет, как настоящая отличница.

На Анне: платье Sandro, кеды Levi’s, носки adidas originals

А себя ты можешь назвать отличницей?

Скорее хорошисткой. Я очень старательный и ответственный человек, но мне может что-то быстро надоесть. Мне нужно сначала разобраться, понять, что и как, я ко всему подхожу более вдумчиво, не бросаюсь на амбразуру. Если в процессе какого-то дела я понимаю, что мне это вообще не надо, то я спокойно могу всё это прекратить, идти до конца наперекор себе я не буду. В школе, например, мне было вообще всё равно, какие оценки, и мама меня в этом поддерживала. Иногда бывало, что я сидела ночью с каким-то рефератом, а мама мне говорила: да успокойся, иди ложись спать уже. (Смеется.) То есть чувство ответственности во мне есть. Я скорее про хорошую девочку, а не про отличницу. Но с годами я уже лучше обдумываю все свои действия и стараюсь ничего лишнего для себя не делать. Но так было не всегда, это приходит с опытом. Лучше больше подумать и меньше сделать, но более продуктивно, чем хвататься за всё подряд. 

Оценки тебя не волновали, а чем ты горела в то время?

Мне нравилось творчество, я пела...

Занималась гимнастикой, насколько я знаю.

Вот это неправда! Не знаю, как мне вычленить из интернета эту информацию, которую кто-то когда-то где-то написал. 

Сейчас мы наконец расскажем всю правду.

Да, потому что это какая-то байка, которая со временем обрастает новыми подробностями. Спортом я не занималась, я пела в русском народном ансамбле. Мне очень нравилось выступать на сцене, ездить с концертами. На мероприятия, где мы выступали, нас с уроков отпускали пораньше, мы чувствовали себя принадлежащими к какому-то особому кругу. И это было увлечение, которое меня как-то двигало. И вот «додвинуло» до сегодняшнего дня — сижу здесь теперь с вами, даю интервью. Классно же! (Смеется.)

А почему с пением ты завязала и переключилась на актерскую деятельность?

Ансамбль был школьный, а школа закончилась — всё просто. Не было желания всё это продолжать.

В какой момент ты поняла, что хочешь быть актрисой?

Как-то всё сложилось само собой, судьба так повернулась. Одна моя знакомая училась на эстрадном факультете ГИТИСа, и через нее я узнала, что существует такой институт. Решила попробовать поступить в театральный: не получится — ну еще какую-нибудь профессию получу, не проблема. Подумывала о журналистике. И, кстати, потом, уже будучи актрисой, все-таки пошла на журналистские курсы.

Почему?

Был простой в работе, мало предложений. То есть сначала у меня был сериал «Любовь на районе», в котором я играла одну из главных ролей, а потом — ничего. И я решила пойти еще поучиться: ну а чего сидеть? Я стажировалась на одном телеканале в качестве корреспондента, и редактору даже нравилось, что удивительно. Но для себя я тогда поняла, что это все-таки не мое. А потом меня позвали в театр, и я с радостью побежала. (Улыбается.)

То есть до этого предложения из театров не было?

Не было. По окончании института я ходила по кастингам, ездила на «Мосфильм», распечатывала и раздавала свои фотографии, узнавала, как вообще всё это делается. Всё познавала опытным путем. Мне хотелось сниматься в кино, и для этого я что-то делала. Потом стали появляться небольшие роли, а первым полноценным проектом стала «Любовь на районе». И как раз режиссер первого сезона, Михаил Юрьевич Угаров, позвал меня в Театр.doc, худруком которого он был. Но сейчас у меня там остался всего один спектакль, в котором я играю раз в два месяца.

А хотелось бы больше?

На сегодняшний день — нет. Сейчас я немного отошла от театра, и обратно пока не тянет. Да и времени практически нет, я сосредоточена на кино...

…предложений в котором у тебя немало. Как принимаешь решение о съемках в том или ином проекте? Интуитивно или с кем-то советуешься?

Сейчас уже более осознанно, с пониманием того, куда я хочу двигаться. Часто отказываюсь от ролей, которые уже миллион раз играла, среди них яркие, местами эксцентричные комедийные персонажи, например. Хотя понимаю, почему меня на них зовут, понимаю, что могу это сделать, но мне самой уже неинтересно. За последний год у меня было много комедий, и в новом сезоне я бы хотела вновь обратиться к драме. И исходя из этого, я советуюсь с агентом и другими людьми, мнению которых я доверяю в плане профессии, фильтрую предложения. Хочется двигаться дальше, открывать новые горизонты. Я не плыву по течению, хотя можно и так — зарабатывать и вообще не париться. Я понимаю, что могу направить всё это в нужное для меня русло, и именно это сейчас и делаю.

На Анне: блузка Mango, брюки Levi’s, кеды Mango

Многие артисты соглашаются на разные предложения из-за гонорара или из-за боязни выпасть из обоймы.

У всех абсолютно индивидуальный подход, разные жизненные ситуации. Но также очень много зависит от твоего внутреннего состояния, от понимания того, как устроен мир. Кто-то сильно держится за работу и боится, что она от него ускользнет, — от меня мое не ускользнет. Я могу направить свою энергию в нужную сторону — и всё будет. Именно по такому пути мне нравится идти.

Еще пару лет назад при упоминании твоего имени многие представляли всех этих эксцентричных блондинок, а сейчас, после твоей блестящей работы в «Шторме», в «Верности», «Учителях», тебя воспринимают уже совсем иначе.

Я счастлива, что всё так происходит! Хочется двигаться именно в этом направлении. Сейчас у меня как раз такой классный возраст, когда ты еще молода, но уже имеешь определенный опыт. Актеру важно понимать, про что он играет. Про то, какую идею несет в себе проект, в котором он участвует. Если во время чтения сценария мне не нравится то, о чем там говорят, и то, под каким углом освещается та или иная тема, — я откажусь. Я хочу нести какое-то позитивное созидающее звено, а не просто играть, чтобы самой было интересно. Чтобы зритель, глядя на моих персонажей, что-то мог для себя понять и о чем-то задуматься. Это моя сверхзадача в профессии.

Какую из своих ролей ты сама считаешь наиболее значимой на сегодняшний день?

Лично для меня пока таким центровым и переломным моментом стала роль в сериале «Учителя». Это опыт, благодаря которому я изменила восприятие себя в индустрии: о, эта артистка еще и так может! Работа в этом проекте подняла меня дальше по лесенке. Я понимаю это в том числе по отзывам зрителей, которые получаю. И что важно, это драматическая история. Теперь я хочу по этому же пути перейти еще дальше, на следующую ступень. 

Знаковым режиссером в твоей карьере стал Хлебников — ты снялась у него в фильмах «Долгая счастливая жизнь», «Пока ночь не разлучит»…

...в «Аритмии», «Шторме» и в нескольких сериях «Озабоченных». Просто он меня звал, и я шла. (Улыбается.)

Уже без проб?

Практически. Хлебников из тех режиссеров, которые изначально знают, кого хотят видеть в той или иной роли. Большая половина работы с ним заканчивается на кастинге — на этапе отбора актеров он уже знает, что определенный артист может это сделать, а никто другой нет.

На Анне: платье Sandro, куртка Levi’s

Конфликтов никогда не было?

Нет, конечно. Боря — милейший и очень интеллигентный человек!

А ты со скандалом съемочную площадку когда-нибудь покидала?

Я вообще так делать не умею — и даже, наоборот, учусь. Потому что бывают ситуации, когда нужно отстоять свои интересы и свое видение. Но я предпочитаю делать это в диалоге, по мере возможности, в открытый конфликт стараюсь не вступать, это против моей природы. Но я всё запоминаю, долго хожу с этим и потом в самый неподходящий момент могу припомнить. (Смеется.) Я произвожу впечатление такой легкой блондинки, но это не так.

Вовсе нет!

Ну, значит, со временем всё стало про меня понятно. (Улыбается.) На самом деле я всегда всё вижу, всё секу. Но сейчас если что-то не нравится, стараюсь говорить сразу и открыто, по-честному. 

Ты замужем за Иваном Дерябиным, с которым вы вместе учились в институте…

Да, мы тринадцать лет вместе.

В семейных конфликтах тоже всё проговариваешь сразу или можешь позволить себе побыть немножко фурией?

Много чего себе позволяю, конечно, но стараюсь сдерживаться.

Обычно в парах один более вспыльчив, а другой сдержан. У вас как? Огонь ты или муж?

По ситуации. Но муж меня заземляет, конечно. Я могу покапризничать — какие-то такие типично женские штучки, которые проявляются дома в быту. Но посуду не бью и дверьми не хлопаю, такого не бывает.

То, что вы вместе с юности, многое говорит о тебе как о человеке. Ты, в принципе, всегда стабильна в своем выборе?

Да, я за стабильность и консерватизм. Мне приятнее и понятнее то, что я уже знаю, для меня важно иметь этот островок стабильности и уюта. Даже в каких-то актерских комнатах на съемках я обязательно ставлю свою чашку, чтобы мне было там комфортно. И в глобальных вопросах я за то, чтобы идти по дороге, которую выбрал. Так у меня и выходит. 

На Анне: платье Maje 


Во внешних проявлениях тоже? Ты так часто играла ярких девушек с декольте и в коротких юбках — в обычной жизни надеваешь подобное или тебе хватает этого на съемках?

Хватает! В жизни мне нравится что попроще. Был, конечно, период, когда я тоже ходила в коротких юбках, лет в двадцать, пока замуж не вышла. (Смеется.) 

Неужели муж повлиял?

Нет-нет, я сама к этому пришла. Уж после 30 в таких юбках, как я носила в 20, мне самой не очень комфортно. Хочется выглядеть более презентабельно. 

То есть муж тебе никогда не диктовал условия?

Нет, конечно. Да мне и не продиктуешь! (Смеется.) Я бы в таких отношениях не смогла находиться, я свободолюбивый человек.

Интересное сочетание — стабильность и свободолюбие. То есть должен быть какой-то якорь, чтобы слишком далеко не заплывать.

Да, хорошее сравнение с якорем! Ты вроде плаваешь по разным течениям, но якорь держит.

Перед съемкой мы обсуждали фастфуд. Все эти истории с ЗОЖ и ПП — это не про тебя?

Я очень пыталась такой быть. Что я только не перепробовала! Все диеты, разные виды питания, вегетарианство... Но меня просто не хватает надолго. Видимо, не могу я свое сознание так сильно перестроить и всё время возвращаюсь на круги своя. Сейчас просто стараюсь делать так, чтобы питание было максимально полезно для моего организма, даже не для фигуры. Иногда, конечно, хочется чего-нибудь вредного, и я иду и ем это. Ну не совсем же себя насиловать! Тема питания для меня вообще очень сложная.

На Анне: джемпер, шорты — всё Maje, кеды Mango, платок Claudie Pierlot

Почему?

Не знаю, может, это просто какой-то мой загон. Не могу похвастаться тем, что активно занимаюсь спортом. Я себя заставлю пробежаться, сходить на фитнес. Спорт есть, но очень дозированно. Во время подготовки к съемкам в фильме «Белый снег», про лыжниц, нас учили кататься на беговых лыжах, три месяца готовили. Я пришла в неплохую спортивную форму и подумала: ну точно, теперь буду всегда заниматься, потому что организм требует. И раз — началась пандемия, всех посадили на самоизоляцию. Я, конечно, пыталась что-то делать, но силы воли мне не хватило. (Улыбается.)

Получается, что ради какого-то дела ты выкладываешься полностью, а для себя лично стараешься в меньшей степени… 

Сейчас это как раз мой насущный вопрос: почему для самой себя мне так сложно что-то сделать? Это не очень правильно, мне кажется. Но я с этим разбираюсь. Да я вообще всё время с чем-нибудь разбираюсь. 

Сама с собой?

Да, и очень многое уже разобрала. Благодаря этому я двигаюсь вперед. Любовь к профессии и желание реализоваться в ней заставляет меня развиваться. Потому что есть вещи, без которых дальше в профессии не пойдешь, — умение общаться с людьми, выстраивать взаимоотношения, представлять себя. Для меня это было так сложно! Я училась всему этому. Если есть какие-то амбиции, это обязывает тебя личностно развиваться, иначе ты всё время будешь играть одних и тех же персонажей. Если ты хочешь играть разноплановых героев, тебе нужно понимать, что это за люди, как они думают, как живут. Ведь в кино всё это очень видно! Зритель считывает с актера не просто то, как он говорит, но и то, что за этим стоит. Иначе тебе просто не поверят. 

Ты по природе своей человек мыслящий и рефлексирующий. Многие актеры, особенно если у них происходит стремительный взлет, наоборот, начинают падать вниз…

Если резко и сразу в дамки — да, возможно. Это то еще испытание! 

У тебя же всё происходит постепенно.

И слава богу! Я раньше переживала, а потом подумала: если бы я так где-нибудь выстрелила, то могла бы и не сообразить. Неизвестно, как пошло бы дальше. А постепенное развитие — как раз мой путь, который мне абсолютно подходит.

Фото: Дарья Козырева. Стиль: Ирина Свистушкина. Макияж и прически: Мария Шишка. Благодарим Городскую ферму на ВДНХ за помощь в организаци и проведении съемки