Мэй Маск: «Илон испытывает невероятное давление, и мы стараемся его поддерживать». Эксклюзив ОК!

Мэй Маск, мама визионера и миллиардера Илона Маска, в свои 72 года — успешная супермодель. Более того, она долгие годы была практикующим нутрициологом с двумя учеными степенями. В интервью колумнисту ОK! Юлии Чарышевой-Лоло Мэй Маск, дала несколько советов о здоровом питании и поделилась своим мнением о том, как воспитать детей успешными людьми.

Мэй, как вы ощущаете себя сегодня, в 2021 году?

Вы знаете, на протяжении 45 лет я вела частную практику — консультировала по вопросам питания. Врачи отправляли своих пациентов ко мне, особенно тех, у кого был высокий холестерин, предиабет или хронические болезни пищеварительной системы. Я также читала лекции о питании и диетах, основанных на научном подходе, по всему миру. И я часто делилась рекомендациями о том, как открыть свою велнес-компанию, потому что я сама всегда работала только на себя. А потом, около пяти лет тому назад, я стала супермоделью, и это, конечно, невероятно. (Смеется.) Мне было 67 лет, когда я впервые прошлась по подиуму на неделе моды в Нью-Йорке, и сейчас у меня уже неплохо получается. В 2020 году вышла моя книга «Женщина, у которой есть план». Я очень счастлива и с оптимизмом смотрю в будущее.

Расскажите, как питается нутрициолог с двумя учеными степенями?

Я от рождения не самый худощавый человек, поэтому мне приходится ежедневно планировать приемы пищи по часам, чтобы не поправиться.

Вы действительно едите 6–8 раз в день?

Да. (Смеется.) Правда, иногда я могу пропустить парочку приемов или вместо полноценной еды могу съесть яблоко, йогурт или ломтик хлеба с арахисовым маслом. Я стараюсь, чтобы порции были маленькими, и ем, только если проголодалась.

Правильное питание работает эффективнее, чем лекарственные препараты?

Правильное питание лучше любых лекарств. Но, к сожалению, правильное питание не покрывается медицинской страховкой, в то время как лекарства —  неотъемлемая часть любого страхового плана. Именно поэтому врачи, как правило, очень неохотно направляют пациентов к нутрициологам. К счастью, мне повезло иметь дело с врачами, которых по-настоящему беспокоило здоровье их пациентов и которые понимали, что в случае повышенного холестерина или предиабета смена диеты будет эффективнее, чем лекарства и их побочные эффекты.

В 1969 году вы вошли в финал конкурса «Мисс Южная Африка». Вы всегда хотели стать моделью?

Я всегда была одержима своим образованием, именно поэтому я получила степень бакалавра в Преторийском университете в ЮАР, а для этого мне нужно было выучить язык африкаанс. Степень магистра получала уже в Университете Оранжевой провинции (ЮАР), после этого я стала очень бегло говорить на африкаанс. Работа моделью для меня всегда была чем-то опциональным, я даже никому никогда не рассказывала об этом. Иногда однокурсники могли принести журнал и увидеть мою фотографию в нем, всегда очень удивлялись этому. Моим приоритетом всегда была моя компания в области полезного питания и велнеса. После переезда в Канаду я продолжила иногда сниматься для журналов и по-прежнему никому не рассказывала о модельной работе, я даже и не планировала продолжать работать моделью после 40. Когда мне было 47, я переехала в США, где ко мне иногда подходили люди и говорили, что я очень красива. Меня это очень удивляло, потому что в ЮАР люди не говорят друг другу подобное. Когда моя дочь Тоска приехала ко мне в гости и стала свидетельницей одного из таких разговоров, она тоже удивилась, что красота имеет такое значение в Америке. Что забавно, если в Америке ты отвечаешь что-то вроде «ой, что вы, я совсем не так красива», это воспринимается как самоуничижение или сарказм. Мне пришлось с годами научиться просто благодарить за комплимент.

В случае с вашим сыном Илоном нет недостатка в новостных поводах, но о других ваших детях мы слышим не так часто. Расскажите, чем они заняты в настоящее время?

Моя дочь Тоска несколько лет назад основала кинокомпанию Passionflix, которая снимает только романтические фильмы по мотивам любовных бестселлеров. Сейчас она в Италии, где они снимают продолжение фильма «Инферно Габриэля». Она очень занята, но перед своим отъездом приготовила большой ужин для меня, своих детей и Илона с детьми. С сыном Кимбалом я вижусь достаточно часто, когда он приезжает в Лос-Анджелес или я приезжаю к ним в Боулдер (штат Колорадо). У него своя сеть ресторанов и компания The Kitchen Community, которая разбивает сады в школах. Это Рождество я, к счастью, смогла отметить со всеми своими тремя детьми и двенадцатью внуками.

Насколько активно вы принимаете участие в работе вашей дочери?

Во-первых, я всегда заранее читаю книги, по которым она снимает фильмы. И конечно, я всегда хожу на ее премьеры, иногда появляюсь в ее фильмах в качестве камео. Но из-за пандемии и ограничений неясно, смогу ли я прилететь к ней в Италию.

Вы — поклонница любовных романов?

Вы знаете, они спасли меня от депрессии, когда я была замужем. Я очень люблю их.

В своей книге Мэй Маск не только рассказывает историю своей богатой приключениями жизни, но и с удовольствием дает множество полезных советов о том, как сохранить здоровье и красоту, быть стильной и уверенной, оставаться хорошей матерью и при этом строить карьеру... «Важно всегда находить выход из чудовищных обстоятельств, в которых вы оказались, будь то личные или рабочие отношения. Это всегда страшно и неизвестно, что тебя ожидает по ту сторону этих отношений. Но если вы чувствуете, что по-настоящему несчастны, уходите! Я именно так и поступала. От этого моя жизнь всегда становилась лучше!» - говорит Мэй Маск

Почему вы решили переехать из Лос-Анджелеса в Нью-Йорк?

Я прожила в Нью-Йорке 13 лет, и затем я приехала сюда, чтобы помочь Тоске с ее близнецами. Она забеременела с помощью ЭКО, и рядом с ней не было мужчины, который мог бы помочь ей. Не то чтобы я думала, что мужчины — великие помощники (смеется), мне по крайней мере не удалось такого найти. Когда я была замужем, муж мог попросить приготовить ему ужин, несмотря на то что я буквально утром того же дня родила ребенка. (Смеется.) В общем, я приехала в Лос-Анджелес, чтобы помочь Тоске с малышами, и в какой-то момент она попросила меня не уезжать. Я продала свою квартиру в Нью-Йорке и купила дом в ЛА неподалеку от дома дочери, где прожила последние восемь лет. А сейчас она перевезла свою компанию в Атланту, так как там кинокомпании получают лучшие по сравнению с Калифорнией налоговые вычеты. К тому же ее сотрудники могут позволить себе купить там недвижимость, в то время как в Калифорнии мало кто может приобрести квартиру или дом, это слишком дорого. А после этого Илон переехал в Техас, а Кимбал — в Колорадо, и что мне здесь теперь делать? Я возвращаюсь в Нью-Йорк, где меня ждет работа, к тому же это ближе к Европе, что тоже чудесно.

Ваш сын — пионер в области технологий будущего. О чем вы говорите с ним как мама? И есть ли что-то, что он предпочитает не обсуждать?

Он по-прежнему мой сын. Когда мы собираемся все вместе, то обмениваемся новостями. Тоска рассказывает о своих фильмах, Кимбал — о своих ресторанах и садах, Илон — о своих планах, мы смеемся и получаем удовольствие. Конечно, он стал тем, кем он стал, постепенно, в разные годы своей жизни он создавал разные компании, и каждая из них непременно опережала свое время. Он очень много работает — и умеет развлекаться, мы много смеемся и шутим, когда удается побыть вместе. Я очень счастлива, что Илон достиг такого успеха, но в то же время мы все рады тому, что мы не на его месте. (Улыбается.) Он испытывает невероятное давление, и мы стараемся его поддерживать.

Все ваши дети успешны в своей области. У вас есть какой-то секрет воспитания?

Мои родители — канадцы, они были честными, трудолюбивыми и позитивными людьми. И они научили нас главному — независимости. Нас было пятеро детей в семье, мы сами ходили в школу, сами делали домашнее задание. Мы сами ходили в свои спортивные секции, на балет и на уроки музыки, и мы встречали своих родителей каждый день ровно в 18:00. У мамы была помощница по дому, но я даже не помню, чтобы я встречалась с ней. Она готовила для нас ужин, потому что мама работала до 18:00, но наши ланчи мы готовили себе всегда сами. Когда я сама стала мамой, я всегда работала из дома, потому что у меня была частная практика, к тому же я часто снималась для журналов, поэтому моим детям пришлось адаптироваться к этому режиму и помогать мне. Тоска отвечала на мои звонки с тех пор, как ей исполнилось 5 лет, Кимбал помогал мне готовить какие-то блюда, а Илон всегда помогал мне во всем, что касалось техники. Когда я работала в исследовательском департаменте Университета Торонто, получая свою вторую степень магистра по нутрициологии, мои дети могли бесплатно там учиться, если бы они выбрали медицинское образование. Но Кимбал принял решение заняться бизнесом, а Тоска поступила в Университет Британской Колумбии, чтобы изучать кино. Поэтому я им сказала, что они теперь сами по себе. Им пришлось самостоятельно составлять свои анкеты для поступления, самим оформлять кредиты на учебу, устраиваться на работу, получать стипендии. Илон сначала получил бизнес-образование, а после — степень по физике, а Кимбал, продав свою первую компанию, поступил во Французский кулинарный институт, чтобы стать шеф-поваром. Они следовали своей мечте, как и Тоска, которая всегда мечтала заниматься кино. Что я могла сделать? Только позволить им идти навстречу своей мечте и самим отвечать за свои решения.