Ольга Медынич: «Спокойное существование в достатке для меня органично»

У Ольги Медынич обнаружились дворянские корни, тяга к красивым платьям и… жажда крови. О съемках в сериале «Вампиры средней полосы» для видеосервиса START мы поговорили с актрисой накануне выхода третьей серии.

Оля, ты уже видела первую серию?

Нет, пока не видела, не люблю смотреть что-то по кускам. Хочу дождаться, когда выйдут все восемь серий, чтобы спокойно сесть и посмотреть.

Тогда заканчиваем интервью и вернемся, когда посмотришь... Хочу спросить про мистику в твоей жизни. Многие артисты избегают всякой нечисти в кино, в театре: побаиваются. Насколько ты суеверна?

Знаешь, я одна из таких артисток. Не могу сказать, что очень суеверная, но если чувствую, что заступаю туда, куда лезть не надо, и что роль будет меня разрушать, то отказываюсь. Даже если это предложение от потрясающего режиссера. С «Вампирами средней полосы» было совсем по-другому. Когда рассказали об идее сериала, я сказала: «Вау! Дайте почитать сценарий». Это было прекрасно! Кроме того, это редкий случай, когда автор писал роль под меня. Лёша Акимов, наш замечательный сценарист, еще несколько лет назад говорил: «Оля, я тебе сейчас такую роль пишу! Ты сама от себя офигеешь, так она на тебя не похожа. Но я знаю, что ты справишься». Потом случилось так, что в пилоте снималась другая актриса. Я из-за этого переживала, но в итоге роль меня нашла, чему я очень рада. Мне кажется, я там совсем другая.

Как раз хотела об этом поговорить. Во-первых, тебе очень идет быть графиней.

Это правда. Мне кажется, это у меня в крови. (Улыбается.)

Скажи, у тебя на самом деле есть аристократические корни? Или ты так попала в роль, что тебе абсолютно веришь: как минимум одно-два поколения благородной крови в тебе должно быть?

В школе надо мной шутили, что я Медичи, а не Медынич. Не знаю, были ли у меня в роду графы, но спокойное существование в достатке для меня органично. (Смеется.) «Меньше работай — больше зарабатывай» — фраза, которую я постоянно повторяю. В институте мне говорили: «Мы не знаем, кого ты будешь играть, у тебя очень странное лицо». На что я всегда отвечала: «Я буду играть графинь!» Мое лицо не очень современное, это правда. У меня немаленький нос, выразительные глаза — специфическая внешность, которая очень подходит для исторических и даже мифических персонажей. В «Вампирах средней полосы» всё наконец совпало — и возраст в том числе. Многие артистки очень переживают, что они стареют и становятся взрослее, а я смотрю на себя и думаю: «Блин, да ты классно стареешь!» Красивая, взрослая женщина, которая не делает вид, что ей 20.

Хотела отметить работу костюмеров. В сцене на кладбище, когда ты впервые появляешься, не столько смотришь на тебя, сколько рассматриваешь, что на тебе надето. Но у меня вопрос о глазах: не знаю, находка ли это гримеров или твоя собственная, но ощущение, что у тебя были специальные линзы, настолько натурально красноватыми они получились. Как удалось этого достичь?

Это находка нашего чудесного гримера. Для роли мы с ней придумали определенный лук: белое лицо (мой натуральный цвет) и smoky-eyes, но без накрашенных ресниц. Потому что накрашенные ресницы — это всегда XXI век. Линзы планировали, но, когда мне нанесли грим на пробах, гример говорит: «Оля, я искала, линз такого цвета нет, а у тебя именно тот цвет глаз, который нам нужен». Часто, когда совпадает оттенок кожи и грим, глаза выходят немножко... не твоего цвета. Вообще, все гримеры и костюмеры говорили, что я их любимый персонаж: надо мной можно было бесконечно творить и надеть на меня что угодно. У остальных актеров персонажи были более конкретные и современные, а я графиня — меня как хочешь, так и разодень. Хотя дальше в сериале персонаж будет раскрываться. В частности, ты увидишь, что она преподает в институте, то есть одновременно она и современная барышня тоже.

Ольга Медынич и Артем Ткаченко

В сериале есть момент, когда ты припоминаешь своему бывшему возлюбленному, которого играет Артём Ткаченко, что он что-то там испортил 80 лет назад. У меня родители 47 лет вместе, и я каждый раз думаю, что я бы столько не смогла. Хотела бы ты вечной жизни?

Ни в коем случае. Про это в какой-то степени и сериал. В «Вампирах…» есть прекрасная мысль, что «злодеи» бывают гораздо человечнее, чем якобы «добрые» люди. Есть люди, в которых зла больше, чем в самом зле, априори. Почему «Вампиры средней полосы» — это очень точное название? Потому что «средней полосы» — значит наши, русские, душевные, добрые. У нас вампиры тоже люди. Да, они в какой-то момент приняли решение или в силу обстоятельств узнали, что будут жить вечно, но они сами этому не рады. Поэтому никому не надо желать жить вечно, не стареть и прочее — это всё от лукавого. Надо проживать свою жизнь и идти дальше. Верю, что там будет только интереснее и наша жизнь — это лишь начало пути. Я бы не хотела жить вечно и смотреть, как умирают мои близкие, — с чем, кстати, сталкиваются герои сериала. Еще поэтому, мне кажется, в них столько человечности. Да, они живы, но они видели очень много горя вокруг, поэтому относятся к этой жизни по-другому.

Прошел год с момента, как весь мир столкнулся с пандемией. Как всё это повлияло на тебя?

Единственное, что я поняла за это время, — хочу дачу, притом что я человек абсолютно городской, в детстве меня было не заставить поехать за город. Мы с мужем обсуждали: давай пройдет пандемия, все страны откроют, и тогда решим. Но прошел год — и я всё еще хочу загородный дом. Хочу выходить босыми ногами на свою территорию и кормить белок. Вплоть до того, что мы, возможно, поедем смотреть какие-то участки — хотя покупку пока не планируем. Просто будем смотреть и примерять эту историю на себя. Хотя я обожаю Москву, живу в центре и никогда бы не подумала, что такие мысли могут у меня появиться. Так что я могу сказать пандемии спасибо за то, что во мне что-то изменилось и меня потянуло к природе.

Екатерина Кузнецова, Юрий Стоянов, Артем Ткаченко и Ольга Медынич

Мне кажется, до этого мы тебя не видели в проектах онлайн-платформ. Есть ли разница между ними и телевидением?

Огромная! Если раньше все хотели попасть на центральные телеканалы, то сейчас, между нами говоря, все артисты хотят попасть в проекты стриминговых платформ. За последние пару лет отношение актеров к этим сервисам поменялось кардинально. Раньше это была стремная история и возникал вопрос, а кто это увидит. Сейчас наоборот — это самая суперская история, которую увидят все. Наше поколение не смотрит телевизор, сегодня все в интернете. Тут больше свободы, креатива, интересных сценариев и возможностей для творчества.

Это правда, и я очень рада, что всё это начало развиваться. В том числе благодаря стримингам мы открыли для себя новые лица и раскрыли уже известных артистов с другой стороны.

Абсолютно! Телик не любит рисковать, он за стабильность. Как однажды сказал мне режиссер на пробах, на телевидении надо играть так, чтобы баба Валя, когда блин на сковородке переворачивает, слышала, что ты говоришь. В такие моменты чувствуешь себя обслуживающим персоналом, а не человеком, который придумывает образ, выстраивает роль. А на проектах видеосервисов есть возможность поучаствовать в творчестве, и это очень-очень круто! Дай бог, чтобы они развивались и никто не ввел цензуру. Потому что это будет смерть. Сейчас все артисты там дышат.

При этом по качеству сериальные проекты онлайн-платформ получаются как кино. Я их называю многосерийными фильмами. И хорошо, что люди за это платят из своего кармана, потому что когда человек платит — он требует качество.

Да. Поэтому и качество таких проектов будет лучше телесериалов. Раньше продюсеры действовали так: быстренько снимем, отдадим на телик, а покажут или нет — нам уже всё равно. А сейчас это борьба за качество.

С мужем Джемалом Тетруашвили на премьере проекта

Расскажи, как вы подружились с коллегами на площадке. Насколько в случае с «Вампирами…» для тебя это было важно?

Для меня это бесконечно важно. Некоторые думают, что вот сейчас ты быстро отснимешься и вернешься к своей нормальной жизни. А я пытаюсь операторам, артистам или «хлопушкам», которые помоложе, говорить: ребята, это и есть наша жизнь! Закончится один проект — начнется другой. Если вы не будете проживать здесь, там в вас ничего не останется. Мы живем на работе. Для меня было важно, что над сериалом работал замечательный режиссер Антон Маслов, который даже Юрию Николаевичу Стоянову, народному артисту, не стеснялся делать замечания и править его игру на площадке. Во многом поэтому я абсолютно доверилась Антону. Бывает, на некоторые съемки едешь с легким ощущением внутри. На съемки «Вампиров…» я каждый день ехала с чувством большой ответственности — как бы не подвести команду. Для меня это не проходная история. Во многом потому, что я там другая — спокойная и не отвечала, как обычно, за юмор. Я скинула эту часть на Юрия Николаевича и сказала: ко мне по поводу шуток не подходить, у меня их не будет в роли. К сожалению, зритель редко видит меня в таком качестве. Телик сделал так, что меня воспринимают только как комедийную артистку. Хотя в серьезной драматической роли мне очень комфортно.

Это правда. Если вдруг кто из продюсеров и режиссеров еще не понял, что ты можешь всё, — теперь у них есть возможность убедиться в этом на видеосервисе START.

Да. Надеюсь, этот сериал изменит представление обо мне. Я уже повзрослела, стала тяжелее — и это очень классно!