Лукерья Ильяшенко: «И вдруг я оказалась наедине с отвратительным чувством неопределенности»

14 января в прокат выходит комедия режиссера Миши Маралеса «Не лечи меня». Мы поговорили с Лукерьей Ильяшенко, которая сыграла одну из главных ролей.

Лукерья, расскажите, что вас привлекло в сценарии фильма «Не лечи меня»? Почему он заинтересовал? Кто ее героиня? Нравится ей в целом жанр комедии?

Сценарий был хорошо написан, что сейчас большая редкость. Это правда, сейчас большой сценарный кризис. Плюс это комедия, диалоги живые, ироничные. 

Кто ваша героиня?

Мою героиню зовут Вера, она в общем-то обычная девушка, которая никак не может определиться между двумя мужчинами. Оба ей искренне нравятся: с одним она живет, но он никак не разведется со своей женой, второй, неожиданно появляющийся в ее жизни молодой врач, очаровывает ее своей прытью. Она пытается сделать выбор между обеспеченным женатиком и очень талантливым, но подверженным зависимостям врачом. 

Как вы вообще относитесь к жанру комедии?

Как артист я очень люблю этот жанр, особенно если комедия хорошая, ироничная или черная, но при этом актеру играть комедию сложнее всего. В фильме «Не лечи меня» у меня не то чтобы очень комедийная роль, скорее классическая «голубая» героиня. Вообще у меня был только один полноценный комедийный опыт, и это было очень сложно, потому что ты мечешься между двумя существованиями. С одной стороны, тебе нужно, скажем так, существовать документально — как это сейчас модно в западном кино: все играют так, как будто не играют. В драме это дается легче, но, когда ты попадаешь в комедию, тебя может унести в другую крайность: ты начнешь корчить рожи и кривляться, а этого делать нельзя, потому что тут же появляется фальшь. И надо найти такую тонкую грань между существованием документальным и комедийным, и это очень-очень сложно, тем более если органически ты не смешон, а я не самый смешной человек. Меня чаще берут играть стерв, потому что я не могу быть просто очень смешной. Я не Бурунов, это Бурунов может сидеть в кадре и просто смотреть, и уже становится смешно. Вот у меня был проект недавно «Пять с плюсом», который мы недавно закончили снимать для «Одноклассников», вот там я играю такую зашуганную девушку-задрота, фрамацевта-гомеопата по профессии, в огромных очках. И она такая неуверенная в себе, закомплексованная, рефлексирующая. Она всё может зазубрить, но так и не понять. Человек, который боится нарушать правила. И вот эту роль играть в комедии мне было очень сложно.

А как проходили съемки «Не лечи меня»?

Мы снимали в Москве и в Подмосковье. Больница реальная в районе Мытищ. Меня тогда очень удивило ее состояние: облупленная краска, скрипящие полы. Я подумала, какое же все-таки у нас несправедливое отношение к врачам. Вообще наше кино «Не лечи меня» хорошо показывает, как талантливый русский человек, который может себя собрать в нужный момент и выполнить за месяц пятилетку, оказывается в таких вот недружелюбных условиях, но при этом всё равно работает и делает. Такая русская широта души. И это очень трогательно.

Кадр из фильма «Не лечи меня» (с Петром Федоровым)

Ушедший год у всех был очень непростым. Как вы вообще относитесь, когда что-то извне ограничивает вашу свободу?

Я очень не люблю эти моменты, очень они меня раздражают, а в прошлом году было действительно страшно. В первый локдаун у меня должен был начаться проект вот-вот, и вдруг я оказалась наедине с отвратительным чувством неопределенности, которое я очень не люблю, но которое меня постоянно сопровождает. Любой киноартист — фрилансер, живущий от проекта до проекта. И вот иногда когда один проект закончился, а второй еще не начался, ты думаешь: ну всё, труба, дальше ничего не будет, я пойду работать курьером или уборщицей, периодически меня будут узнавать... И вот тут ковид, первая волна и локдаун сыграли вообще со мной неприятную штуку: на карантин я уходила с ощущением, что, когда он закончился, у меня будет какая-то работа, а вышла в суровую реальность — создатели моего проекта просто переписали сценарий, и моего персонажа там не осталось! Но потом всё наладилось и стали снова много снимать, так что у меня в этом году было достаточно проектов. Три точно успела сделать. Сейчас я, как и все, живу в неопределенности. И, конечно, это такой новый опыт, это страшно. Но в целом я готова к тяжелому труду, если придется. Знаю в реальности коллег, которые работали в небольших театрах и снимали квартиры и которым во время карантина пришлось подрабатывать курьерами, чтобы себя обеспечить.

По светским мероприятиям скучаете? 

Вообще не скучаю! Мне так нравится, что не надо никуда ходить. Я никогда особо это дело не любила, но это часть моей профессии, надо иногда и в хронике мелькать. А тут вроде бы всё равно зовут, ведь небольшие мероприятия проводятся, но ты можешь с чистой совестью признаться, что боишься короновируса и пока никуда не ходишь. Отличный экскьюз для того, чтобы не шататься по светским мероприятиям.

А без чего было особенно трудно в период ограничений?

Без встреч и походов куда-то с друзьями. Сейчас все больше стали ходить друг к другу в гости, а к этому надо подготовиться, убраться. (Улыбается.)

Что помогало сохранять оптимизм в самые трудные минуты?

Оптимизм — он и помогал. (Улыбается.) Но я это называю высоким уровнем эндорфинов, и вот эндорфины я себе поднимаю походами в фитнес-клуб: я купила себе карту, хожу на занятия, бегаю, хожу в бассейн.

 Фильм «Не лечи меня» в прокате с 14 января