Тина Канделаки: «Мне хотелось бы придумывать будущее»

«Когда ты меняешь мир, ты вряд ли сможешь проводить на Мальдивах месяцы, - говорит Тина Канделаки в интервью Вадиму Вернику. - Я никогда не была на Мальдивах месяц, я не была на Сейшелах, я не была в Японии, я не была в Австралии — я вообще никогда не отдыхала две недели ровно от звонка до звонка, чтобы я выключила телефон и сказала: «У меня цифровой детокс, я отдыхаю, до свидания».

Алексей Колпаков На Тине: платье Max Mara (BoscoVesna)

Тина Канделаки заряжена на успех, и так было всегда. Она абсолютный трудоголик, у нее немало здоровых амбиций, которые Тина шаг за шагом удовлетворяет. При этом может возникнуть ощущение, что ее жизнь — сплошные праздники и фейерверки. Просто Тина Канделаки умеет каждую свою активность превратить в эффектную историю. И в этом тоже проявляется ее талант, а еще — тотальная жизнерадостность!

Тина, поздравляю тебя с недавно прошедшим днем рождения. Такая прекрасная дата! Ты еще молодая женщина, но вот скажи, уже какие-то промежуточные итоги возникают или еще нет?

Ты имеешь в виду итоги 45-летия? К моему дню рождения было подготовлено много сюрпризов, в том числе трейлеры со съемочной площадки сериала «Чума!». Я радуюсь, потому что сериал стал очень успешным, а я — продюсер этого проекта. Вдруг на вечеринке мне сын говорит: «Мне завтра в восемь утра вставать, я еду на съемку». Я его спрашиваю: «На какую это ты съемку едешь?» Мои партнеры — Сергей Шнуров и Давид Кочаров — не сказали мне, что, оказывается, Леонтий снимается в «Чуме!». В одной из серий есть финальный эпизод, где нужны были музыканты, а так как сын у меня музыкант, его пригласили сыграть в «Чуме!». То есть к 45-летию я подошла продюсером, который продюсирует сериал, в котором снимаются его дети, — в этом есть какой-то символизм. Это очень забавно. А если серьезно, то итоги очень простые. Все друзья, которые на дне рождения говорили тосты, спрашивали меня: «Откуда у тебя столько энергии?» И, наверное, это и есть мой главный итог — моя энергия.

На Тине: куртка JW Anderson, юбка JW Anderson, кольца Pomellato — всё Boscovesna 

Это правда. Сколько тебя знаю, ты такой сумасшедший по энергетике человек.

Вадик, может быть, отчасти эти сила и энергия передались мне от родителей. У меня очень сильный был папа, у меня мама очень сильная женщина, всю жизнь работавшая. К 45-летию я точно подошла абсолютно не уставшей. Я могу сказать тебе точно, никому из своих друзей я не даю успокоиться. Вне зависимости от их возраста, 35 им или 45. Задержавшись в этом мгновении, когда ты понимаешь, что всё хорошо, все живы-здоровы, делается один проект за другим даже в это сложное время, вроде всё получается, ну расслабься ты, насладись. Вот я не могу расслабиться и насладиться, потому что я всегда за будущее и хочу быть частью этого будущего. Как только я перестану быть частью этого будущего, я постарею. Мы же классические селебритиз, ты нас всех наблюдаешь много лет — мы еще гибридные: мы аналоговые, но постарались стать диджитальными. Какое-то время еще для гибридов есть, но это время будет не всегда, потому что в какой-то момент аналоговых обязательно вытеснят диджитальные и поколение гибридных звезд будет вытеснено. В этом смысле мне хочется быть как можно дольше дееспособной. Дееспособной даже не для себя, чтобы занимать свое время из серии: «Ну я что-то делаю, я при делах», — нет, мне хотелось бы придумывать будущее.

Но вот я думаю, муж твой, он же, наверное, иногда хочет видеть с собой рядом женщину в точке покоя, а не только энерджайзера, — ведь есть же какая-то совсем другая, мягкая энергия.

Ты знаешь, нет. Наверное, наш брак держится на том, что Василий как раз никогда не хотел такую жену, которая сидела бы дома. У нас же большая разница в возрасте — мне 45, ему 33. Мы познакомились, когда он был совсем юным мальчишкой. Когда мы начали общаться, дружить, а потом встречаться, многие, как ты понимаешь, предрекали нам очень быстрое расставание. Многие те товарищи уже по второму кругу развелись, женились, расстались, в очередном новом поиске, а мы всё вместе. Я не очень хочу про личку говорить, но коротко объясню: как раз Вася не дает мне возможности успокоиться. Экономически, понятно, что всегда есть те, кто успешнее, у кого достаток больше, кто богаче, но по пирамиде Маслоу у нас какие-то элементарные вопросы закрыты. У меня самой они были закрыты до встречи с Васей — я спокойно могу работать в свое удовольствие и могла это делать еще десять лет назад. Вася в этом смысле меня заставил двигаться вперед, он мне еще десять лет назад объяснил, что тот успех, который у меня есть, очень быстро закончится, так как телевидение перестанет быть единственным источником создания звезд. Он это понимал раньше, потому что сам вышел из диджитала. Он меня заставил агрессивно двигаться в абсолютно чуждой для меня среде, когда у меня опускались руки, когда я уставала, когда мне становилось грустно и плохо, когда у меня были провалы, какие-то поражения большие, и я всё время говорила ему, как любой другой живой человек, что я устала, больше не могу, больше не хочу. А он мне отвечал, что всегда любил и ценил во мне бойцовские качества и вот эту энергию сопротивления обстоятельствам и желание прогнуть эти обстоятельства под себя. Он может любить только такую энергию и никакую другую. А дома приготовить ужин при наших возможностях — не самое главное достоинство, благодаря которому люди могут держаться друг друга. Технологии победят: создадут умных роботов, которые будут тапочки мужьям подавать, еду готовить, целовать в лоб перед работой с той температурой губ, которая им комфортнее всего.

То есть ты и в этом смысле готовишься к будущему.

Я просто его понимаю и не испытываю иллюзий, что в будущем будет легко. У Ильи Кабакова была блестящая выставка, ты сам ее наверняка знаешь, — «В будущее возьмут не всех». Я бы расшифровала этот девиз — в будущее возьмут только тех, кто готов трудиться и бороться за это будущее, потому что мы устареваем для этого будущего очень быстро. В принципе, при возможности взять яйцеклетку сперматозоида и совершить оплодотворение искусственным способом, на пятый день после образования зародыша узнать все его генетические проблемы, что сегодня вообще не составляет труда, говорит нам только об одном: не дай бог, конечно, но будут государства, которые попытаются сделать то, что не удалось в свое время Германии — создавать идеальных людей. Это проблема, с которой мы еще столкнемся не раз.

На Тине: платье Max Mara, жакет Maison Margiela, сапоги Maison Margiela, кольца Pomellato, серьги Semy — всё BoscoVesna

Вот личные моменты, которые ты затронула. Скажи, ты хотела бы еще раз испытать радость материнства — с Василием?

Это абсолютно логичное желание, так как мы слишком много лет живем вместе. И абсолютно точно, что он, как нормальный здоровый мужчина, хотел бы иметь детей. Здесь как Бог даст, Вадик. Я про это говорила, тут все способы хороши: как получится, так и получится. Никаких препятствий к тому, чтобы иметь еще детей, я не вижу.
Я люблю детей, я хочу много детей, и если уж у меня есть силы и энергия, то почему бы не попробовать? Люди и старше меня в первый раз становятся родителями. А в моем случае, думаю, что бабушкой и мамой я стану одновременно.

Прекрасно. Послушай, у тебя действительно уже взрослые дети: дочке — 20, сыну — 19. Чем Мелания занимается?

Она занимается живописью, учится в МГУ на факультете искусств, уже заканчивает, в этом году будет писать диплом. Художником будет. Там широкий профиль: можно быть художником, архитектором.

Она хочет быть художником в изобразительном искусстве? Какие у нее приоритеты?

Есть такая профессия от галериста до художника, который в этих галереях выставляется. С одной стороны, Мелания изучает классическую живопись у мастеров, которые учат классическим азам этой профессии, а с другой — в момент, когда она закончит этому учиться, кто знает, в каком мире мы вообще будем жить: может быть, она будет и дизайнером, и графиком, может быть, мультипликатором, стилистом или визажистом.

В плане выбора ты не давишь ни на сына, ни на дочь?

Никогда, Вадик. Никогда, конечно.

А сын где учится?

Тоже в МГУ. Учится на философском факультете. В начале второго курса сменил направление на политологию.

Слушай, интересно, и при этом музыка у него как хобби?

Ты знаешь, нет, он очень любил музыку с детства. Я боюсь ошибиться в его дискографии, у него сейчас пятый или шестой альбом выходит — он чуть ли не с 12–13 лет их записывает.

А тогда почему было не пойти в Гнесинку учиться?

Поступил по своему желанию в МГУ, никто не давил и не заставлял. Выбрал универ и факультет сам. Там же, кстати, на философском учился мой муж.

Василий?

Да-да. У меня много товарищей, партнеров выпускников философского факультета. У нас с Васей есть общий друг Саша Кабаков, мой партнер по Ansaligy, он тоже выпускник этого факультета. Когда обсуждали, Леонтий решил, что пойдет туда. Я вообще не давила. Вот мы много говорили с тобой про это, Вадик, я категорически против, чтобы дети становились заложниками наших амбиций.

Да, это просто сломанные судьбы.

Леонтий сказал: «Хочу на философский, при этом буду заниматься музыкой», — я говорю: «На здоровье». Мелания сказала: «Я пойду на журфак» — пошла, через год сказала, что это ей неинтересно, пошла на факультет искусств. Я и ей сказала: «На здоровье». Понимаешь, в чем дело, Вадик, мы живем в таком мире, где профессии, которым учились мы и наши товарищи, через десять лет условно исчезнут, они просто не будут нужны. Поэтому в современном мире нужно учить детей определенным навыкам: пониманию того, что всю жизнь надо будет учиться — это аксиома будущего; нужны коммуникационные навыки — нужно будет взаимодействовать с людьми, будет тяжело, потому что изоляция, самоизоляция, удаленный доступ и многое другое...

...войдут в наш быт. Вернее, уже вошли.

Конечно, психологические проблемы выйдут на первый план, поэтому будет достаточно сложно с людьми взаимодействовать. Всё остальное сейчас настолько относительно, что давить и говорить «иди туда, иди сюда, делай то», исходя из своего опыта, — просто смешно.

На Тине: блузка Ermanno Scervino, джинсы Maison Margiela, ботильоны Isabel Marant, кольцо Gellner — всё BoscoVesna

Слушай, как повезло твоим детям, что они имеют такую маму, которая, с одной стороны, очень структурированный человек, а с другой, очень доходчиво и внятно может объяснить, что к чему. А скажи, с тобой как было, когда ты росла в чудесном городе Тбилиси? Вот ты пошла на косметологию учиться, это твой был выбор или просто было модно в то время?

Нет, это не совсем так. Я училась на лечфаке — это обычный факультет лечебного дела. Тогда в Советском Союзе, если ты помнишь, был знаменитый документальный фильм «Цопе» про легендарного пластического хирурга Вахтанга Хуцидзе. Вот эта документалка меня вдохновила, и я подумала: «Блин, как это круто — делать людей красивыми». По стопам мамы я пошла по классике на лечфак, спасибо ей, что она вложила в меня то, что, собственно говоря, я повторяю со своими детьми. Она вложила огромное количество денег в репетиторов, продала квартиры, чтобы я училась.

Даже так.

Это был огромный риск в Тбилиси, чтобы я поступила на этот факультет в мединституте, это была крутая профессия. А потом мама приняла и поняла, когда я с этого факультета ушла. Она поверила мне, когда увидела, как у меня глаза горят. Я ей сказала: «Мама, я больше не хочу. Мне нравится телевидение», — а дальше там всё сложилось как сложилось. Достаточно быстро я оказалась в кадре, и, слава богу, мама все эти 26 лет была моим главным зрителем. Увидев меня в кадре, мама, отчасти как мой первый продюсер, просто поняла, что я не выпендриваюсь, что это правда мое.

Здорово. Скажи, пожалуйста, эта ситуация твоего драйва, энергии, когда глаза горят, — это всё детям твоим передалось?

Да, они такие же: и Мелания, и Леонтий. Они, ты знаешь, люди резких эмоций, ярких эмоций. Они любят и ненавидят точно так же, как и я, — всем сердцем.

Скрыть невозможно ничего?

Нет, они росли со мной, они видели мою жизнь, мое поведение, поэтому отчасти во многих вещах меня копируют. Повторюсь, у них как эмпатия, так и эмоциональный интеллект развиты достаточно сильно, поэтому они очень эмоциональные, как и я, — по ним сразу видно, что это мои дети.

А Василий — другой по характеру, я думаю?

Ты знаешь, нет. Как он сам говорит, за эти годы он успел превратиться то ли в грузинского, то ли в армянского зятя. Кому как больше нравится, потому что во мне течет и та, и другая кровь. На него посмотришь — настоящий грузин, с другой стороны посмотришь — ведет себя как армянин. Мы так шутим. Но это же всегда такая адаптивная вещь, когда ты попадаешь в семьи с таким ярко выраженным этническим уклоном, и, безусловно, какие-то традиции, которые тебе приятны, перенимаешь. У Васи достаточно традиционная семья: они тоже очень дружные, их много — трое детей, они любят маму — они тоже консервативных ценностей люди. А консервативные ценности в русской семье напрямую пересекаются с консервативными ценностями кавказской семьи, потому что в целом это христианские ценности. Поэтому, конечно, ему было приятно, что я люблю семью, люблю собираться семьей, люблю шум и гам в семье. Поэтому не могу тебе сказать, что ему было дискомфортно в этом шуме, гаме и нашем цыганском таборе.

На Тине: рубашка Nina Ricci, юбка Nina Ricci, кольца Pomellato, серьги Semy — всё BoscoVesna

Я имел в виду немного иное: у Василия характер тоже такой эмоциональный, взрывной или он спокойный?

У него более аналитический склад ума, он очень рефлексирующий, невероятно умный и необычный. При аналитическом складе ума люди всегда парадоксально мыслят, у него стратегическая склонность думать и придумывать будущее доминирует над любой мгновенной реакцией.

Понятно. Мы сейчас с тобой говорим, что многое уходит в онлайн, там и купить всё можно: и продукты, и одежду, но всё-таки сохраняются ещё ценности другого рода — пойти в бутик или молл, пойти в такой торговый центр, как BoscoVesna, и от этого тоже получить удовольствие.

Я сама по себе уже давно в магазины не хожу, потому что меня профессионально одевает и следит за моим стилем Рената Харькова. Но есть не просто магазины, есть experience — это такой life-time value, как модно называть, на платформах такое проводят — сколько части своей жизни проводит потребитель на платформе.  BoscoVesna — это такая экосистема, где ты просто проводишь время, потому что это не только шопинг, а это такое классное и правильное life-time value. Если я куда-то иду за настроением, то иду именно туда. Мы туда и с Меланией ходим. Мне нравится, когда красиво, когда стильно, когда красиво украшен магазин. Так как я люблю маркетинг, то я еще смотрю какие-то решения витрин интересные, как реклама устроена внутри центра. Потом, ты еще не забывай, что такого уровня торговый центр — это же закрытая, очень интересная экосистема, она передовая, это проявляется во многих вещах, я не говорю сейчас про цены и про условия, но она во многих вещах гораздо более передовая, чем даже многие магазины в Европе.

Экосистема — что ты имеешь в виду?

Когда ты можешь прийти, купить одежду, подстричься, привести себя в порядок, можешь поесть — полный цикл развлечений. Здесь всё рассчитано на то, чтобы ты с утра пришла, причесалась, сходила к косметологу, сделала маникюр и педикюр, потом вышла, пошла пообедала, пошла на шопинг, посмотрела какие-то красивые вещи — есть много разного рода развлекательных активностей для взрослого человека, которые сконцентрированы в одном месте, поэтому это экосистема. Если ты туда пришел, ты можешь провести там качественно время со всех сторон, которые нужны современной женщине.

Да, это отличная история. Тина, у тебя такое количество занятий, что дух захватывает.

Сейчас тебе расскажу, что у меня есть: я — генеральный продюсер субхолдинга «Матч ТВ». «Матч ТВ» — это не один канал, это огромная экосистема, состоящая из 11 тематических каналов, двух федеральных, это два сайта — сайт «Матча» и сайт Sportbox и приложение «Матч!». У нас это не просто канал, это большой спортивный холдинг, самый главный в стране. Это раз. Два — у меня есть моя косметика Ansaligy, у меня есть ресторан «Тинатин», у меня есть компания Carbon Production, у которой сделка с ivi, что в переводе означает, что у нас подписано соглашение с платформой ivi о производстве определенного контента сроком на два года. По истечении этой сделки, у нас у ivi 25% моей компании, я надеюсь, они окупят компанию до 51%.

А что для тебя сегодня в приоритете?

Понятно, что работать генеральным продюсером «Матч ТВ» — это очень большой кусок моей ежедневной жизни. Помимо этого, так как то телевидение, которое я делаю, — спортивное, а как продюсер я безусловно шире, потому что я давно в развлекательном контенте, для меня немаловажно в том числе быть игроком на поле создания развлекательного контента, поэтому мне важно продюсировать сериалы и кино. Ну и я бы себя не чувствовала так уверено, если бы у меня не было своего собственного бизнеса. Когда ты создаешь контент, ты всё равно зависишь, потому что ты можешь опоздать: в момент, когда ты выпустишь свой контент, могут выйти параллельно еще 10 каких-то единиц контента. Ты сам, Вадик, как человек, имеющий к киноиндустрии отношение, понимаешь, что здесь не всё зависит от качества контента, тут еще очень много сопутствующих факторов. Когда есть свой собственный бизнес, ты понимаешь, какую выручку ты генерируешь, понимаешь, что у тебя выручка растет каждый год. Мой бизнес никак не связан с государством, он связан исключительно с продуктом, который мы сами создали и который оказался на рынке очень востребован.

У тебя какой-то невероятный внутренний холдинг в голове!

Ты очень хорошо сказал — «внутренний холдинг». Как управлять этим холдингом? У меня такого вопроса, честно говоря, не бывает. А как Илон Маск управляет своей империей? Кто вам, тем, кто хочет заниматься бизнесом, сказал, что есть какой-то потолок, дальше которого нельзя пробиться и пойти дальше? Я просто этот потолок не хочу ощущать. Например, вчера, перед днем рождения, я снималась опять-таки для компании Ansaligy: у меня через 20 минут гости, а я снимаю контент для своей компании — и это нормально, просто работаешь больше и всё. Основное условие для того, чтобы изменить мир, — это жить вне зоны комфорта. То есть когда ты меняешь мир, ты вряд ли сможешь проводить на Мальдивах месяцы. Я никогда не была на Мальдивах месяц, я не была на Сейшелах, я не была в Японии, я не была в Австралии — я вообще никогда не отдыхала две недели ровно от звонка до звонка, чтобы я выключила телефон и сказала: «У меня цифровой детокс, я отдыхаю, до свидания».

На Тине: рубашка Alberta Ferretti, жакет Alberta Ferretti, Брюки Ermanno Scervino, туфли Max Mara, серьги JW Anderson — всё Boscovesna

Скажи, а ситуация пандемии вызывала или вызывает у тебя хотя бы на подсознательном уровне панику?

Ты знаешь, нет, но есть несколько моментов. Первое — что было опасно? Опасно было, естественно, как будут обстоять дела с «Тинатин» и Ansaligy, потому что это мои бизнесы. С «Тинатин» очень сильно повезло, что здание принадлежит моему старшему партнеру: у нас нет аренды, у нас нет долговой нагрузки, нам просто надо делать минимальную выручку, чтобы обеспечивать персонал, — такому бизнесу выжить легче. А с косметикой просто повезло — мы не успели расшириться, мы не успели выйти в офлайн, потому что все, кто вышел, они понесли невероятные убытки, а у меня был онлайн. Выручку мы, конечно, просчитывали более агрессивную, но, судя по итогам, мы достаточно неплохо закончим год: у нас нет долгов, у нас стабильно растет чек, мы уверенно идем наверх, пусть и медленнее, чем планировали.
В этом смысле, Вадик, и в одном, и в другом бизнесе я сумела передиверсифицироваться и достаточно уверенно смотреть в будущее — я не боюсь.

Ты знаешь, я тебя слушаю и думаю, что, если человек так вот заряжен, когда столько энергии и позитива, некоторые двери сами открываются. Понятно, что к каждой двери нужно свой ключ найти, но всё равно, эти двери не нужно взламывать, они откроются.

Слушай, китайцы умнее и старше нас во многом — дорогу осилит идущий, понимаешь?  

Да, это верно. Ты же еще и на спорте помешана.

Да. И в этом нет ничего удивительного для тех, кто хочет и может выглядеть лучше. Ну правда, Вадик, мы смотрим на Дженнифер Лопес и говорим: «Вау!», — она в 51 выглядит невероятно. Ну так давайте на себя посмотрим — не так много денег надо, чтобы так выглядеть. Это не пластические операции. Регулярно ходишь к косметологу, регулярно делаешь процедуры, правильно питаешься, не пережираешь, занимаешься спортом, а дальше в современном мире при современной медицине каждый человек может выглядеть моложе своих лет. Я ничего не делаю экстраординарного, такого, чтобы все на меня смотрели и говорили: «Вот это невозможно», — всё возможно.

Нет, что касается спорта, мне кажется, ты делаешь какие-то невозможные вещи. Сколько ты времени в день тратишь на спорт?

Полтора-два часа бывает, бывает час.

Какое бы ни было настроение, какое бы ни было состояние?

Ну, это знаешь как... Почему это тебя, например, удивляет — ты всю жизнь худой. Ты худой, твой брат худой, у вас проблемы веса долгие годы не было, да и вопрос, есть ли она сейчас.

Ну пока нет, слава богу.

Когда ты изначально родился худым и стройным, ты никогда не задумываешься о том, чтобы много времени тратить на изменение своей фигуры. А когда ты изначально с детства имеешь лишний вес, то в 14 лет первая мысль твоя о том, как бы от этого веса скорее избавиться.

Неужели у тебя были такие комплексы?

Ну конечно, я всегда была пухленькая. Я же склонна к полноте, Вадик.

Тогда понятно, что у тебя стимулы в квадрате.

Не то слово!

Мне кажется, Тина, ты счастливый человек. Счастье — найти баланс, когда то, чем ты занимаешься, приносит тебе радость.

Я тебе скажу такую вещь: жить очень трудно, жить очень тяжело, особенно когда ты взрослеешь, потому что у тебя увеличивается круг обязанностей. Я вообще как-то так выросла, что от меня всегда чего-то ждали. И в какой-то момент этим ожиданиям стало очень сложно соответствовать, потому что ты понимаешь, что всю жизнь ты должен соответствовать чьим-то ожиданиям: родителей, детей, и так по кругу мы носимся, продолжая строить социальную карьеру. Для того чтобы в этом круге сохранить ментальное здоровье, нужно питаться с умом, жить с умом, даже вредным привычкам каким-то отдаваться с умом. Сегодня воскресенье, есть возможность рано лечь — я в десять вечера уже буду спать. Я никогда не пробовала снотворное. В жизни были разные моменты, чего уж тут. Я знаешь, чем спасалась? Я засыпала. Вот плохо, хорошо, какие-то проблемы — я всегда считала, что надо уснуть. Проснешься — и всё нормализуется.

Тут я с тобой полностью согласен!

Фото: Алексей Колпаков. Стиль: Алексей Максименко. Макияж: Fariza Rodrigues. Прически: Алексей Ярославцев. Все образы Тины — BoscoVesna