Наталья Подольская: «Беременность делает женщину увереннее»

Наталья Подольская готовится стать мамой во второй раз. О том, что меняется в жизни, как материнство влияет на отношения и творчество и когда Наташа начнет читать рэп, — в интервью ОK!

Дарья Козырева

Наташа, ты, конечно, конспиратор. Близко даже не было заметно. Тебя спалили твои подписчики?

Нет. Меня, знаешь, кто спалил? Аптекарша в городе Московский. Мы до этого ходили и в парк «Сказка» с Тёмой на аттракционы, и в рестораны выходили, на рыбку ездили... Мне понравилось, как написал PeopleTalk у себя: «А мы давно знаем, мы давно видели Наташу в ресторане, но решили не хайповать на этом». Я благодарна за такой подход. Представляешь? А зашла в аптеку купить лекарства, причем я в эту аптеку уже пять лет хожу, и видишь, спалили — и понеслось. 

Скажи мне, есть разница — тогда с Тёмой и сейчас? Стала терпимее или наоборот — капризной: хочу того, не знаю чего? 

У меня с Тёмой в первую беременность вообще такого не было. Я вообще не была капризной, правда, Вов? (Владимир — на заднем плане.) А в этот раз я стала ранимой, как-то очень близко воспринимаю всё. Вот кто-нибудь что-нибудь скажет — и я могу целый день загоняться этим, расстраиваться, обижаться. Какая-то очень обидчивая стала.

Тебе это вообще свойственно или это сейчас проявилось?

В такой степени, как сейчас, — такого не было. 

За капризы еще могут принимать претензии, когда ты концентрируешься на том, что у тебя сейчас особенная роль и особенное положение. Ты несешь ответственность особенную и хочешь, чтобы остальные…

...тоже ее особенно несли. (Смеется.)

На Наталье: жакет Botrois, бра и трусы — всё Intimissimi, кольцо Dzhanelli Jewellery

Почему нет? Ты не хрустальная ваза, но ты ждешь ребенка.

Понимаешь, обычно я дома хозяйка — в том смысле, что всем принесу, уберу, а сейчас ситуация вдруг стала обратная, мне все подносят... Это прекрасный расклад, мне очень нравится, но я к такому не привыкла. Мне это положение вещей не так просто дается, хотя когда я расслабляюсь и начинаю принимать чужую заботу, то это круто! (Смеется.) А еще, что удивительно, наверное, все мамочки вспомнят, что именно сейчас всё падает из рук. А уже тяжело наклоняться. И ты такая: «Ой, ой, упало!» «Подожди-подожди, я сейчас подниму!» — говорит кто-нибудь, кто рядом.

Мы не смогли с тобой пообщаться на прошлой неделе, потому что ты ждала замерщика штор. Желание поменять всё в доме «гормонального» характера?

Почти. Такой удивительный момент: как только беременная, так ремонт. Но и так совпало — ведь должна быть вторая детская. В этом смысле нам очень повезло, потому что Тёмина комната еще не трансформировалась в подростковую, так что детская у нас есть. А вот Тёме уже делаем другую спальню, с двухэтажной кроватью — вот как раз сейчас ее устанавливают.

Как Тёма принял новость о предстоящем пополнении в семье?

Пока говорит, что будет делиться всеми игрушками и возить коляску. Целует живот, называет его «мой пузатик». Единственное, мы тут недавно завели собаку, подарили Тёме на день рождения.

На Наталье: бюстгальтер Intimissimi

Судя по твоему инстаграму, собаку завели тебе.

(Смеется.) Да, но что он с ней творит! Он ее так жмет от любви, что она его боится, убегает. Тёма для нее ужас и кошмар, поэтому у меня такие опасения появляются, не будет ли он так же с малышом себя вести.

Наташа, скажи, учитывая, что у тебя уже есть опыт в воспитании, думаешь ли ты, где и что бы сделала по-другому?

Мне в этом смысле очень нравится выражение: «Перестаньте воспитывать своих детей, всё равно они будут такими, как вы». Это моя философия: нужно учить своим примером, своими взаимоотношениями. Мы иногда с Вовой специально при Тёме обнимаемся, целуемся, чтобы он видел и впитывал, как должно быть. Когда мы все дома, садимся вместе ужинать. Когда приезжают Петровичи — бабушка с дедушкой, мы обязательно садимся за большой стол, я готовлю полдник-ужин — у кого что. (Смеется.) Есть у нас и мужские традиции, когда Вова с ним проводит время отдельно от меня — например, они катаются на самокате, на мопеде по нашему поселку. Или они вдвоем ложатся на кровать и смотрят мультик с одинаковым интересом, по-моему. Это всё очень мило. Если есть возможность, я тоже присоединяюсь к ним. Это всё для Тёмы такая подложка, фундамент — это очень важно для нас всех. Мои родители развелись, папа был очень жестким, и я его боялась, он нас очень-очень ругал. В этом смысле мне нравится слушать Вовины рассказы про его детство. Хотя у него были гастролирующие родители, которых он видел редко и сильно скучал, считал дни до встречи. Но когда я как-то задала ему вопрос: «Кого ты любил в детстве больше — маму или папу?», — он сказал, что для него не было разделения, потому что они были для него мамапапа — одним словом. Знаешь, вот я хочу, чтобы мои дети тоже так отвечали, я этому очень много уделяю внимания, я стараюсь, и Вова очень старается. Например, Тёма забегает к нам в комнату и кричит: «Мои родители!» (смеется), — и это так удивительно слышать. Или «мои мама и папа!». Я понимаю, что ему тоже очень важно, чтобы именно было: «мама и папа». Или когда мы куда-нибудь приходим вместе в его тусовку, или в садик, или в гости, он ведет нас за руки обоих. Поэтому, отвечая на твой вопрос, я бы ничего не изменила. Знаешь, в первые два года (я только потом это поняла) я находилась в беспрерывном стрессе. Есть такое понятие — «постродовая депрессия», у меня ее не было как таковой, но вот паника и чувство вины, когда я не с ним, что я ему чего-то недодаю, ревность к няне... Тогда еще была социальная реклама по
Москве развешена, где ребенок вяжет спицами, — такой посыл, что ребенок должен проводить время с вами, а не с няней. Вот я всё время переживала, чтобы он не привязался к няне больше, чем ко мне, хотя это невозможно, мама есть мама. Сейчас у меня с этим намного проще: я проще отношусь к мысли о родах, проще отношусь к мысли о кормлении, проще отношусь к баночкам-скляночкам — всё проще. 

На Наталье: бюстгальтер, трусы — всё Intimissimi, топ Kalmanovich, колготки Calzedonia

То есть второй ребенок будет с пола есть сушки? Или Тёма тоже их ел?

Нет, ну, конечно, не до такой степени. У меня много помощи, мне в этом смысле очень повезло. У меня и муж отзывчивый, который всегда рядом, есть няня, которая с нами живет, — ее помощь просто колоссальна, есть моя мама — я в этом смысле свободна и очень за это благодарна. Я считаю, что мамам обязательно нужно переключаться, отвлекаться, уезжать, заниматься своими делами и собой. Нужно очень стараться находить такую возможность. Жизнь должна быть полноценной, нельзя никогда замыкаться на чем-то одном: в противном случае остальное проседает, и ты не чувствуешь себя счастливой. 

Наташа, каждая артистка в вопросе материнства делает непростой выбор. У тебя нет такого: «Не пропускаю ли я что-то важное в своей жизни?»

Вот в первую беременность у меня это было. Вова не вытерпел и на очень раннем сроке меня раскрыл. А когда девушка беременна, то всем окружающим кажется, что она беременна вечность. Да, после первой беременности я выпала из профессии на год, мне было очень тяжело вернуться. Меня просто вычеркнули, я имею в виду перестали приглашать на концерты, какие-то мероприятия — это было психологически тяжело. С другой стороны, Боженька дал мне этот первый год, очень важный, чтобы я максимально провела его со своим ребенком. Со второй беременностью у меня нет ощущения, что я что-то пропускаю.

Потому что в принципе ничего нет сейчас.

Да, случился коронавирус — все сидели по домам, до сих пор крайне мало концертов. У меня был концерт 5 сентября, но здесь, в Москве. Поэтому у меня нет сейчас ощущения, что я что-то пропускаю: ни светской жизни нет как таковой, ни каких-то мероприятий, ни фестивалей — ничего нет. Такой вот благоприятный для беременности момент, как ни странно. Потом я не собираюсь сидеть дома. Все процессы в плане быта у меня уже налажены. Буквально сразу же рассчитываю привести себя в форму — с Тёмой мне очень быстро это удалось, надеюсь, что так же будет и в этот раз.

А мне не кажется, что ты так уж сильно потеряла форму, у тебя ведь уже приличный срок…

Я пока восемь с половиной килограммов набрала, я очень парюсь на эту тему, но как-то вот у меня гармонично идет набор веса. 

Еще одна фобия звездных мам, которую я хотела обсудить с тобой: и что теперь, все будут думать, что я мать и мне нельзя в короткой юбке выйти?

Ты говоришь как раз про меня. У меня после Тёмы полностью сменился гардероб на мини, на облегающее — все мои сценические костюмы, если проследить, изменились. А до этого я очень любила длинные юбки, длинные платья, а у меня офигенные ноги, оказывается! (Смеется.) Всему свое время. Я, будто только родив, почувствовала себя увереннее: свое тело, саму себя. Понятно, что есть какие-то правила, стереотипы и законы социума, но мне очень не нравится несвобода, общественно-социальная, какие-то штампы, которые человеку навязываются. Что подумают про тебя. «Ты же мать, ты должна»... Понятно, что во всем должна быть мера, бывают и перегибы. Сегодня для меня особенно актуальна тема «радужности» в соцсетях, где у всех всё круто и все красивые. Я для себя приняла внутреннее решение по поводу беременности — не фотошопиться: в смысле не делать худее талию, не делать худее ноги. Не хочу неправды. Хочется быть похожей на себя и в жизни, и на фотографии. Не хочется увлекаться виртуальной жизнью. Есть такой прекрасный фильм — «Суррогаты». Мы все уходим в мир суррогатов, а мне не хочется. Я так люблю рестораны, вкусную еду и шампанское, общение с друзьями, театры — мне не хочется в суррогаты уходить. Вторая тема, касающаяся социальных сетей, — вседозволенность. Это просто боль, это уже переходит все границы, когда люди друг друга обижают, оскорбляют, унижают, поддевают. Вот такая безнаказанность начинает меня просто сводить с ума. У меня на странице нет хейта, но я захожу иногда, когда острые ситуации случаются у коллег, конфликты и скандалы. Читаю, смотрю, и это приводит меня в ужас. 

На Наталье: водолазка Pietro Brunelli, юбка L’EDITION — всё «Кенгуру», Серьги Dzhanelli Jewellery

Скажи мне, в прошлый раз тебе захотелось поменять гардероб. Чего тебе хочется сегодня? Не захотелось писать, слушать, исполнять другие песни, например?

У меня готова песня, просто потрясающая, которую я безумно хочу выпустить, но не могу сейчас, из-за того что хочется снять крутой клип с классным телом, готовым к съемкам клипа. (Улыбается.) Еще я запасливый хомяк на этот раз оказалась, поэтому прошлой зимой сняла на осень клип. Скоро выпустим.

Ответь, как артист уже состоявшийся, тебя не штормит сейчас от того, что действительно популярным и приносящим большие деньги часто становится то, что не особенно талантливо, а иногда вообще бестолково. 

У меня такое на этот счет мнение — нельзя это ругать. Тебе может нравиться, может не нравиться, но точно нельзя это ругать. Как только мы начнем уж слишком всё это ругать и критиковать, мы превратимся в пенсионеров у подъездов на скамеечке. Меня, например, страшно коробит мат в песнях, потому что меня в принципе публичный мат всегда раздражает, а сейчас это стало популярно и почему-то можно. Я не могу это принять. 

Тут вопрос — как от этого защитить своего ребенка. Воспитывать вкус?

Воспитывать вкус, да, разговаривать, любить и контролировать в какой-то мере. Конечно, всё не проконтролируешь, всё равно наши дети сделают свой выбор, совершат свои ошибки, мы просто должны быть рядом, направлять. Он всё равно залезет во «ВКонтакте» и послушает то, что очень хочет послушать.

Но если ты до этого приучила его к хорошей музыке, он это послушает, но вряд ли ему это понравится — я об этом.

Это да, влиять как-то, воспитывать, но ругать бесполезно, жизнь всё равно вокруг. Время такое — очень быстро всё меняется, все эти соцсети, интернет — куда-то оно течет и катится в суррогаты. (Смеется.)

Ругать точно не стоит, полно и классных начинающих артистов, другое дело, что они почти все сегодня читают, очень мало кто поет. У тебя сейчас такой период, когда ты можешь экспериментировать. Тебе не предлагают таких песен, что прямо совсем не твое, а тебе интересно?

Знаешь, у меня в творческом смысле наступил такой период, когда я очень себе надоела. Думаю, что творческие люди, артисты прекрасно понимают, о чем я говорю, такое в тот или иной период каждый испытывает. Это из чего исходит? Из того, что я последние 15 лет всё делаю с Вовой. Как я это называю, во всех песнях «торчат ушки композитора», никуда не деться. Я так призывала последние два-три года новую кровь, какое-то свежее видение, влияние. Вот сейчас нашла, на мой взгляд, безумно интересных аранжировщиков, и я, как вампир, пью кровь этих людей (смеется), потому что мне очень хочется чего-то нового: и почитать, и потанцевать, и какой-то себя другой увидеть и показать публике.

А тебе, мне кажется, очень бы пошел фит с каким-нибудь модным рэпером.

Конечно бы, получилось, и вполне вероятно, что такое возможно. Да-да, я говорю, что я ищу, не останавливаюсь в этом смысле. Я очень ищущая. Неожиданные коллаборации всегда очень интересны всем: и артистам, и зрителям — это делать нужно. У нас с Вовой был такой период, когда мы очень ревностно относились к дуэтам с другими артистами, но вот мне почему-то кажется (даже не могу ответить почему), что ему не нужно ни с какой девочкой петь, а мне с каким-нибудь парнем — вполне подойдет. (Смеется.)

На Наталье: топ TEZENIS, Джинсы MSGM («Кенгуру»), сотуар с крестом Dzhanelli Jewellery

Поэтому мы второй год не можем услышать дуэт Вовы и Мари Краймбрери, который они записывали?

Ну нет, до такой степени я не могу влиять на это. (Смеется.) Тут точно дело не во мне.

Нам никак не избежать вопроса про «плоды изоляции». Потому что такой момент случился — переломный. Чему лично тебя научила эта пандемия?

В первую очередь тому, что мы действительно можем приспособиться к любым условиям и к любым обстоятельствам. Человек ко всему может привыкнуть. Опять же, отматывая время назад, когда у нас появился Тёма (2015 год. — Прим. ОK!), мы переехали за город, и я осела дома с ребенком... Когда поняла, что сижу 13-й день, я собрала его, себя, маму, и мы поехали в парикмахерскую. Я обалдела сидеть дома. У меня просто стала ехать крыша. А сейчас мы просидели три-четыре месяца! Для меня уже выход в магазин за продуктами был чем-то нежеланным, очень лениво стала выползать из своего убежища, мне совершенно этого не хотелось. Три месяца мы прекрасно чувствовали себя дома, мы привыкли. Другое дело, что в этой несвободе у всех были одинаковые условия. Негативная сторона этого — появился страх: заболеть, подхватить вирус, особенно сейчас мне в моем положении. Но всё равно через этот страх мы съездили в путешествие, выходим в рестораны — пытаюсь не закрываться, просто соблюдаю меры предосторожности: маска, антисептик. Не быть слишком самонадеянной и отчаянной — хорошее правило, знаешь. Но пусть эта зараза уже уйдет от нас навсегда.

Фото: Дарья Козырева. Стиль: Таисия Макшанова. Макияж: Дарина Горобец. Прически: Дианна Петряева/MONE Professional/Redken