Шура Би-2: «Мы ушли в самоизоляцию с большим багажом»

Это интервью мы сделали в прямом эфире инстаграма ОK!. Шура Би-2 и его жена Лиза принимали нас у себя в гостях. Шура ставил раритетные пластинки из своей огромной коллекции, а Лиза увлеченно рассказывала об их совместном проекте «Куртки Кобейна». А еще о том, как в этой семье готовят оливье, кто сидит за штурвалом и кто кого контролирует

Марк Аристархов Шура Би-2 с женой Лизой

Уже традиционный вопрос сегодня: активность в сети — необходимость сейчас?

У группы Би-2 был первый онлайн-концерт 20 марта. После этого вся группа ушла на жесткую самоизоляцию. Неделю я сидел, перебрал пластинки, поиграл на гитаре, почитал книжки. Стало скучно. Образовалась куча времени. Сейчас мы ведем два-три раза в неделю стримы с аккаунта Шуры Би-2, с аккаунта «Куртки Кобейна». Появилось время для этого проекта, поэтому да, проводим много времени в сети.

Сейчас вопрос всех вопросов, но вы только в начале пути, поэтому можно пока задавать. Почему «Куртки Кобейна», откуда такое название?

Лиза: У всех возникает этот вопрос. Это же классно, значит, любопытство зацепило. (Улыбается.)

Шура: Когда этот проект создавался — там более 30 разных артистов участвуют — у меня не было названия, и я попросил своего хорошего друга помочь, и он мне написал 20 странных названий. «Куртки Кобейна» были чуть ли в самом конце... Я подумал, это прикольно. В 93-м году, за четыре месяца до гибели Курта, я был в Мельбурне на их концерте, это был двойной концерт — Smashing Pumpkins и Nirvana. Я поклонник Smashing Pumpkins. Nirvana всегда пролетала мимо меня, но, увидев концерт, я влюбился.

Л.: Опять же и связь в проекте есть — новый трек No Order, где на барабанах играет первый барабанщик Nirvana Чэд Ченнинг. 

На этот трек недавно был снят клип...

Ш.: Это самый долгий клип, который мы когда-либо снимали. Снял его наш хороший друг Игорь Шмелёв, он снял для Би-2 порядка 10 видео. Дело в том, что в этом треке представлены четыре столицы. В Австралии у нас была готическая группа, которая называлась Chiron, где мы с Лёвой играли. У нас была песня, достаточно известная в узких кругах. Я перепел эту часть, первый куплет, это моя часть. Вторая часть — это нью-йоркский хип-хоп-артист начинающий — Ace MarCano, мы через наших друзей его нашли. Он снимался в Нью-Йорке. Phil Stancil — из группы Midnight Faces из Лос-Анджелеса. Очень интересная группа. Ченнинг снимался в Москве, но он из Сиэтла. Плюс мы еще снимали в Париже. 

Немного подробнее про проект расскажите, это такой музыкальный пазл из разных артистов?

Ш.: Это мой проект, где участвуют такие артисты, как Лёва Би-2, Диана Арбенина, Леонид Агутин, Brainstorm, Антон Севидов, Manizha, Brazzaville, Аня Чиповская, Монеточка, Ace MarCano, Midnight Faces, Тина Кузнецова, Чэд Ченнинг опять же, Дмитрий Ашман, Глеб Колядин и многие другие. 

Л.: Наконец настала золотая пора для проекта, потому что у Шуры никогда не было лишнего времени — у него очень плотный график. Первый альбом был выпущен почти год назад. Сейчас делаем второй альбом. Мы видим реакцию: есть стримы, мы общаемся со слушателями — это нужно людям. Изначально Шура сделал «Куртки Кобейна» по фану, такой танцевальный электронный проект — то, что всегда хотелось. У Шуры большой багаж, связь с электронной музыкой, танцевальной. Он играет на вечеринках, его плейлисты котируются. Это такая реализация того, что внутри накипело. Мы ушли в самоизоляцию с большим багажом. Как раз успели снять клип No Order.

Вопрос по Монеточке. Каким образом в этот состав влилась она?

Ш.: Это благодаря Лёве Монеточка к нам попала. Я хотел записать Гречку, песню «Нити ДНК». Но Лёвчик сказал: «Бери Монеточку, попадешь 100%». Когда мы записывали — это было за пару месяцев до всего хайпа с ней. Монеточка — очень милый, замечательный человек, моментально справилась, за 40 минут всё спела. 

Второе имя — это Аня Чиповская, актриса. Хотя для многих, кто хорошо знает Аню, не будет открытием то, что она прекрасно поет. 

Ш.: С Аней я познакомился в 2003 году, тогда еще не было группы Tesla Boy, была группа «Неонавт» Антона Севидова. Я в клипе снимался, по-моему, «Моя звезда». Ане тогда было лет пятнадцать, это первая ее роль. Я играл злого сербского генерала или полковника... Да, Аня из музыкальной семьи, она замечательно поет, у нее есть, кстати, кавер на Nirvana, но в «Куртках Кобейна» она читает стихи под музыку. 

Когда в марте началась отмена концертов, вы писали, что о продолжении концертной деятельности будет объявлено дополнительно. Было ощущение, что это так сильно затянется?

Ш.: Наверное, нет, потому что еще в начале февраля приходили первые весточки из Китая, мы сидели в Сан-Диего с друзьями, отмечали мой день рождения и говорили: «Да ладно, типичная пневмония, через месяц всё закончится». Скажи мне кто тогда, что я через месяц буду апеллировать такими понятиями, как стрим, онлайн-концерт, я бы странно на этого человека посмотрел. Мы ничего не отменили с группой Би-2. Мы перенесли все основные концерты на осень. Стадионы, запланированные на июнь в Москве и Минске, перенесли на сентябрь. 

А концерты «Курток Кобейна» планировали делать?

Ш.: Вообще, когда проект задумывали, ни про какие концерты не думали. 30 артистов — всех собрать в одном месте нереально. Но мы решили все-таки сделать первый концерт, перед самоизоляцией начали репетировать.

Л.: На опыте виртуального концерта Би-2 мы решили, что будет онлайн-концерт. Тогда в нем сможет поучаствовать большая часть артистов. Думаю, это будет визуально очень мощно. Моя компания «Всегда красиво» — концепт-разработчик, мы 15 лет на этом рынке, занимаемся сценографией. Это будет круто, поверьте. 

В «Куртки Кобейна» новые артисты не просятся? 

Л.: Нам задавали такой вопрос: как к вам попасть? Все, кому интересно, могут прислать свои песни, видео, всё может быть.
У проекта нет формата, нет границ, он международный. Опять же, треки все очень разные, стилистически разные. Для нас самое важное в этом проекте — качество. Первый альбом, к слову, можно скачать на всех площадках. Мы его выпустили и на виниле.

Знаю, что у Шуры коллекция винила. 

Ш.: Я собираю разную музыку. Конечно, вырос я на музыке 80-х. У меня огромная коллекция new wave. Я битломан, у меня первый пресс альбомов The Beatles, наша хорошая подруга подарила мне первый пресс всех сольных альбомов Джона Леннона. Очень много музыки 60-х, не очень много 70-х, очень много современной электронной и инди-рок-музыки. Они по всей квартире разложены, даже книги переставил. У меня день рождения в феврале, но отмечали в марте в Москве. Все друзья звонили Лизке с вопросом «Что подарить Шуре?». Мне подарили ящик виниловых пластинок. 

Они в действии? Понятно, что коллекции греют душу, что это единственное, во что стоит инвестировать. Но такое богатство не должно просто лежать.

Ш.: Я периодически слушаю. Вот когда не было самоизоляции, берешь друзей: «Хотите послушать первый пресс Let it Be, первые 500 копий?» — у меня есть такой винил! К нему еще сопроводительная пачка сертификатов, что это настоящий первый пресс. Мне Лизка на 45 лет подарила какой-то листик бумаги из календаря. Думаю, что такое?! А это настоящий автограф Джона Леннона. Так к этому листочку такая папка документов. Он сам в рамочке висит.

Хорошо слушать пластинки, когда не надо проверять онлайн-уроки. Ваши дети сейчас в Москве?

Ш.: Они в Сан-Диего. Мы приехали все в январе, отметили мой день рождения в Америке. И детки сказали: «Ой, мы хотим остаться здесь, тут друзья». Они полгода учатся в Америке, полгода в России.

Л.: Учатся в американской школе и еще дистанционно — в русской.

Ш.: Мы вернулись в конце февраля сюда, а потом началась эта история с пандемией. Везти их нужно через Нью-Йорк, а там эпицентр. Не рискнули. Они с бабушкой там. Здесь на улице куда пойдут? А там у них свой двор, в футбол гоняют, сейчас океан открыли, они в нем купаются. Такая система в Калифорнии: ты можешь плавать, можешь ходить по пляжу, по песку, но лежать нельзя, чтобы зараза не прилипала, полиция штрафует сразу. Нужно постоянно двигаться. 

У вашей дочки в апреле был день рождения. Научились праздновать дистанционно? 

Ш.: Да, по скайпу. Собрали ее друзей — они у нее в Германии, России, Америке. В скайпе устроили конференцию, детки еще незнакомы были толком друг с другом, но хотя бы так все встретились. Лизка фокусы показывала, я пытался сочинить песню про Еву на английском, чтобы дети подхватывали...

Еву не нужно проверять? Я слышала, что дети сейчас умудряются онлайн-занятия прогуливать.

Ш.: Это про нашего сына Оливера. Ему 8 лет. Еве 10, и она уже ответственный человек — сама занимается. Она на удаленке на гитаре играет, а еще у нее вокальные курсы. За Оливером присматривает бабушка, потому что в какой-то момент он может достать айпад, чтобы рубиться в «Майнкрафт». 

Я узнала, что в вашей семье надо успеть подойти к плите вовремя, потому что вы оба отлично готовите. 

Ш.: Я прекрасно могу приготовить завтрак, всевозможные блюда из яиц. Раньше готовил, но теперь меньше, а у Лизки свой ресторан, поэтому всё периодически оттуда заказываем. Модное Кафе Сити Чебуречная. Там и плов готовят, и «Том Ям», и много чего еще вкусного кроме чебуреков.

Лиза, что за особый рецепт оливье, о котором ходят легенды?

(Улыбается.) Шура не ест красное мясо, поэтому я делаю оливье с курицей. 

Ш.: Лизка готовит практически как моя мама.

Там ведь есть еще интересный ингредиент?

Ш.: Душа! Надо готовить всё с душой. 

Есть какие-то еще вещи, к которым вы были не готовы в связи с нынешней ситуацией? Чего больше всего не хватает?

Ш.: В первую очередь не хватает детей, конечно. Как группе Би-2 — нам не хватает общения, мы постоянно созваниваемся. Мы тут уже офигели, сидя дома. У нас же в среднем от шести до десяти концертов в месяц, когда тур идет, — вот этого не хватает. Кстати, что касается Би-2, то мы в конце мая запускаем следующий сингл из грядущего альбома, это будет гимн выхода всего мира из коронавируса. Так получилось, что Лёвчик с Янчиком — они вдвоем тексты пишут — еще в сентябре написали текст. Песня очень позитивная, но называется она «Депрессия». (Смеется.) Хотя она была написана более полугода назад, это будет песня на самую злободневную тему. Мы готовим клип в самоизоляции с режиссером Максом Шишкиным, который снимал нам «Пекло». Это будет хендмейд — первый клип на карантине, но не как все делают — на пять экранчиков, а с декорациями из бумаги, нарисованный. Группа дистанционно снялась. Что из этого получится, узнаем совсем скоро.

Лиза, признаюсь, я была удивлена, когда узнала, что вы пилотировали вертолет.

Ш.: Так мы и познакомились. В Италии на острове Сицилия, в городе Чефалу. Там был мини-рок-фестиваль, частная вечеринка новогодняя одного, возможно, богатого человека, сейчас уже не знаю. Лизка всех гостей привезла на вертолете. 

Л.: Я вообще люблю путешествовать на вертолетах. Если выбирать между маленьким самолетом и вертолетом, всегда отдам предпочтение вертолету, потому что ты можешь приземлиться (если есть лицензия с подбором площадки) где угодно, зависнуть где угодно, рассмотреть то, что тебе хочется, не просто добраться в пункт Б, а именно посмотреть. Это идеальный способ путешествовать. Когда разглядываешь даже известный город сверху, совершенно другая картинка. 

Этот навык нужно восстанавливать? Или сейчас смогла бы полететь?

Навык нужен. Необходимо постоянно тренироваться, заниматься. Robinson — машина сама по себе довольно примитивная, как велосипед. Но всё равно очень много аварий в последнее время, которые происходят по большей части из-за человеческого фактора. Есть же правила, которые необходимо соблюдать. И, конечно, навык надо постоянно совершенствовать.

Трудно получить права?

Трудность только в том, что тебе не дадут права, если не умеешь управлять вертолетом. (Смеется.) Это опыт. С получением лицензии твой путь авиатора только начинается. Поэтому постоянно нужно заниматься.

Ш.: Это как на гитаре играть. 

Л.: Без тренировок потом очень сложно восстанавливать навыки. У меня были перерывы большие, и дети очень просят не летать, особенно дочка.

Ш.: Ева — серьезная девочка. Иногда мне кажется, что серьезнее, чем мы.

Л.: Да, она всё время нас контролирует. Проверяет, чтобы вовремя были дома. 

Сейчас-то вы всё время дома…

Ш.: Да, сейчас нам легче быть образцовыми. (Смеются.)