Мария Миногарова: «В планах — идти дальше и делать всё, что для этого нужно»

Маша Миногарова — модель, телеведущая, блогер — с недавних пор еще и друг бренда BULGARI в России. О том, почему она предпочитает всегда говорить правду, чем удивила одноклассников и когда впервые почувствовала себя красивой, — в интервью ОК!

Саша Фаворов На Маше: часы Bvlgari Octo Finissimo Automatic (корпус и браслет из титана)

Маша, десять лет назад, когда ты была участницей «Топ-модели по-русски», у вас было задание — дать интервью журналисту Леониду Закошанскому, который задавал провокационные вопросы. Ты тогда победила в конкурсе, потому что лучше всех справилась.

Ой, жуткий флешбэк! (Смеется.)

Почему жуткий?

В плане временных границ, это же было почти десять лет назад, как тут вспомнить про интервью с Леонидом? И где Леонид? (Смеется.) Вопрос! Где-то год назад пересматривала эту программу. Конечно, всё так по-детски наивно. А тогда я считала, что я самая умная на планете. (Смеется.) 

Ты уже тогда была самой настоящей — сто процентов. Ты выделялась тем, что ничего не изображала. Может быть, секрет твоего дальнейшего успеха как раз в этом? Или ты не думаешь о секретах успеха?

Мне довольно часто говорят: «Ты такая искренняя, такая правдивая, настоящая», — мне, признаюсь, тяжело оценить это. Мне кажется, все люди так и делают. Нет?

Ты просто подозреваешь людей в том, что свойственно тебе...

Может быть, у меня просто получается более доверчивое лицо? Не доверчивое, а доверительное. (Смеется.) Я всегда выбирала для себя самый простой формат — ничего не выдумывать, чтобы не запутаться самой в своих же показаниях. 

А еще, согласись, это и залог неуязвимости: никто не может достать из шкафа что-то такое, что могло бы тебя как-то скомпрометировать. Ты такая, какая ты есть, и все это видят. 

Это, к счастью, так. Но у любого человека всё равно есть и шкафы, и скелеты.

На Маше: серьги B.zero1 (розовое золото, черная керамика), подвеска B.zero1 Rock (желтое золото, бриллианты), часы Octo Finissimo Automatic
(корпус и браслет из титана) — всё Bvlgari

Так, доставай, что у тебя там в шкафу? 

(Смеется.) Ну, к счастью, ничего криминального... Я иногда думаю: «Как бы я могла что-то в себе или своей жизни
приукрашивать и в каком направлении?» Ну, к примеру, что я постоянно на диком люксе и живу как Ким Кардашьян, не меньше. Хотя сейчас у меня довольно часто бывают очень крутые крупные проекты, с топовыми брендами, настолько потрясающие, что даже за гранью моего понимания, ивенты, поездки, и, в принципе, я бы могла выдавать контент а-ля «богатые и знаменитые». Но в моей жизни есть и другая сторона, без блеска, роскошных нарядов и селебрити, которая мне не менее дорога, и не хотелось бы жить, постоянно отслеживая, что можно показать, а что нельзя.

Маша, возвращаясь к «Топ-модели…». Когда десять лет назад ты была участницей, а ведущей — Ксения Собчак, у тебя не возникло желания оказаться на ее месте? Не быть такой, как она, а именно оказаться на этом месте — быть ведущей шоу. 

У меня всегда было одно желание: я очень хотела быть моделью. Мне не хотелось быть ведущей шоу — тогда это была роль Собчак и больше никого. Это сейчас, с высоты прожитых лет (улыбается) и телевизионного опыта, ты понимаешь, что это всё съемка, игра... Но тогда-то это всё было для меня по-настоящему! Безумный стресс: мне постоянно снилось, что меня выгоняют из этого дома, я просыпалась в слезах... Думала ли я, что хочу быть на месте Ксении Собчак? Нет. Но когда случился «Подиум», я сама себе не поверила. Зашла в свою студию и поняла, что я ведущая, а это моя студия. Это тоже было на «Амедии», в таком же павильоне — осознавать это было очень круто. 

Смотри, мы тебя представляем: Мария Миногарова — модель, телеведущая, блогер. А у тебя в инстаграме написано: юморист. 

Такой вот веселый человек. (Смеется.) Во-первых, такие опции нельзя выбрать все разом в инстаграме, там можно либо то, либо то, а кто я в большей степени из этого, я и сама не могу определить. А юморист — это самое удобное и приятное амплуа. Я люблю, когда людям весело, а если из-за меня, то это вообще супер. 

Юморист, который умеет посмеяться над собой. Скажи, но ты же далеко не всем разрешаешь смеяться над тобой? 

О, у меня на этот счет есть целая теория по подбору моего ближнего и дальнего круга. (Смеется.) Человек с хорошим чувством юмора никогда не обидит тебя шуткой. Бывают такие «остряки», которые просто не видят разницы и сыпят оскорблениями и уколами, весело смеясь, думая, что это остроумно, а ты слушаешь и понимаешь, что дальше вам просто не по пути. Есть во всем какая-то тонкая грань, и человек ее сразу интуитивно либо осознает, либо нет. Кто не осознает, тот остается за ней.

На Маше: серьги B.zero1 (розовое золото, черная керамика), кольца B.zero1 Rock (розовое золото, черная керамика), часы Serpenti Seduttori (розовое золото, заводная головка с розовым рубеллитом), кольцо B.zero1 Rock (желтое золото, бриллианты) — всё Bvlgari

Скажи, а ты подбираешь себе ближайшее окружение по чувству юмора или по каким-то другим критериям?

Похоже, что да. (Смеется.) Как ни крути, влюбляюсь в людей, которые искрометно и безумно шутят. Можно даже посмотреть: Саша Гудков, мой сосед Полянский, Ида (Галич), Настя (Ивлеева), мой парень Паша, даже мои родители — я выбрала их, исходя из этого же критерия: у всех отличное чувство юмора.

Где-то я прочитала: «Высокие девушки ставят перед собой высокие цели». Это про тебя? 

Я даже никогда не слышала это выражение. Думаю, что все девушки ставят перед собой высокие цели.

Ну а твои цели какие? Инстаграм уже покорен, что там дальше? Мир?

Ну, честно признаюсь, с того момента, как я вышла с проекта «Топ-модель...», я максимально включилась, понимая, что вот оно, мое время, мой шанс и надо действовать. И жизнь закружилась в каком-то бешеном вихре и кружится до сих пор. Все эти годы, не желая потерять наработанный прогресс, я сама себе не давала остановиться или притормозить. И два месяца самоизоляции стали первым перерывом за несколько лет и, можно сказать, открыли мне глаза. Я поняла, что все-таки нужно жить размеренно и не стараться нестись вперед изо всех сил: нет смысла тратить всю свою жизненную силу и энергию, весь свой запал на какие-то сиюминутные цели, потому как можно и надорваться. Большие цели, конечно, есть... Но я даже не представляю, куда жизнь меня выведет дальше. Вот, например, только что мне пришло сообщение  — я стала другом бренда BVLGARI в России.

Класс. Поздравляю тебя!

Если честно, я в шоке. Это просто что-то невероятное. Элизабет Тейлор была другом BVLGARI, а теперь вот я — Маша из Краснодара. (Смеется.) Я даже задыхаюсь немного от этой новости. И вот после таких моментов я не могу даже придумать настолько великую цель, которой хочу достичь, потому что со мной происходит то, чего я даже не могла никогда представить или пожелать. В планах — идти дальше и делать всё, что для этого нужно, но я реально не могу представить: ну чего захотеть? Чтобы меня на крыше
Эмпайр-стейт-билдинг Бенедикт Камбербэтч кружил в танце? Смешно будет, если сейчас скажу, а через год вдруг сбудется!

Так и слава Богу! Нет? 

Ну, вообще — да. (Смеется.) Главное, что высокие цели есть, просто пока непонятно, какие, посмотрим, куда жизнь выведет.

Скажи мне как друг бренда BVLGARI, бриллианты — лучшие друзья девушки? 

Одни из. Мне просто кажется, что всему свое время. Безусловно, роскошные украшения high jewelry завораживают! Все эти невероятные подвески и украшения с сапфирами и какими-то безумными каскадами бриллиантов — это то, от чего невозможно отвести взгляд. Но мне кажется, нужно достичь определенного жизненного уклада, чтобы они вписывались в жизнь и становились ее украшением. Думаю, что статус — не только в обладании этими вещами, но в понимании их ценности и красоты. 

И это тот случай, когда можно показать на себе. У нас в съемке ты такая нежная, такая хрупкая… и на тебе не каскады из камней, а массивные часы BVLGARI. Та-кой микс женского и мужского. Это про тебя? Характер у тебя, кажется… есть. Скажи, а вообще, у тебя, как у девочки, есть фетиш? У кого-то туфли, у кого-то бриллианты...

Есть. Я люблю красивые платья, люблю Haute Couture — но люблю не как одежду, а как произведения искусства. Я ее покупаю, но особо не ношу: я и так метр восемьдесят четыре ростом, а если еще и на каблуках, то уже все два. И если надеваю на себя кутюрные вещи с соответствующей обувью, то получается довольно большая конструкция. И выход на мероприятие даже в рамках Москвы превращается в многочасовую демонстрацию кутюра.

На Маше: очки Bvlgari Bvlgari, кольцо B.zero1 Rock (желтое золото, бриллианты), кольца B.zero1 Rock (розовое золото, черная керамика), часы Serpenti Seduttori (розовое золото, заводная головка с розовым рубеллитом), подвеска B.zero1 Rock (желтое золото, бриллианты) — всё Bvlgari

Это уже перформанс, Маша.

Это перформанс, совершенно верно. Это Бартенев может, точно. Я же в повседневной жизни вообще всегда хожу в одной и той же одежде, причем Пашиной, даже сейчас я в джинсах своего парня, в толстовке, которую подарил мне мой друг в Бруклине, и меня не парит ничего (поднимается, показывает толстовку). Но красивую одежду я люблю, мне нравится на нее смотреть. 

Не предлагали какой-нибудь мерч модный? Сейчас очень актуально: ты и модель, и блогер. 

Предлагали миллион раз, просто я считаю, что каждый должен заниматься своим делом. Если я не могу от начала до конца (такое агентство полного цикла) произвести этот мерч, я не хочу делать футболки с надписью: «Я — Маша», какие там еще могут быть надписи?

Ты сейчас в Москве, но я знаю, что всю самоизоляцию ты провела в родном Краснодаре. Вообще часто бываешь там? И параллельно сразу вопрос: бывают ли у вас встречи одноклассников? Приезжаешь ли ты на них? 

Я всегда очень хочу на них побывать, но, к сожалению, никогда не получается: в какой-то год я была в Буэнос-Айресе, в другой — в Нью-Йорке. Не подумайте, что жалуюсь. (Улыбается.) Но я правда очень люблю все эти встречи и сходки старых друзей. Как-то мне удалось собрать какую-то часть коллектива нашей школы в ресторане, но я выпила больше всех на радостях (видимо, переволновалась), потом чуть не подожгла Fedukа в тот же вечер кальяном — в общем, я веселая. Одноклассники о-о-чень удивились. (Смеется во время всего рассказа.)

Они почему удивились? Разве ты не была такой в школе? 

Нет, абсолютно! Я была отличницей, скромной. Самая высокая в школе, груди нет, уши лопоухие — естественно, никакой страсти в мальчиках не возбуждала. Поэтому моим делом было учиться, что я и делала с удовольствием: очень любила читать, была старостой, посещала литературные курсы и кружки. Я даже была единственным взрослым школьником в детской библиотеке имени братьев Игнатовых, мне разрешали брать книги домой(!). Можно понять, что мои одноклассники удивились, когда я начала поджигать Feduka — случайно уронила кальян. (Смеется.)

Прямо не верится, чтобы вся эта зажигательность вдруг в тебе открылась, это же где-то сидело ждало своего часа.

На самом деле я помню, когда это началось. Тот самый знаменитый переходный возраст. Из отстраненного, скромного ребенка я вдруг стала очень громкой и социально активной. Это было в классе десятом, с тех пор пошло-поехало... Вообще, у нас всегда была веселая семья, родители, папа с его шутками, мама со своим чувством юмора — я, видимо, всегда была такой, просто ярко это не транслировала. 

На Маше: платье Sorry, I’m Not, серьги B.zero1 (розовое золото, белая керамика), кольцо B.zero1 Rock (розовое золото, черная керамика), часы Octo Finissimo Automatic (корпус и браслет из титана) — всё Bvlgari

Маша, а когда ты поняла, что ты красивая, ну или не такая, как все? 

Наверное, когда я прилетела из Милана после своего первого контракта домой в Краснодар. Вот тогда я почувствовала себя как-то особенно. Хотя всё равно осталось огромное количество детских комплексов, плюс добавились новые: кастинги, на которых тебе отказывают, вещи, которые ты надеваешь, и, если они вдруг плохо сидят, ты думаешь, что это именно ты толстая, некрасивая и нескладная, ну и всё в таком духе. И вот я вся такая модная, такая заграничная вернулась из Милана, где все поголовно ходили в прозрачных шифоновых юбках... Прошла пять метров в такой юбке по Краснодару, и человек, проезжающий мимо на велосипеде, дал мне по заднице — и уехал. Я сразу перестала чувствовать себя особенной. (Смеется.) Наверное, это был первый момент — когда у меня появилась красивая одежда и я смогла выглядеть так, как бы этого хотела. Мы всегда жили не очень богато, поэтому возможности такой особо никогда не было. А тут я вся такая модная иду по родному городу. Вот тогда да, я поняла, что, наверное, что-то во мне есть. Но сказать, что это какая-то божественная красота, я и до сих пор не могу. 

Серьезно?

Ну конечно, при условии что ведущий визажист сделает мне макияж, а стилист подберет идеальное платье... Конечно, при определенных усилиях я-то могу (смеется), но в общем и целом, мне кажется, что выросло, то выросло. 

Знаешь, часто у девочек подростковые комплексы уходят, когда появляются мужчины, которые говорят комплименты… 

В моей жизни этот период, видимо, еще не наступил или уже незаметно прошел. Мужское внимание на борьбу с комплексами и какими-то проблемами становления особого влияния не оказало.

Я как-то прочитала в твоем интервью SNC: «Девчонки, не надо фотографироваться в инстаграм в трусах, чтобы привлечь внимание». Когда к тебе пришло понимание, что фотки в трусах — скажем так, путь в одну сторону?

Это понимание пришло очень просто. В какой-то момент этого стало очень много. Инстаграм ведь как развивался? Это сейчас инстаграм — огромная площадка, где и политика, и религия, и обучение, а поначалу никто особо не знал, что делать, и все делали одно и то же: сначала все фотографировали еду, потом — лица, а дальше развитие ушло в трусы. Сейчас, правда, это не так актуально: есть, конечно, любители жанра ню, но не в таком количестве. 

А ты вообще, в принципе, не любишь делать то, что делают все? 

Конечно, очень хочется чувствовать себя особенной и не такой, как все. При этом я понимаю, что это похоже на какой-то внутренний протест — делать всё от противного, сделать то же, но только наоборот: раз все в трусах — я в шубке.

У тебя довольно интересное образование... 

Честно, у меня совсем не интересное (мне лично) образование — государственное и муниципальное управление, специальность — госслужба. Перед тем как изучать всё это, я поступила на режиссуру в Краснодарский институт культуры, но, когда я пришла на экзамены, увидела мальчика с выбритой на ноге полосой, играющего на гитаре, девочку с косой, что-то певшую, и подумала: «О, пока!» — и ушла в другую отрасль. Зачем, не знаю. В Краснодаре было очень модно учиться на юридическом факультете и на управлении. У нас там все ездили на классных машинах — это «десятка» в тюнинге кураж. Вот туда я и кинулась, в эту модную пучину. Пять лет я училась, не особо вникая в то, что мне рассказывали на лекциях. Мне не было интересно. В итоге за пять лет я выучила, что в парламенте две палаты, — это всё.

А вот если бы сейчас, куда бы ты пошла, чем бы занялась и что бы развивала в себе?

Я бы пошла на оператора, честно. Снова мое внутреннее противостояние: сейчас многие мои знакомые учатся на режиссеров и актеров, поэтому я, естественно, пойду на оператора. Вот так, выкусили все? Так и знайте. (Смеется.) 

Недавно прочитала у своей знакомой, что у современной женщины должны быть: психолог, маммолог, гинеколог, массажист, косметолог, астролог, нутрициолог и еще кто-то, я забыла, но у меня записано. Мне интересно спросить у тебя как у современной женщины: есть ли у тебя набор этих обязательных помощников?

Я была на приемах у психолога, но никак не могу найти, что называется, своего. Разобраться в себе, понять какие-то глубинные причины своих поступков — я бы очень хотела. Нутрициолога тоже нет пока. Есть только массажист, косметолог, врачи, у меня даже есть экстраврач-эндокринолог, с ним я всю жизнь иду рука об руку. Я очень завидую подругам, у которых есть психолог, с которым они докапываются до истин. 

А может быть, он тебе не нужен?

Мне кажется, в наше время он всем нужен. (Смеется.) Может показаться, что в жизни человека всё очень хорошо, мегапозитивно и успешно, ты друг бренда BVLGARI (я напомню, если кто-то забыл), однако ежедневно на твоем пути встречается такое количество моральных, психологических трудностей, от мелких проблем до каких-то глобальных тяжелых событий, что хочется, чтобы кто-то хоть немного их забрал на себя или как-то помог их нести. Хотя при всем при этом в жизни всё складывается очень хорошо. Правда.

А нутрициолог? Про диетолога у известной модели спрашивать как-то неловко. Можно еще спросить про прекрасную генетику...

Генетика не работает ровно с 30-го дня рождения. До этого гамбургер елся, кола пилась и всё было хорошо — а потом я просто стала набирать вес из воздуха. Вроде бы и сладкого особенно не ем, фастфуд тоже, но почему-то всё стало не так, как раньше. В последний месяц самоизоляции я уже совсем расстроилась, села на более осознанную диету — видимо, только при таком раскладе можно быть в хорошей форме, иначе никак. Если у вас есть номер нутрициолога, дайте его мне! (Смеется.)

А спорт? 

Спорт, разумеется, очень нужен. Я же еще и амбассадор Reebok. Вот уже год из-за операции мне особо нельзя ни активно заниматься, ни увлеченно худеть, и это страшный год, потому что я себя не узнаю. Очень хочется скорее вновь заняться спортом, потому что это же не только раскачивание мускулов, но и здоровье спины, здоровье суставов... А из-за большого роста я столкнулась с такой проблемой, что может болеть спина. Это всё исправляет только спорт.

На Маше: костюм Ushatava, cерьги B.zero1 Rock (желтое золото, бриллианты), подвеска B.zero1 Rock (желтое золото, бриллианты), кольца B.zero1 Rock (розовое золото, черная керамика), кольцо B.zero1 Rock (желтое золото, бриллианты), часы Serpenti Seduttori (розовое золото, заводная головка с розовым рубеллитом) — всё Bvlgari

Раз уж мы в очередной раз напомнили всем о твоих контрактах, скажи, вот когда у тебя появляются достаточно серьезные рекламодатели, это накладывает отпечаток? На то, что ты выкладываешь в инсту?

Это безусловно так. Мы сейчас, к сожалению или к счастью, живем в такое время, когда нужно трижды подумать, что ты сказал, а я очень редко думаю, когда говорю, из меня сначала несется поток мысли, а уж потом я такая: «А-а-ай-яй!» Это не первый год происходит и не второй. Я очень вспыльчивая и очень быстро завожусь, поэтому сама себе запрещаю вступать в какую-то жесткую полемику на острые темы — любые: политические, социальные, какие-то даже личные, в которых я могу зажечься и наговорить лишнего. Так же можно и перестать быть другом (смеется) очень многих брендов. 

Скажи, а у тебя уже появилась нелюбовь к хейтерам? Есть что-то в работе, что можно назвать побочным эффектом известности?

Есть, но это не хейтеры. Хейтеры как раз меня никак не тревожат и не беспокоят, то ли настоящих очень упорных хейтеров у меня не было, то ли я уже привыкла не реагировать ни на что. Самое страшное для меня — это потеря приватности. Невозможность жить нормальной обычной жизнью, как раньше, спокойно гулять, ездить в метро по делам, ходить по магазинам. Вот правда, хоть бы кто предупредил, что будет так непросто. Ты что-то делаешь, тебе нравится охватывать всё большие и большие масштабы: больше подписчиков, больше контрактов, больше работ. Но с каждым разом, с каждым новым появлением на экране или билборде ты теряешь приватность. Знаете, такое чувство, будто ты заходишь в комнату и понимаешь, что говорили о тебе и вдруг замолчали, — я так хожу за продуктами, платить по счетам, просто на улицу. Иду и знаю, что на меня смотрят, но я не понимаю: они смотрят потому, что мы старые друзья и я просто не узнаю человека, или потому, что знают меня из инстаграма? 

Мы с тобой начинали разговор с того, что твой успех в том, что ты можешь быть собой, быть настоящей, а получается, что уже не можешь.

Вполне может быть. К счастью, я не Джастин Бибер и пока что менее популярна, чем многие. Но уже на этом уровне очень тяжело дается то, что ты не можешь просто идти по улице, чтобы люди не тыкали пальцем и не кричали: «О, это ж эта!», — и они не виноваты в такой реакции, они рады, они хорошие люди. 

Просто ты не всегда готова к фото в толстовке друга.

Совершенно верно.

Текст: Евгения Белецкая. Фото: Саша Фаворов. Ассистент фотографа: София Родина


Loading...