Максим Лагашкин: «Я шел к этому двадцать лет»

Сегодня Максим Лагашкин живет в сумасшедшем режиме. «Я не жалуюсь, это именно то, чего я хотел», — улыбается актер. О долгом пути к успеху, дружбе и избирательности Максим поговорил с OK!

Иван Пономаренко Максим Лагашкин

Сегодня Максим Лагашкин живет в сумасшедшем режиме. «Я не жалуюсь, это именно то, чего я хотел», — улыбается актер. Недавно его работа в сериале «Шторм» была отмечена премией АПКиТ за лучшую мужскую роль второго плана. А сейчас, с понедельника по четверг, в 20:30 телеканал ТНТ показывает 
еще один проект с участием актера — сериал «257 причин, чтобы жить».

Поступать в московский театральный институт Максим приехал из Новокуйбышевска. Учеба в ГИТИСе подарила ему не только профессию, но и встречу с будущей женой, актрисой Екатериной Стуловой, а также лучшего друга — актера Александра Робака. Вместе с ним по окончании учебы Максим несколько лет проработал в Театре имени Маяковского, а потом ушел в кино. «Даже страшно представить, как тогда проходил мой день, — говорит Максим. — С утра репетиция, потом ожидание вечера, спектакль, и всё, день закончен». Сегодняшний ритм жизни ему нравится гораздо больше — даже на самоизоляции съемочный процесс не прекращался ни на минуту. В ближайшее время Максима можно увидеть в нескольких проектах, снятых за это время. «О любимых ролях и о том, как ему удается всё успевать, Максим рассказал ОK!.

В сериале «257 причин, чтобы жить», который начался на ТНТ, вы играете Олега, лучшего друга главного героя. Персонаж довольно комичный, многие запоминающиеся шутки принадлежат именно ему.

Если смотреть на все ситуации, в которые он попадает, через призму какой-то драмы, это будет скучно. Поэтому восприятие этого героя мне видится через комедию в большей степени. Ну и вообще сам фильм подан в такой атмосфере. Там тема-то серьезная, а сериал сделан легко, с юмором, его хочется смотреть. Депрессии никто никакой не испытает. Наоборот, мне кажется, он такой ободряющий, духоподъемный получился. 

Это ваша интерпретация образа или так изначально было прописано в сценарии?

Это наше совместное видение с креативным продюсером Алексеем Ляпичевым и режиссером Максом Свешниковым.
Я, честно говоря, даже боялся, нет ли перебора с шутками, потому что история такая достоверная, хотя и вымышленная. Боялся, что герой будет чересчур гротескным. Нужно было быть очень аккуратными, чтобы всё получилось в едином пространстве, в едином ключе. Работать было легко, потому что Лёша всё время был на площадке, мы очень быстро решали любые возникающие сомнения и вопросы.

Вы с Егором Корешковым играете лучших друзей, а как дела обстояли за кадром?

Мы до этого уже были знакомы с Егором, снимались вместе у Макса Свешникова в сериале «Филатов». Бывает, что в жизни люди, мягко говоря, друг другу не симпатизируют, а в кадре им приходится играть закадычных друзей. Это нормально, это наша профессия. Или же люди ненавидят друг друга, а так играют любовь, что глаз не оторвать. Но здесь у нас всё в порядке, мы приятельствуем, общаемся, у нас есть взаимопонимание. От партнерства лично я получил большое удовольствие. Вообще команда подобралась такая, что все как-то быстро с друг с другом скорефанились. С Юлей Топольницкой мы тоже познакомились на «Филатове» и с первой секунды общались, будто знакомы сто лет.

Раз уж речь зашла о друзьях, не могу не спросить вас об Александре Робаке. 

Он мне как раз сейчас написал «Доброе утро». (Улыбается.)

Вы дружите много лет, часто снимаетесь вместе и даже организовали собственную кинокомпанию «Синемафор». Такая тесная дружба не мешает в работе? Можете оценивать друг друга критически на съемочной площадке?

С годами всё критичнее и критичнее. (Смеется.) Мы просто очень хорошо друг друга знаем, я вижу в этом только плюс. А в зависимости от сценария даже открываются какие-то новые грани. Когда мы с Сашей работаем, у нас идет какая-то внутренняя история, хочется дать что-то новое и друг другу как партнерам, и зрителю тоже. Подспудно, может, даже какой-то соревновательный момент существует, в хорошем смысле.

Неужели конфликтов никогда не было?

Так, чтобы прям друг друга посылали, такого не припомню. У нас может, конечно, возникнуть спор, потому что у каждого есть свое видение того или иного. Но для этого существует режиссер, который рассудит и направит. 

Одна из последних ваших совместных работ — сериал «Шторм». Это правда, что сценарий писали специально под вас с Робаком?

Так нам сказал Боря Хлебников: что когда они придумывали эту историю, то видели нас с Сашей. И даже пробы у нас были чисто формальные. Это так приятно, честно говоря, что такой режиссер тебе придумывает историю и реализует ее. 

Вы не раз говорили, что Хлебников стал для вас знаковым режиссером, а съемки в «Аритмии» были поворотной точкой в вашей карьере.

Сам для себя я оцениваю это именно так. Может быть, был и какой-то другой поворот... Но Боря меня как будто перезапустил. От него исходит такая энергия и свет, это тоже очень влияет на многие вещи, на тебя как артиста и как человека. Поэтому я всё это связываю с ним и бесконечно ему благодарен. Я мечтал, чтобы было так, как сейчас, к этому и пришел. Но шел долго, лет двадцать, наверное. Еще один немаловажный фактор — у меня появился агент, Наташа Гнеушева, которая просто суперчеловек. Она решает абсолютно любые вопросы и делает так, чтобы я успел поучаствовать во всех проектах, которые мне нравятся. Правда, мне порой приходится существовать периодически в дороге, без сна, но я не жалуюсь, это нормально. Не представляю, как бы я сам со всем этим справился, это просто нереально.

Насколько я понимаю, на самоизоляции вам тоже было не до отдыха?

Я тогда снимался в Мурманске, в фильме с рабочим названием «Иван». Мы думали, что будем работать там весь апрель, никто не ожидал, что начнется такая история. 29 марта, в день рождения своего младшего сына, я прилетел в Москву, мы с семьей уехали за город, и началась изоляция. Тут же полетели всякие предложения благотворительных эфиров, вся эта одухотворяющая история в момент пандемии. Артисты ведь должны поддерживать народный дух, чтобы всё было с юмором, несмотря ни на что, весело и с огоньком. Всё это, конечно, сопровождалось множеством самопроб. Мы с Катей снимали друг друга или я снимался сам. Шутка всей этой ситуации со съемками дома в том, что это только кажется, что всё легко. Но ты сам и оператор, и гример, нужно несколько раз поменять костюм, установить свет. И эти 15–20 минут текста превращаются минимум в три, а то и в пять часов. Мои домашние уходили гулять, спустя несколько часов заходили в дом, видели, что я еще не закончил, тихонько пробирались к холодильнику и снова уходили. (Смеется.) В итоге я снялся в проекте платформы Premier «Окаянные дни», который можно будет увидеть с 11 июня. Это десять историй, снятых в формате скринлайф, рассказывающих о том, что происходило с жителями нашей страны во время карантина. Сценарий написали соавтор «Домашнего ареста» Михаил Туханин и Семён Слепаков, он же один из продюсеров. Вместе со мной в одной серии играют Дима Лысенков и Татьяна Догилева. Еще были съемки для сериала «Зона дискомфорта», который
3 июня вышел на онлайн-платформе START. Это достаточно камерный проект, и так получилось, что я исполнил в нем сразу три роли: эсэмэмщика Максима, у которого есть подопечная — блогерша Илона (ее играет Анна Шепелева), «папика», который опекает Илону, и маму Илоны тоже играю я... Неожиданная роль, но как отказаться?! Не так часто мужчины-актеры в нашем кино играют женщин. И еще одна премьера — проект «ЧУМА!» на IVI.

Вы сказали, что на изоляции были всей семьей. Старший сын Савва тоже был с вами?

Савва учится на актерском факультете в Лондоне, сейчас вся его жизнь протекает там.

А почему не в России?

Так исторически сложилось. Он с 13 лет учился в английской школе, сначала в Испании, потом в Британии. И когда пришло время получать высшее образование, конечно, он решил остаться там. Если есть возможность, почему бы и нет? Он сам изъявил такое желание. Я, честно говоря, наоборот, хотел, чтобы он учился в Школе-студии МХАТ или ГИТИСе, но сын сказал, что я сошел с ума, и улетел. (Смеется.)

Младший тоже планирует продолжить актерскую династию?

Луке сейчас 7 лет, и он увлечен всем сразу. И музыкой, и танцами, и в кино хочет сниматься. Он парень искусства. Неугомонный человек, не скучает ни минуты.

Позволите ему сниматься?

Позволим, когда к этому всё само придет. Специально водить его на кастинги мы не станем. Это должно произойти органично. Периодически я вижу на площадке детей, с которыми мамы делают между дублями уроки, и ребенок пашет как взрослый. Лишать сына детства мы не собираемся. 

В мае вы с Катей отметили 24-ю годовщину свадьбы. Для студенческого брака цифра серьезная. Периодически встречаетесь и на съемочной площадке, одной из последних совместных работ стал сериал «Жуки». Работа с женой в большей степени радость или стресс? 

С женой никаких сложностей, наоборот, только легче. Во-первых, мы понимаем друг друга с полуслова, можем что угодно сказать, где-то подсказать. Иногда вовсе не надо ничего говорить, всё с ходу получается. Вообще у меня вот эти вещи «родственные» в процессе съемок отключаются, на съемочной площадке Катя не жена, а партнер по кадру. Бывает, партнеру неудобно что-то сказать, боишься как-то обидеть, ищешь подход, а тут всё гораздо проще. (Улыбается.)

Сейчас на ТНТ только закончился сериал «БиХэппи», в котором вы сыграли мэра Гапочкина, фигуру весьма одиозную.

Для меня это один из любимейших проектов! Вся линия мэра — это вообще отдельное кино внутри фильма, я очень хотел бы к нему когда-нибудь вернуться. Он и с жиру немножко бесится, и в какой-то момент в нем человек просыпается, справедливый, готовый помочь. Он не утратил себя настоящего, знает, где нужно действовать по протоколу, но счастлив, когда свободен от всей этой рабочей рутины. Вообще, сложно про роли говорить, лучше на них смотреть. (Улыбается.) 

На вас отлично ложатся роли следователей, участковых, чиновников…

Когда за этим есть живой человек. В первую очередь я играю человека, просто на нем надета форма. Это наши русские люди, каждый в них видит себя или соседа. Вот мне пишут: «Это же мой дядя-мент, один в один, как вы сыграли! Он так же всё делает, откуда вы это узнали?» (Смеется.) Это как раз про участкового из «Жуков».

Этот персонаж стал народным?

Благодаря авторам и креативным продюсерам Максу Пешкову и Сергею Нотариусу. Мы скоро должны приступить к съемкам второго сезона «Жуков», работать с ними — в удовольствие. Тогда в одно время вышло два совершенно разных проекта — «Шторм» и «Жуки». Я начал замечать, что меня узнают в аэропортах и на вокзалах, где большое скопление народа. Честно говоря, не спасают даже очки и капюшон. (Улыбается.) 

Не задумывались о том, что в какой-то момент придется взять паузу, чтобы не перегореть и не примелькаться?

Неоднократно об этом думал. Я считаю, что всё складывается так, как должно, нельзя отказываться от этого. Я, конечно, стремлюсь к избирательности, но сейчас очень много предложений, от которых просто не могу отказаться. Я их ждал всю жизнь, и что, сейчас буду нос воротить, типа я занят, я подумаю? Нет, не буду думать. Буду сниматься. Придет момент, когда я почувствую, что пора сделать так, чтобы зритель по мне соскучился. А пока набираем обороты. (Улыбается.)


Loading...