Полина Максимова: «Зачем еще жить, если не ради любви?»

На видеосервисе START сегодня выходит четвертая серия проекта «257 причин, чтобы жить». На самом деле всё должно было быть чуть-чуть иначе. Сериал был отобран для участия в конкурсе Canneseries 2020. В конце марта съемочную команду ждали Канны, показ на сцене Дворца фестивалей и конгрессов и, вполне возможно, победа...

Анна Козленко Полина Максимова

На видеосервисе START сегодня выходит четвертая серия проекта «257 причин, чтобы жить». На самом деле всё должно было быть чуть-чуть иначе. Сериал был отобран для участия в конкурсе Canneseries 2020. В конце марта съемочную команду ждали Канны, показ на сцене Дворца фестивалей и конгрессов и, вполне возможно, победа. Когда мы встречались с Полиной Максимовой, которая сыграла главную героиню, никто еще не знал, что планы изменятся. Фестиваль отложен. Но это временно и не мешает нам каждую неделю ждать выхода новой серии на START

Полина, у тебя новая прическа! Постригшись для «257 причин, чтобы жить», ты окончательно покинула ряды отечественных блондинок?
Надеюсь, что нет. (Смеется.) Я просто расширила свой диапазон. За что спасибо Кириллу Плетнёву. Он первый, кто меня разглядел как драматическую актрису. 
А есть же еще фактор возраста. Говорят, чем старше становишься, тем интереснее роли.
Дай бог! Сейчас мне присылают огромное количество сценариев, которые меня, положа руку на сердце, просто шокируют. 
Шокируют чем? Качеством? Уровнем?
Качеством. Уровнем. И месседжем, который отсутствует. Иногда мне хочется сделать скриншоты и выложить штук десять в соцсети «каруселью» с подписью «Господа сценаристы, вы сошли с ума или что?». Неуместные раздевания, секс и другие притянутые за уши сцены, не влияющие на сюжет, без которых можно спокойно обойтись. Они просто написаны ради хайпа. Это же сейчас стало так модно. Грустно.

На Полине: джемпер Jil Sander

Но каким-то чудом среди всего этого оказался сценарий «257 причин, чтобы жить» — о девушке, которая победила рак, но, когда у нее случилась ремиссия, оказалось, что здоровая и счастливая она не нужна никому: ни коллегам, ни своему парню, ни родной сестре.
Мне пришел синопсис и пилотная серия «Причин». Прочитав листа два, я поняла, что это мое. У меня еще такой роли не было. Я так хорошо интуитивно понимаю, куда мне не надо, настолько чувствую, где мое, что, даже если мне придется сидеть год без работы, лучше я буду сидеть, чем сниматься в кино, после которого мне будет стыдно. Лучше в рекламе сняться.
А реклама — это не стыдно для актрисы?
Реклама — это заработок. Почему бы не заработать денег, став лицом какого-то бренда? Не вижу в этом ничего позорного.
В театре неинтересно поработать? Искусствоведы говорят о театральном ренессансе.
Я периодически бываю на спектаклях у коллег и, признаюсь, редко когда выхожу под впечатлением, о чем-то задумавшись, редко когда хочется осмыслить увиденное, помолчать. Я смотрю какой-то нашумевший спектакль, и у меня невольно возникает вопрос: «Вы это сделали, чтобы зритель... что?» Когда кроме рвотного рефлекса это ничего не вызывает. Ну невозможно создавать спектакль ради того, чтобы зрителю после просмотра захотелось это «развидеть». Искусство должно давать надежду, очищать и вызывать какие-то светлые чувства. Посмотреть на себя со стороны и что-то в себе или в своей жизни захотеть исправить. Иначе зачем это всё надо?

На Полине: платье Christian Dior, жилет Maison Margiela

Хорошо, какое искусство твое?
Для меня вершиной, моим личным Эверестом является спектакль «Дальше — тишина» с Фаиной Раневской и Ростиславом Пляттом, после которого зрители выходили с другим клеточным составом. 
Полина, главный вопрос интервью: почему 257?
Это число принадлежит нашему автору сценария и креативному продюсеру Алексею Ляпичеву. Для меня 257 — это уже определенный этап жизни, который у меня связан с чем-то важным, что мне хотелось бы оставить при себе. 
Сценарий оригинальный? Я почему спрашиваю — когда я готовилась к интервью с тобой, посмотрела фильм «Сейчас самое время». В нем девочка-подросток, умирающая от лейкемии, тоже составляет список. В списке — то, что она хочет успеть в этой жизни. И там полный набор всего, что нельзя: попробовать наркотики, заняться сексом, украсть что-то в супермаркете... Что в списке у твоей героини?
Там нет ничего противозаконного и ничего, что несет негативный смысл. Есть какие-то экстремальные вещи вроде прокатиться на мотоцикле, прыгнуть с тарзанки... Моя героиня обрела вторую жизнь и теперь не готова ее тратить ни на что, кроме исполнения простых человеческих желаний. Там причин не на один сезон.

На Полине: платье, ботинки — всё Christian Dior, куртка Ermanno Scervino

А будет второй сезон?
Это останется загадкой. (Улыбается.)
Проект «257 причин, чтобы жить» — единственный из наших в этом году — вошел в конкурсный список Canneseries 2020. Кажется, их там всего десять. Но мы знаем, как часто среди номинантов встречается конъюнктура — фильмы на тему борьбы со спидом, гомофобией, сексизмом. Как думаешь, это не ваш случай?
Разумеется и однозначно — НЕТ! Потому что мы делали доброе и трогательное кино. Зачем тянуть людей в воронку, из которой нет выхода, и загонять их в еще бóльшую депрессию? Люди устали от негатива. Все вышеназванные темы подавляют психику, портят настроение и затуманивают мозги. Одним словом, разрушают.  А «257 причин, чтобы жить» уже одним названием дают надежду, отрезвляют и приободряют. И я уверена, что члены жюри тоже соскучились по чему-то светлому и несущему добро. У нас просто крутая добрая история про чистоту, какой сейчас вообще нет. Без эпатажа и сцен в духе «Жизнь Адель». Но эту историю не просто сняли, а еще и отобрали в Канны. Мы стоим первыми в списке. А третьим — сериал с Шарлоттой Рэмплинг! Я помню фильмы «Ночной портье» и «Гибель богов». Она номинировалась на «Оскар». Она легенда, с которой я могу... посоревноваться. Это почетно!
Ты в Каннах раньше бывала?
Да, в прошлом году была на основном Каннском кинофестивале как амбассадор бренда. Это очень смешная история. Мы-то по телевизору видим только саму дорожку, а подход к ней — это совсем другое. Это пожалуйста, в порядке общей очереди. И вот стоит очередь в бриллиантах и дизайнерских платьях со шлейфами — час пик на станции метро «Киевская»-кольцевая отдыхает! (Смеется.) Стоят все мегазвезды. И я стою. Среди них. На низком старте. 

На Полине: джемпер Jil Sander

Вот они, 15 минут славы!
Какие 15 минут? Там весь проход — 35 секунд, не больше. За тобой же очередь. Выскакивать надо по команде «Быстрее!», а там фотографы кричат со всех сторон: «Look! Look! Look at me!» А «at me» — это куда конкретно? А нужно же еще платье как-то красиво разложить, позу выбрать. Лучше двенадцатичасовую смену на съемочной площадке отпахать, чем это всё. 
И вот меня «выпускают» (смеется) — и я иду. Медленно. Потому что я вся такая, потому что мое платье стоит как половина моей квартиры. Дохожу до середины дорожки, и тут толпа завыла: «А-а-а-а-а-а-а!», щелкают фотовспышки, овации... Я думаю: «Вот оно! Момент истины!» Чувствую себя английской королевой, не меньше! Стою позирую, улыбаюсь направо, улыбаюсь налево, улыбаюсь во все свои 32 зуба, ощущаю клетками свой успех, потом оборачиваюсь, чтобы улыбнуться, откуда больше всего криков и вспышек, — и... немею. Потому что следом за мной был «выпущен» (смеется) Леонардо мать его Ди Каприо!!! И он стоит и улыбается в двух метрах от меня. В тот момент я не помню выражения своего лица. То ли огорчаться, что он забрал мои лавры, то ли радоваться оттого, что Ди Каприо стоит в двух шагах от меня на красной дорожке. Полный треш! (Смеется.) Но... надо было собраться и сохранить достоинство... И я со своей уже теперь «улыбочкой» уплыла вдаль по этой самой дорожке. 
А потом, когда прислали фотографии, я увидела то самое выражение лица, с которым «уплывала». И теперь, когда у меня плохое настроение, я пересматриваю эти фотографии и смеюсь до слез.
Ди Каприо — твой кумир детства?
Конечно! Мне сейчас 30, а когда вышел «Титаник», было 8. И я помню до сих пор эти майки с целующимися Кейт Уинслет и Леонардо Ди Каприо. У меня такой не было, потому что у нас денег не было. А Ди Каприо был кумиром целого поколения. 

На Полине: боди MM6

Представляешь, если вы когда-нибудь встретитесь на съемках?
Я в своей жизни уже ничему не удивляюсь. Возвращаясь к Каннам. У меня тогда на дорожке появилось такое внутреннее чувство азарта: не хочу, чтобы меня торопили. Понимаю, что это порядок фестиваля, но я не люблю быть там, где меня не ждут. И я себе сказала: я вернусь в Канны только со своим фильмом. И вот оно!
Победить важно или просто участвовать в фестивале — уже победа?
В смысле просто поучаствовать — это уже победа? Я это не приемлю. И называю это «разговорами в пользу бедных». Но раз мы в основном конкурсе, значит, важно победить. И коли мы летим в Канны, то только с таким настроем! 
Полина, чем тебе запомнились «257 причин, чтобы жить»?
Во-первых, мне 12 июля исполнилось 30 лет, а 6-го меня побрили. Это совпало со съемками.
Это было твое решение?
Когда я пришла на пробы, Макс Свешников, наш режиссер, спросил: «Вы готовы побрить голову?» Для меня это было очевидно: если я здесь, значит, готова. А как иначе? 
Оставишь так или будешь косы отращивать?
А я не знаю. Я же актриса, сама себе не принадлежу. Скажут отращивать — буду отращивать. Но это было так круто — войти в свое тридцатилетие абсолютно обновленной, обнуленной.
То есть это правда, что волосы — наша энергетическая память?
Абсолютно точно! И я это очень хорошо понимаю, потому что я это прошла. Я вошла в свои 30 лет чистым листом. Все депрессуют: ой, я разменял четвертый десяток... а для меня это лучший возраст. Во-первых, это первый осмысленный юбилей. 10 лет — ребенок, 20 — ребенок. Ты еще не соображаешь ничего. У тебя ветер в голове. А 30 — это ты молод, но ты уже что-то понимаешь. У тебя уже есть какой-то опыт. Ты уже куда-то бездумно не пойдешь, чего-то бездумно не сделаешь. Уже начинаешь следить за здоровьем. И на фоне этого обновления я заметила еще одну вещь — какое-то невероятное внимание ко мне мужчин. Я никогда не была обделена мужским вниманием, но такого никогда не было! 
Я всё жду, когда ты скажешь, чем тебе запомнились «257 причин, чтобы жить» во-вторых. Во-первых, тебе исполнилось 30 лет. А во-вторых? Раз уж мы заговорили о мужском внимании…
...я встретила Егора.
Хотя я где-то читала, что у вас чуть ли не пиар-роман к выходу сериала.
Пусть каждый думает так, как ему легче жить. Как ему нравится. Мы не против. (Смеется.)

На Полине: плащ Calvin Klein

А кто Егор в сериале?
Моя 257-я причина, чтобы жить. 
Такое начало отношений в твоем характере?
Абсолютно. Мой случай — это «любовь нечаянно нагрянет, когда ее совсем не ждешь». Я на тот момент уже смирилась со своим одиночеством в личной жизни и приняла это. Я не была в поиске. Знаете, вот как бывает — человек ходит и думает: «Ну как же так? Все вокруг замуж выходят. У моих подруг уже по двое-трое детей. А я?» Так вот на тот момент меня это уже перестало беспокоить. (Смеется.)
Тут-то тебе крылья и подрезали.
Почему? Наоборот. Я их наконец обрела! Мы начали работать вместе. Много общались, шутили, смеялись. А потом у него случилось несколько выходных подряд, и он улетел в Исландию. И вот тогда-то я поняла, что мне без него пусто, что мне его не хватает, что я очень скучаю. И когда он вернулся, мы больше не расставались. 
Ну надо же. При том, что раньше Егор говорил, как непросто с актрисами. Ты же, наверное, не тот человек, кто варит борщи?
Я тот. Я очень тот. 
Позволь спросить — когда, если ты последние четыре месяца работала без выходных на двух проектах и спала по три часа в сутки?
Ну вот так. Я — волшебная фея. Всё успеваю. А если не успеваю, то находим выход из положения. В конце концов, можно иногда и пельменей с удовольствием поесть в ночи. (Смеется.)
А что должен мужчина?
(Думает.) Просто быть надежным. Быть другом. Партнером. Вовремя помолчать. 
Можешь назвать три табу, каким твой мужчина точно не может быть? Любых. Даже самых странных.
Я не люблю многословных. Я не люблю жадных. И не люблю скучных.
Вернемся к «257 причинам, чтобы жить». Любовь — важная причина?
Главная. А зачем еще жить, если не ради любви?

На Полине: кепка Sportmax, плащ JW Anderson

Стиль: Ксения Доркина. Макияж: Андрей Шилков. Прически: Мария Милицина