Zivert: «У меня не было ни гроша в кармане и никого вообще из музыкального мира»

Секрет своего успеха Zivert описывает просто: она всегда знала, что будет звездой, и упорно шла к своей мечте. Подроности — в интервью OK!

Альберт Плехов

О проекте Zivert громко заговорили в конце 2018 года, когда вышел трек Life, возглавивший все возможные чарты. С тех пор у артистки лейбла «Первое Музыкальное» не было песен, которые не попадали бы сразу же на первые строчки. На премию ЖАРА Music Awards, которая по известным причинам перенеслась с апреля на 4 сентября 2020 (Crocus City Hall), у нее целых четыре номинации — «Певица года», «Коллаборация года», «Видео года»и «Связь поколений». Секрет своего успеха Zivert описывает просто: она всегда знала, что будет звездой, и упорно шла к своей мечте.
 

Юля, у нас не получилось пообщаться на съемке, и мы договорились сделать это в твой ближайший выходной по видео в ватсапе. Скажи, а как ты обычно проводишь выходные? Просто ты сказала, что целый день будешь дома.
Когда у меня есть именно один выходной, а это самый частый вариант программы, то я его стараюсь провести, восполняя затраты собственной энергетикой, находясь в своей комнате. Вот смотри (водит камерой по комнате) — обычно у меня такой творческий бардачок. (Смеется.) Мне очень важно поспать именно в своей кровати, потому что, какие бы ни были пятизвездочные отели на гастролях, люксы и пентхаусы, я отдыхаю по-настоящему только дома. У меня собака, которую я вижу крайне редко, к сожалению. Поэтому если у меня есть один день, мне бы прижать ее к груди и поваляться с ней в кровати. Конечно, важно уделить внимание своим родным, потому что я живу с мамой и старшей сестрой до сих пор. Причем раньше, лет в двадцать, я старалась снимать квартиры с подругами, хотела быть взрослой и независимой. А вот когда пошла вся эта жизнь гастрольная, я вернулась к маме под крыло. Сейчас я для себя ничего лучше не представляю, чем вернуться после гастролей именно домой, в семью. 

На Zivert: куртка и джинсы — всё Isabel Marant

А если выходных два?
Если вдруг так прекрасно сложилось и у меня есть два дня подряд, то, конечно, один день тратится на какие-то личные дела, мы же девочки: надо переделать маникюр, педикюр... Это тоже отдых: села в машину, врубила музычку — и поехала по своим делам. А если вдруг (о счастье!) у меня три свободных дня, еду к двум лучшим подругам, с которыми дружу уже лет пятнадцать, они живут в частных домах за городом. Я могу у них остаться, что тоже очень круто: лежишь где-нибудь в гамаке... После такого отдыха я месяц — ураган и полна сил.
Ураган — это точно про тебя. Не припомню, кто бы еще так мощно врывался в шоу-бизнес. Скажи, пожалуйста, в тот момент, когда ты начинала, ты думала, что когда-нибудь три выходных станут для тебя счастьем?
Нет. Вообще не люблю думать о том, как у меня будет складываться жизнь, когда взорвет какой-то трек и я стану популярной. Какой у меня будет график, как я буду жить, как и что изменится — об этом я вообще никогда не думала. Это был сюрприз. (Смеется.) Меня часто спрашивают, рассчитывала ли я, что так быстро у меня появятся треки, куча фанатов, гастроли, концерты один за другим. Тут лукавить не буду: честно — рассчитывала. Именно на подсознательном уровне, в глубине души я всегда это знала. У меня была уверенность, что, если в жизни я встречу своих людей, музыкантов (которых и встретила в один прекрасный момент), у меня появится шанс заниматься тем, чем я хотела заниматься, знала, что у меня это пойдет. Вся братва с района смеялась надо мной, когда я говорила: «Ребят, я буду звездой. Я буду артисткой, буду известной». Они надо мной смеялись, а я в глубине души смеялась над ними, потому что не сомневалась в этом никогда.

На Zivert: пиджак, брюки — всё Kiselev, платок Genny, серьги MARISOFI, туфли Maison Margiela, очки Stradivarius

Круто. Ты, кстати, заранее ответила на вопрос, который я тебе приготовила. Я перед интервью почитала твой инстаграм, и там была такая фраза лет пять назад: «Я всегда знала что, теперь я знаю как». «Что» — уже понятно: что ты будешь звездой, а что значит «как»? 
Самое интересное, что я хорошо помню этот день. У меня сейчас внутренняя улыбка от того, что ты напомнила мне эту фразу. Я абсолютно отчетливо помню чувства, которые я испытала тогда. Я написала, что знаю как, но на самом деле не знала... Там суть была в другом: у нас с моей подругой Настей был свой маленький бренд одежды — шили вдвоем, у нас даже не было как такового пошивочного цеха, был арендованный подвал на «Бауманской» и одна швейная машинка. Вот мы с ней в этом подвале по ночам строчили какие-то платья. У нас даже начало всё получаться, был показ небольшой на концептуальном маркете. Казалось бы, всё складывается, надо в это углубиться, а я, помню, вышла на улицу (это была весна, погода как сейчас, когда первое вдохновение появляется в воздухе, всё расцветает, внутри тебя куча новой энергии появляется), села на тротуар напротив «Музеона» и стала слушать свой внутренний голос: вот сейчас всё получается, ты опять ввяжешься в это дело на несколько лет, а потом всё равно поймешь, что это не то, чем ты мечтала заниматься в жизни, это опять как хобби. Помню, что в этот момент мне пришло решение, что я буду добиваться того, чего хочу. Я просто поняла, что это самое «как» очень многих останавливает, пугает переменами, рисками... Большинство из нас живут не своими жизнями и в глубине души хотели бы заниматься чем-то абсолютно другим, но не решаются всё поменять. Через несколько дней после этого поста я пошла заниматься в музыкальную студию, брать уроки вокала и выкладывать какие-то маленькие видосики в инстаграм. У меня не было ни гроша в кармане и никого вообще из музыкального мира, у меня не было музыкального образования. Потом через какое-то время я познакомилась со своей будущей музыкальной командой, с которой мы по сей день. Вот тот день был знаменательный: мы встретились случайно, я вообще не должна была быть тогда в том месте, освободилась пораньше и оказалась в компании, где познакомилась с ребятами, с которыми до сих пор делаю музыку. И всё вот так вот пошло.

Юля, это нечестно, ты каждый раз отвечаешь на мой вопрос, который я еще не успела задать!
(Хохочет.) Я певица-ясновидящая.
У тебя явно хорошая чуйка. Хотела спросить про команду, потому что со съемок твоего первого клипа «Чак» есть пост про команду мечты. Это всё те же ребята, правильно?
Да, это те самые ребята. Мне часто говорят: «Вот ты такая, живешь в розовых очках, веришь, что люди могут на всю жизнь, а это такая сфера шоу-бизнеса, может произойти что угодно, рано или поздно вы что-то не поделите». А я настаиваю на обратном и искренне, максимально искренне, всей душой верю в то, что эта команда будет со мной всегда. И главным образом человек, с которым мы работаем сейчас и над проектом, и над текстами, и над музыкой, — Богдан Леонович, который по совместительству мой самый лучший и близкий друг. Бывает, что встречаешь человека, ты про него ничего не знаешь, но за первые минут десять понимаешь, что это твой кармический брат. (Смеется.) Я чувствую, что в прошлых жизнях что-то мы делали вдвоем. Уверена, что и в этой жизни мы продолжим наш совместный путь.  

Скажи, а ты сама пишешь тексты или тебе кто-то помогает и это совместное творчество? 
Совместное, да. Текстами мы занимаемся вместе с Богданом, где-то на 80% тексты пишет он, но я всегда во всем участвую. Он мне показывает какие-то строчки, а ему говорю: «Давай еще подумаем». Бывает, что он мне что-то скидывает и говорит: «Вот здесь надо добить, подумай». Бывает, что я что-то пишу. С юности я писала стихи, но никогда не имела дела с музыкальными текстами, а это абсолютно разные формы изложения мыслей. Поэтому первое время я стеснялась показывать свои наброски. С той же Life, я когда-то написала себе в заметках: «Life в кайф», спустя полгода или больше Богдан присылает мне куплеты, где главная фишка — фраза «Life в кайф»... А я ему тогда даже не рискнула показать свою заметку. Так на альбоме Vinyl#1 случилась моя первая песня, которую я полностью написала сама, — «Бродяга-дождь». Это такая моя маленькая гордость. (Смеется.)
Хотела спросить. Зачем ты пуляешь сразу столько хитов? Еще песня Credo не успела надоесть, а тут уже новый сингл — ЯТЛ. И клипы один лучше другого…
(Смеется.) Спасибо, мне же, наоборот, всегда кажется, что мало. 
Ты сейчас записываешь альбом, как я понимаю?
Да. Сейчас мы максимально заняты работой над альбомом Vinyl#2, он будет явно больше первой части, будет несколько коллабораций очень интересных, о которых пока, к сожалению, не могу говорить. 
Скажи тогда, откуда у тебя, человека без профобразования, такой хороший музыкальный вкус? Ведь твои треки — это всегда стопроцентный хит. 
Наверное, основу моего почерка музыкального заложили еще в раннем детстве родители — они очень классную музыку всегда слушали. Мама любила принимать гостей, делать прикольные вечеринки, у нас всегда было много друзей родителей в доме, они всегда крутили какую-то очень крутую музыку, ту, 80-х годов, в основном зарубежку... Поэтому, наверное, и в моей музыке сейчас проглядывается шлейф винтажа американского. Мне даже визуально всё это нравилось: вот эти пиджаки с большими плечами, высокие джинсы, кроссовки — мне всё это казалось безумно стильным. Уже в школьном возрасте, когда все одноклассницы слушали Бритни Спирс, моя старшая сестра Диана привила мне любовь к Майклу Джексону, за что ей большое спасибо. Своим сверстникам в школе я говорила: «Пф, вы вообще ничего не понимаете в музыке». (Улыбается.)

Джексон — это очень неплохой ориентир. 
Да, вот как раз он мне очень много дал, я могу назвать его таким королем ритма, именно ритмики, когда вокал качает. Вот сейчас слушаю многих вокалистов — есть исполнители с крутой вокальной техникой и с невероятным диапазоном, но очень мало людей, которые понимают, что значит петь в груве и качать вокалом. За это большое спасибо моей любви к Майклу Джексону. 
Помимо хорошего вокала у него была еще и харизма. Сегодня это едва ли не самое основное для артиста.
Согласна. Харизма — это какое-то внутреннее зерно, оно либо есть с рождения, либо его нет. Как бы ты ни продумывал проект, как бы ты ни продумывал шоу, костюмы, сколь бы денег ни вкладывал, действительно большим артистом, за которым однажды пойдут люди, — таким можно только родиться. Это энергия, которая имеет такую силу и мощь, что она может охватывать и распространяться на тысячи людей, и они будут это чувствовать и питаться. Людям ведь что нужно в музыке? Музыка — это же не просто развлечение, на концерте поскакать и послушать. Настоящая большая музыка — это лекарство для души. И именно эта энергия самая важная. Таких артистов я могу по пальцам пересчитать. 
Ты такая?
Мне не хочется говорить самоуверенно, что я одна из них, но та уверенность, которую я всегда в себе чувствовала, она ведь не берется из ниоткуда. У меня этой энергии много, мне есть что отдавать. Я действительно сейчас получаю много писем и сообщений, когда люди пишут: «Ты мотивируешь, побуждаешь на что-то новое». Это круто! Думаю, что это самая важная миссия, мне хотелось бы, чтобы моя миссия была именно в этом.

На Zivert: платье Say no more MOSCOW, перчатки Kuzyomin

Юля, возвращаясь к твоему инстаграму. Я заметила, что ты даже хейтерам отвечаешь, хотя можно было бы делать вид, что их нет.
Крайне редко отвечаю. Я максимально позитивная, воздушная, одухотворенная, живу в своем таком обособленном мирке. Даже на всех мероприятиях, где много людей, я человек, который передвигается в своей маленькой капсуле. У меня всегда есть этот кокон, в который я заворачиваюсь. Но при этом я человек с обычными чувствами и эмоциями: меня тоже иногда можно задеть, мне тоже иногда хочется съязвить. Это бывает, правда, очень редко. Я не отвечаю никогда какой-то гадостью и не посылаю в ответ: «Ой, да на себя посмотри».
А иногда надо.
Я либо разъясню ситуацию в деловой форме, либо могу чуть-чуть подстебать в ответ. Иногда позволяю себе. Это можно и нужно себе позволять, потому что у меня такой психотип, как у любого музыканта, что вся энергия у меня выходит через разговор, через музыку — через звук. И когда меня что-то задевает, а я держу это в себе, у меня потом элементарно начинает болеть горло, болят плечи... Все наши зажимы, которые мы не позволяем себе выпускать, потом сказываются на нашем организме. Поэтому иногда даю себе волю съязвить что-нибудь в ответ. Но в 99% случаев это какой-нибудь смайлик, в который вложено значение, известное только мне (Смеется.)
Изучая твой инстаграм, я поняла, что в какой-то момент у тебя исчез хештэг #счастливаяженщина. Вопрос: это про то, что «счастье любит тишину», или это история о том, что в нас и наш успех верят ровно до того момента, пока этот успех не случился?
Слушай, был такой, да? Мне кажется, в принципе, по моему инстаграму и по моей жизни сейчас понятно, что я счастливая женщина (смеется), что я счастливый человек, потому что я всегда, на каждом углу и шагу говорю о том, что, как бы там ни было трудно в таком графике, я очень счастливый человек, потому что 24/7 занимаюсь тем, о чем я всегда мечтала. Я живу в своей мечте — что еще может приносить большее счастье? И про этот хештэг, я, честно говоря, даже не помню. Значит, это писалось как-то так... По-настоящему счастливая я только сейчас. А когда у тебя действительно есть эта гармония, счастье и ты это испытываешь по-настоящему, каждый день просыпаясь утром, тебе не хочется об этом говорить. Зачем?

На Zivert: платье Allow.Studio, серьги MARISOFI, босоножки Pollini (noone.ru), очки Mango

Проект Zivert — самый успешный в шоу-бизнесе за последнее время.
Спасибо!
Скажи, есть у твоего успеха цена? 
Ты имеешь в виду, жертвовала я чем-то ради успеха? Я уверена, что в жизни не обязательно чем-то жертвовать ради того, чтобы построить карьеру. Типа либо ты успешная певица, либо у тебя счастливая семья, дети, хороший брак. Я искренне верю, что могу и карьеру построить замечательную, и при этом создать счастливую семью. Жертвовать, наверное, приходится чем-то. Личным временем, но это далеко не самое страшное. Да, мне иногда не хватает отдыха, но всё равно, я посвящаю всё свое время не просто какому-то заработку денег. Я же люблю это и всегда этого 
хотела. Пожалуй, моей любви хватит и на личные отношения, 
и на миллионную публику, на музыку.
Ты не эксплуатируешь нарочитую сексуальность в своем образе. «Никаких открытых купальников, никаких трусов, Юля этого не приемлет», — сказали мне твои менеджеры.
Да.
Это принципиальная позиция или выработанный ход? 
У меня, в принципе, всё идет изнутри (и у команды моей тоже). У нас никогда не было такого, что мы сидели и прорабатывали концепцию проекта. Ребята просто помогали мне своими знаниями и возможностями воплощать себя. Они тоже изначально хотели максимально трушный проект, потому что людей-то не обманешь. Когда всё продумано, это сразу видно. А в плане откровенности в нарядах так было не всегда. Был момент, это видео можно найти в интернете, когда я выступала на первой в своей жизни сцене, это была «Партийная зона» в торговом центре. Я была в красном плаще с разрезами по бокам. К дизайнерам за нарядом я ехала в спешке, а еще первое выступление, представляешь, какая у меня была паника? Я залетела к этим дизайнерам и увидела эти разрезы только по бокам, а внутри у меня было красное боди. Думаю: «Ну ладно, сбоку, когда я буду танцевать, у меня немного будут оголяться бедра». И только потом на видео я увидела, что разрез был сзади практически до спины, и всё светилось. На самом деле я тогда такой очень мощный внутренний позорчик испытала. Сейчас я бы не надела эти разрезы даже по бокам. А тогда у меня не было такой уверенности в себе и своем посыле, мне хотелось максимально всем понравиться и запомниться. Я носила красный цвет, разрезы, красные сапоги здоровые — всё напускное, внешнее. Это было исключительно из-за неуверенности в себе. Мне хотелось всеми возможными способами воспользоваться, чтобы все увидели, что я яркая. Посмотрев это видео, я поняла, что это жесть полная. Мне потом позвонила бабушка и сказала: «Что это вообще? Добрый день!» (Смеется.) И мне самой было неловко. У меня есть сейчас какие-то яркие костюмы, я могу их назвать достаточно сексуальными, они могут быть в обтяжку, но открытого я ничего не ношу, меня переклинило еще тогда. Да и нет надобности оголять свое тело, тем более мне уже под тридцатку. (Смеется.)

Да ладно. Это много?!
Ну, мне в этом году 30. Я сейчас и так на виду всегда. И мне хочется, чтобы для меня мое тело стало чем-то очень сокровенным, что я хочу беречь только для одного человека и быть красивой для него дома.
Юля, у меня последний вопрос. И ты практически на него уже ответила, кстати…
(Хохочет.) Я могла. 
Какое-то время назад стали говорить, что ты надела корону и зазвездила. Вроде только появилась артистка — а уже вся из себя. Ты сказала, что на публике всегда в коконе, и я теперь понимаю, почему могло сложиться такое ощущение. Сейчас мы болтаем с тобой, и у меня нет никаких сомнений: ты очень открытая, веселая и позитивная девчонка!
Спасибо! (Смеется.) Знаешь, честно, не слышала, чтобы обо мне говорили, что я зазвездила. Хотя понимаю, почему может возникнуть такое ощущение. Есть у меня такое: я часто чуть-чуть на своей волне. Могу в компании, в тусовке, где много народу, со всеми любезно поздороваться, перекинуться парой фраз, но я всегда чуть-чуть обособленно держусь, в стороне. И у меня так было всю жизнь, сейчас этого даже меньше, чем раньше. В школе, в институте, в новых компаниях всегда считали, что я такая... выеживаюсь. Что я чуть на гоноре. Многие считали, что я на понтах, до тех пор, пока не узнавали меня ближе. И потом все поголовно говорили, что ошибались. Эта история меня преследует всю жизнь. У меня сколько было друзей близких, которых можно по пальцам одной руки пересчитать, столько их и осталось. Для меня близкие друзья — это семья, близкие, проверенные временем, а всех остальных людей я с очень большой опаской впускаю в личное пространство. С остальными я веду себя любезно, но всегда немножечко закрыто. Хотя на самом деле я простой и открытый человек. Но чтобы это понять, надо со мной пообщаться. (Улыбается.)

Стиль: Николай Овечкин. Макияж: Mary Dav. Прически: Sergey Smoot


Loading...