Дарья Мороз: «Аня растет среди странностей актерской жизни»

Актриса Дарья Мороз снялась для обложки нового номера OK! вместе с дочерью Аней и рассказала о том, как изменилась ее героиня в новом сезоне «Содержанок», о воспитании подростка и новых витках в карьере

Ольга Тупоногова-Волкова

В инстаграме Дарьи Мороз в том числе указано, что она мама Анны Контантиновны — так Даша называет дочь — Анну Богомолову. Накануне премьеры второго сезона сериала «Содержанки» на сервисе Start мы сняли актрису вместе с дочкой и поговорили 
о воспитании подростка, статусе и многом другом 

Вчера ты была в другом городе, сегодня в 15.00 прилетела, потом поехала домой, в 19.00 у тебя спектакль. Пока ты делаешь грим, даешь мне интервью… Не много на одну тебя?

Это моя жизнь. Я не то что страдаю, но утомляет иногда. Вот я отвезла ребенка в Будапешт. В первый день мы с подругой пошли по ярмаркам, знатно погуляли, а когда пришли домой в обед, я решила поспать полчасика... Проснулась через пять часов. Мы не молодеем, организм говорит иногда «стоп». Это, конечно, прискорбно. Поэтому после Нового года, когда Аня улетела кататься на лыжах, до 12-го числа я была свободной матерью — свободной от материнских обязательств. Я целыми днями лежала и смотрела кино, сериалы, Morning Show. Это была первая неделя отдыха за два года.

Аня с кем каталась?

Анна Константиновна каталась с папой. Она хотела лыжи — она их получила. Я ее иногда отправляю с друзьями в Берлин, она летит с ними, там тусуется, потом мне ее возвращают. Иногда мы летим вместе —как получается. Аня вполне самостоятельная 9-летняя девушка. Она растет среди этих всех странностей актерской жизни, в том числе логистических, но легко с ними дружит и справляется. Например, я ей говорю: «Ань, я завтра улетаю». «Жалко», — говорит дочь. «Вернусь через неделю». — «Ладно, пока, мам». Но это твоя жизнь. Да, она привыкла к этому, к вот такому ритму. Она знает, что мама где-то всё время работает. Для нее это норма. И я, к слову, совсем не за то, чтобы дети были привязаны к родителям, чтобы родители проводили с детьми всю жизнь. Она взрослая, у нее уже какие-то свои дела, у нас тоже свои дела. Это нормально. Конечно, мы семья, но у каждого своя жизнь. Это правильно, не может быть иначе.

На Дарье: шляпа COCOSHNICK, пиджак Natalya Derbyshire, кольцо Mercury

На Ане: шляпа COCOSHNICK, пиджак Natalya Derbyshire, серьги Mercury

Она уже вступает в подростковый возраст?

Да. У нее уже препубертат по полной программе.

Не хочется поставить ее на паузу?

Не хочется, наоборот, мне всё сейчас нравится. На самом деле самый сложный период был у нас с Анной Константиновной с 3 до 5 лет. Сейчас, честно говоря, мне с ней легче, потому что она уже взрослая, с ней можно договориться, я не чувствую подросткового напряга с ней.

То есть ты не обнаружила, что тебе подменили ребенка?

Это сейчас очень мой ребенок. Она уже устанавливает свои границы — мне это в кайф. Мне не нравилось, когда она истерила и билась головой об стенку, требуя очередную игрушку, это было совершенно не кстати, это было как раз до 5. Сейчас она абсолютно в адеквате, умнеет, хитрит, что мне особенно нравится. (Улыбается.) Я сейчас больше с ней в контакте, чем было до того.

На Дарье: рубашка Longchamp, пальто Via Cappella, серьги Mercury На Ане: рубашка Gucci («Кенгуру»), пальто Via Cappella

Разговоры из серии «почему ты решила, что умнее?» еще не ведешь?

Я всегда говорю, что она умнее и талантливее, но вообще у нас в этом смысле авторитарный режим. Я имею в виду, что я в каких-то вещах достаточно строгая мать, даже, наверное, в большинстве случаев. С одной стороны, я даю большое количество свободы. Подружки — пожалуйста, не хочешь этим заниматься — ок, давай займешься другим. Я всегда прислушиваюсь к ее желаниям и интересам, как равного партнера. У меня взрослое к ней отношение. С другой стороны, в каких-то принципиальных вещах я очень строга, она знает, что шаг влево, шаг вправо... Аня очень рассеянная, поэтому с этим много проблем, особенно когда надо делать дела. Ее надо контролить, иначе досвидос. Она понимает: если мама сказала «нет», то лучше не спорить. Раньше она как-то вспухала, а сейчас говорит: «Ок, не будем искушать судьбу или договоримся иначе».

Иногда ведь и сил нет, чтобы повторить трижды.

Это правда, иногда я очень устаю, мне нужно, чтобы ребенок понимал, что есть моменты, когда маму лучше не трогать. Это важно. Я считаю, что это нормальная ситуация, ребенок должен понимать такие вещи, особенно с активно работающими родителями. Должен уметь заняться собой и прочее. Но проблем нет, мы в хороших дружеских отношениях. И я тоже учитываю, что у нее может быть плохое настроение и ей иногда нужно, чтобы ей дали свое пространство.

На Ане: шляпа COCOSHNICK, пиджак Natalya Derbyshire На Дарье: шляпа COCOSHNICK, пиджак Natalya Derbyshire

Вас не сблизил развод?

Не знаю. Не отдалил точно. Причем ни со мной, ни Костей. Я считаю, что мы очень гармонично существуем, Аня прекрасно общается с Костей и Ксюшей, когда они вместе. Костя берет ее на выходные или они ездят отдыхать, мне это очень импонирует, потому что я уверена, что мой ребенок в порядке, у нее есть подружки — дочки Ксюшиных и Костиных друзей. Точно так же классно и мы с ней проводим время или ходим куда-то втроем. То есть никакого нет в этом смысле разобщения, что мне нравится: родители остались родителями, несмотря на то что мы не живем вместе. Замечательно, что нам удалось этот микроклимат создать, потому что бывают разные ситуации. Я убеждена, что родители должны максимально оградить ребенка от лишних переживаний. То, что у нас получилось так, это здорово, я очень довольна. Конечно, на какие-то темы пришлось с Аней поговорить, которые мы бы не обсуждали, если бы не было этой ситуации, но мы обсудили, и она адекватно всё восприняла. В этом смысле я очень довольна дочерью, она умница большая, я считаю. Она крутая, взрослая, классная деваха, она какие-то вещи воспринимает не как ребенок, хотя сохраняет детское восприятие мира с верой в чудеса и т.д.

Ваша обложка вышла в день выхода второго сезона «Содержанок». Твоя героиня сильно поменялась?

Да, очень. Она стала покорнее, я бы сказала. Она научилась встраиваться в жизнь Глеба, хотя ей это сложно дается, но она пытается. Конечно, ментовская жила и характер никуда не ушли, они в ней сидят, мы посмотрим, насколько она будет развиваться, но она поменялась — не знаю, в лучшую или худшую сторону. Она стала мягче, как ни странно, мне этого хотелось, чтобы она стала женственнее, потому что это для меня история про любовь в первую очередь, что есть такая любовь, когда тебе всё равно. Поэтому ее погруженность в него, такая женская настоящая природа для меня была принципиальна, и, мне кажется, мы ее вытащили. Она во многом слабая, хотя и пытается бунтовать, просто у нее не всегда это получается, потому что он очень сильный и он ее давит. Мне кажется, что в этом сезоне линия Лены и Глеба прям суперкрутая, суперсложная, актерски она была сложная, по результату получилась очень неоднозначная. Думаю, будет очень интересно за этим наблюдать.

А ты сама изменилась?

В целом да. Я бы сказала, что я за последний месяц очень изменилась, случился прорыв, такой огромный шаг. У меня был такой год, когда мы отпускаем лишнее, обнуляемся, делаем это с радостью, делаем это ради собственного развития. Этот год подарил мне пару-тройку очень важных людей. Это очень ценно. Когда приходят такие люди, это значит, что пришло время, что ты действительно поменялся.

Это про любовь или про дружбу?

Неважно. Это просто люди. Всегда дружба, любовь и люди — это одно и то же. Дружба та же любовь и наоборот — умение беречь мир другого. Это не бывает порознь. Просто важные люди в твою жизнь приходят в какие-то особенные моменты, как учителя. Я эзотерик в этом смысле, верю в то, что любой человек тебе дается как проводник для достижения каких-либо целей, для развития. Когда ты понимаешь, что приходят люди-учителя, понимаешь зачем, — это так круто, это дает новое дыхание, новую энергию. Поэтому год был веселый, хороший, сложный. «Содержанки» опять же, новая профессия продюсера, которую я совмещала во время съемок второго сезона, — это тоже мой большой шаг вперед.

На Ане: платье Victoria Andreyanova, ботинки Gant, серьги Mercury На Дарье: пиджак LESYANEBO, платье Victoria Andreyanova, ботинки Geox, серьги Mercury

Скажи, в твоей жизни появилось понятие «статус»?

Да. Он как бы и был, но долго был совместным с Костей, а когда история подошла к концу, у меня был к себе большой вопрос, насколько я способна обрести свою собственную почву, уже сама по себе. И могу сказать, что за этот год я ее обрела. Я сама для себя стала некой единицей. Я человек, не абсолютно в себе уверенный, для меня было важно, что я сама что-то могу, что меня воспринимают саму по себе, а не только в контексте Кости, который значимая фигура на творческом небосклоне.

А тебя разве не воспринимали как самостоятельную единицу?

Как раз меня много лет воспринимали на фоне Кости, наших работ и т.п. Сейчас для меня важно создать собственную самость, это правильно. На самом деле хорошо, что жизнь заставляет меня это делать, потому что я могла бы так еще долго лениво посиживать на лаврах наших совместных спектаклей, а так мне надо как-то самой выстраивать собственную стратегию — профессиональную, карьерную и личностную.

Ты сейчас ее начинаешь выстраивать — расскажи, как снимался второй сезон «Содержанок» без участия Константина Богомолова.

Вторые «Содержанки» мы делали с другим режиссером, не с Костей, но нам важно было сохранить стилистику первого сезона. Костя сильно переработал сценарий второго сезона, курировал съемки как шоураннер, но параллельно занимался своим проектом. Для всей команды и для меня, как креативного продюсера, важно было сохранить преемственность  между сезонами, сохранить стилистику актерского существования. Поэтому я старалась быть на площадке и во всем помогать режиссеру второго сезона Даше Жук. Кроме этого, у креативного продюсера есть очень много задач вне площадки. Я осваивала новую профессию и занималась тонной новых для себя дел. Я всегда люблю браться за что-то более сложное, чем могу.

Развод часто освобождает энергию именно у женщин, согласна?

Нашу ситуацию я так не воспринимаю, это неправильно. Во-первых, понимаю, что всем приятно думать, что Костя бросил меня ради Ксении Анатольевны. Это совсем не так, но это так воспринимается. Мы расстались давным-давно, и каждый давным-давно пошел своей дорогой. Это не то что раз — и поперло. Просто каждый был готов к чему-то другому. И я поняла это чуть раньше Кости. Мы дали много друг другу и пошли дальше — это нормально. Наверное, когда всё заканчивается, когда ничего тебя не держит, чуть легче обретать себя заново. Но в моем случае это связано не столько с разводом, сколько с личностным развитием.

Возвращаясь к вопросу о статусе. Если говорить не о твоей самости, а о некоем социальном положении. Что-то изменилось в твоей жизни?

Не знаю, честно говоря.

Ты в этом году пересела на машину другого класса, например.

Да, был Genesis, теперь Lexus. Сейчас еще один крутой бренд вел со мной переговоры, но я осталась верна Lexus, потому что они мне импонируют. Статус не в этом. На самом деле статус, во-первых, во внутреннем ощущении. Я чего-то достигла, я что-то сделала, сделала классно, я заслужила уважение, заслужила свой успех. Не будем забывать, что работа приносит тебе дивиденды, когда ты правильно выбираешь эту работу и она правильно воспринимается. В этом статус, больше ни в чем. Так или иначе, я трудоголик. Я считаю, что просто так ничего не бывает: ты много работаешь — и тогда у тебя что-то получается, тогда что-то достается, какие-то блага. Кстати, это то, что я сейчас вкладываю в Аню, — ставить цель и достигать результата. Столько, сколько работаю я, мало кто работает, поэтому это в какой-то момент должно быть поощряемо. Отчасти это касается и как раз того, что я в том году обрела — это внутреннее право на себя саму, на то, что я способна, я могу себе это позволить.

На Дарье: рубашка Longchamp, пиджак, брюки — всё LESYANEBO, серьги, кольцо — всё Mercury На Анне: рубашка Gucci («Кенгуру»), пиджак, брюки — всё LESYANEBO, серьги Mercury

Любовь к драгоценным камням из этой же области?

Не знаю. Я давно люблю английские антикварные украшения, я просто фанат, это моя слабость. На самом деле в семье никогда не было особо культа камней, бриллиантов. Была пара антикварных вещей, но я в какой-то момент, когда стала зарабатывать деньги, начала тратить их на камеи какие-то, еще что-то. Я это люблю, люблю странные украшения, старинные, необычные. В Лондоне у меня подружка работает в одном из пяти крупнейших мировых антикварных ювелирных магазинов, она работает там оценщиком, геммологом, одна из ее клиенток — Кейт Мосс, с которой мы обсудили это на одном светском ужине. Короче говоря, не знаю, откуда это у меня, но я реально фанат, у меня неплохая коллекция. Самое ценное в этой коллекции — не то, что она дорогая, а то, что она изысканная: у меня есть пяток действительно очень крутых антикварных мраморных камей, они уникальные совершенно. Я люблю носить аутентичные вещи, они мне доставляют больше всего удовольствия. Из камней люблю изумруды больше всего. Недавно эта любовь вылилась в маленькую коллаборацию с ювелирным домом «Кристалл мечты». Еще, разумеется, Mercury люблю, мы очень подружились за время съемок «Содержанок». Еще Rolex, я Rolex теперь ношу — кстати, как и моя героиня Лена во втором сезоне. (Улыбается.)

Даша, у тебя в феврале премьера в МХТ — «Чайка», ты играешь Аркадину…

Никогда не мечтала играть классических героинь: ни Заречную, ни Джульетту — терпеть не могу то, что все мечтают играть. Я очень в этом смысле... то ли я больная на голову, то ли еще что...

Думаешь, тебе не поверят?

Почему? Я сделаю так, что поверят. Не в этом дело. Дело в том, что такие роли заштампованы. На мой взгляд, есть гораздо более сложные задачи, которые интересно решать. Когда ты в них заходишь, там начинается действительно интересная актерская жизнь, и чаще всего такие возможности дают именно второстепенные роли.

Аркадина — сложная роль?

Сложная в контексте той честности, которой хочет добиться Оскарас Коршуновас. Вообще, концепт всего спектакля — это абсолютный театр в жизни, влияние театра на жизнь, влияние жизни на театр, а это требует предельной честности в том, что мы часто театральны, что артисты все заражены этой бациллой, что мы все игруны, мы этим пользуемся. Нужна честность признать это в себе, а это сложно. Непросто сыграть историю, на тему которой у всех есть свое мнение, как надо играть, почему, в каком возрасте, в каком контексте, в каком концепте. Всем кажется, что они знают лучше. Мне сейчас интересно вытаскивать суперживую природу Аркадиной — по сути, очень детскую. Если получится, это будет такая моя внутренняя победа, потому что мне сейчас это интересно — вытаскивать из себя что-то новое. Что ни говори, я 10 лет существовала в системе Константина Богомолова, в режиме сдерживания энергии, сохранения энергии, когда всё внутрь. А здесь мне хочется это всё разнести, хочется свою собственную природу вытащить, потому что моя природа очень энергичная, очень разнообразная, хочется немножко сделать экстравертную историю. Это цель, это путь и это интересно. Оскарас поддерживает это, это ложится на его ощущение пьесы. Посмотрим, какая у нас в итоге будет Аркадина.

Вы репетируете в диалоге или он авторитарен?

Он абсолютно в диалоге, это как студенческая работа какая-то, и это очень круто. Он смотрит за тобой, вытаскивает какие-то хорошие вещи из твоей природы, он очень свободен, он очень живой, он очень язвительный, острый, честный, классный, одно удовольствие с ним работать.

Твоя первая мысль, когда тебе предложили эту роль?

Честно говоря, я подумала, что Аркадина, сыгранная 36-летней актрисой, будет самой молодой в истории российского театра на Основной сцене Художественного театра.

На Ане: шляпа COCOSHNICK, пиджак Natalya Derbyshire На Дарье: шляпа COCOSHNICK, пиджак Natalya Derbyshire

Амбициозно!

Это хорошо. Я считаю, что это мое ощущение очень соответствует образу Аркадиной. Я знаю, что Оскарас за меня боролся, потому что, конечно, существует определенный стереотип, а он хотел, чтобы играла именно я. Театр в это не верил. А в этом театре за меня всегда боролись только режиссеры. Когда я поняла, что Коршуновас хочет, чтобы именно я сыграла, то поняла, что не могу ему отказать. Нечестно будет по отношению к нему: если ему нужно, чтобы Аркадину играла я, значит, я должна сыграть. Он для меня величина в режиссуре. И я не ошиблась ни на секунду, потому что прямо удовольствие получаю от каждой репетиции, это для меня новое дыхание жизни. Это очень клево, мне очень нравится, что мы делаем. Дай бог, чтобы результат был настолько же кайфовым, насколько кайфово нам репетировать. Самое смешное, что мы с Станиславом Любшиным (а это отдельное удовольствие — такой партнер) в этом же самом репзале 20 лет назад репетировали мой самый первый спектакль. Мне было 17 лет, я училась на третьем курсе института, и в этой самой аудитории Евгений Каменькович выпускал «Ю». Если бы не Станислав Андреевич тогда, я бы морально сдохла на этом спектакле, потому что я впендюрилась в работу за 10 дней до премьеры. Так получилось.

Твой продюсерский опыт будет продолжен?

Мы с Ирой Сосновой, продюсером Start, обсуждаем пару возможных проектов. 
Я рада, что Ира не разочарована моей работой в «Содержанках» в качестве креативного продюсера и готова со мной идти в плавание дальше. Это очень лестно. Дай бог, чтобы мы еще много чего крутого с ней сделали. Мне бы очень хотелось, потому что сериал «Содержанки» — это суперкоманда, с которой можно только мечтать работать и энергетически, и человечески, и творчески, и по уровню безумия, и всяко со всех сторон. Не хочется, чтобы это заканчивалось.

Будет третий сезон?!

Пока никакой официальной информации дать не могу. Давай все увидят второй. (Улыбается.)


Loading...