Матильда Шнурова: «Я не люблю себе не нравиться»

Матильда Шнурова порассуждала в интервью ОК! о феминизме, месте женщины в бизнесе, статусе экс-жены, своей роли в творческой деятельности группировки «Ленинград» и многом другом.

Фотография: Ольга Тупоногова-Волкова

Она крайне редко дает интервью. Став в прошлом году одним из главных ньюсмейкеров, наша героиня предпочла не выносить сор из избы. С достоинством настоящей леди Шнурова продолжила развивать свои бизнес-проекты — ресторан «Кококо» и балетную школу «Айседора». А статус экс-жены позволил ей пересмотреть многие взгляды и открыть новую главу в жизни.

Матильда, когда я забил ваше имя в поисковике, вышла первая ссылка, где вас представляют как «девушку из российской глубинки, сумевшую превратиться в успешную бизнес-леди и гламурную светскую львицу». Меня больше интересует вторая часть определения. «Гламурная светская львица» — вам приятно, когда вас так называют?

Я не знаю, кто писал этот текст. Но «гламурная светская львица» — это дикое клише, которое давно пора искоренить. Пора бы уже придумать какое-то новое описание.


Если не «свет», то что? «Тусовка»?

И слово «тусовка» я ненавижу. Есть масса других определений: общество, публика, аудитория...


...селебрити.


Это для русского языка, мне кажется, негармоничное слово. Публичный человек — да. Публичная персона — да. Но не «селебрити», не «светская львица». Времена гламурных светских львиц закончились году, наверное, в 2003-м. Да и современные подростки так не говорят. Они общаются на новом русском языке, давайте к ним прислушиваться.

Но когда подростком были вы, словосочетание «светское общество» все-таки еще было в обиходе. Вы мечтали стать частью этого самого общества?


Когда я училась в школе и формулировала свои первые мечты, в России только-только появился канал MTV. Я мечтала, что у меня будет своя рок-группа.


Родители на это как реагировали?


Как можно реагировать на такие заявления? Я же не собаку хотела завести. Они считали, что я просто болтаю впустую, — слишком далеки от реальности были мои мечты. Близкие слушали и пропускали мимо ушей.


Кем они вас видели в будущем?


Все родители хотят видеть детей прилежными учащимися, которые точно знают, в какой институт они поступят и кем будут работать следующие лет тридцать.

Я входила в число тех 90% подростков, которые ни черта не понимают, кем они станут по профессии, и не хотят ходить в школу.


Плохо учились?


До определенного возраста была круглой отличницей, а потом скатилась в плохие оценки. Просто поняла, что школа — не главное. Главное — уехать жить в Москву. Я рано стала самостоятельной. Мне никто не помогал, не покровительствовал, не обеспечивал меня комфортом. Я была предоставлена самой себе — не выбирала этот путь, так получилась.

Почему хотели убежать в Москву?

Ну а куда еще? Москва — единственный административный и финансовый центр России, где сосредоточена вся сила, вся власть, где ты можешь быстро состояться и заработать деньги. Чтобы работать в журнале, тебе нужен журнал. Чтобы работать в продакшене, тебе нужен продакшен. Всё это происходит в Москве.

Фотография: Ольга Тупоногова-Волкова На Матильде: костюм Ulyana Sergeenko, кольца Darvol, часы Omega

В 17 лет не страшно было уезжать одной?

В 17 лет вообще мало что страшно. Нет жизненного опыта, зато есть очень много амбиций и энергии.


Правда ли, что вы уехали из родной Воронежской области без разрешения родителей?

Чтобы получить разрешение от родителей, они должны иметь какие-то рычаги влияния на тебя. А мне некого было спрашивать. Мои родители жили с другими семьями. Они не были вместе с момента моего рождения.

В Москву поехали с желанием создать рок-группу?


Тогда я не очень понимала, чего хочу. Знала, что я трудоспособная, что у меня есть амбиции, что я не боюсь мечтать.

С какими трудностями пришлось столк- нуться в Москве в первое время?


С финансовыми.

Бывало такое, что есть было нечего, жить было негде?

Бывало. В этом возрасте всё равно все живут в складчину. Если тебе 17 лет и у тебя есть друзья, вы вместе покупаете алкоголь, вместе покупаете еду, вместе берете такси, вместе снимаете квартиру и так далее. Нормально жили, выживали, это было весело.

Фотография: Ольга Тупоногова-Волкова На Матильде: вуаль Ulyana Sergeenko, часы Omega

Как стали зарабатывать деньги?

Устроилась в продюсерский центр Ивана Шаповалова. Помните, он группой t.A.T.u. занимался?


Да, точно. И как вы туда попали?


У меня в Воронеже были друзья-музыканты, которых отобрали в проект «Тату в Поднебесной» на СТС. Тогда был конкурс по всей стране: нужно было написать песню, приехать на прослушивание. Моим друзьям повезло, они стали записывать на студии Шаповалова свои треки. Я сказала: «Хочу с вами!» Так и познакомилась с Ваней и его командой.

Вы сейчас так легко об этом рассказываете: подошла к известному продюсеру, устроилась на работу. Это же надо иметь хорошие коммуникативные навыки...


...и знаете, что самое парадоксальное? У меня этих навыков не было. Я вообще интроверт по природе. Не знаю, как мне удалось быть убедительной. Наверное, было большое желание там работать.

И какими обязанностями вас нагрузили?

Это не офис «Газпрома», где у каждого есть свои должностные инструкции. Это музыкальная студия, там была творческая атмосфера. Я варила кофе, отвечала на звонки, распечатывала какие-то документы... Когда готовили новый проект Nato, мы делали всё вместе: обложку сингла придумывали, билеты на концерты рассылали, сидели часами за монтажом клипов, устраивали брейнстормы, каждый делился своими идеями, мнениями — такая фокус-группа получалась. Все принимали участие во всём. Мы проводили вместе 24 часа в сутки.

Фотография: Ольга Тупоногова-Волкова На Матильде: жакет Dolce & gabbana (ЦУМ), туфли Prada, колготки Calzedonia, кольца Darvol

Одним из ваших первых бизнесов стала балетная школа «Айседора». Вы сами начали увлекаться балетом, насколько я знаю, только в 16 лет. Не поздновато ли?


В 18.

Почему вдруг балет?

Я нашла для себя единственный вид физической нагрузки, которым мне нравилось и хотелось заниматься постоянно. Кроме того, эстетически балет невероятно красив. Когда я встретила Сергея (Шнурова. — Прим. ОK!) и вместе с ним переехала в Петербург, с удивлением обнаружила, что в культурной столице нет ни одной школы для танцоров – любителей балета. Идею я вынашивала примерно год. Я же никогда не занималась бизнесом, было страшно.

Кто помогал?

Никто, я всё делала сама. Сергей инвестировал деньги только в старт этого проекта. Через несколько месяцев я уже вышла в ноль и года через полтора стала получать прибыль. Школа существует уже девять лет. И я очень горжусь тем, что есть некоторые ученицы, которые все эти девять лет в ней занимаются.

Как вы учились грамотно вести бизнес?

На практике. Я сразу нашла хорошего бухгалтера, юриста, которые меня консультировали по правовым вопросам и помогали с оформлением. Если ты всё делаешь легально, если подключаешь профессионалов, бояться не стоит, но в нюансах всё равно нужно разбираться.

Тяжело быть женщиной-бизнесменом?

Не имеет значения, женщина ли ты бизнесмен или мужчина. Если ты себя чувствуешь комфортно в том, чем занимаешься, — вперед. Конечно, не все люди лидеры, не все способны руководить, не все любят брать на себя ответственность. Это нормально. Все разные, все проявляют себя так, как гармонично их личности и характеру.

Вы, надо полагать, всегда были лидером?

Думаю, что да. И бизнесом мне было интересно заниматься всегда. Это органично моей природе.

Не люблю слово «перфекционизм», но если уж я за что-то берусь, то обязательно делаю так, как будто для себя. Чтобы меня результат полностью удовлетворял.

Наверное, мои проекты успешны по этой причине. Люди чувствуют, что всё сделано по совести. Я прихожу в свой ресторан, и если мне нравятся эти салфетки, если мне нравятся эти приборы, если мне нравится это освещение — я довольна.

А «включать девочку» в бизнесе никогда не приходится?


Нет. Я такими вещами не занимаюсь.


Не манипулируете?

Нет. Я предпочитаю раздавать четкие инструкции, задавать конкретные вопросы и получать однозначные ответы. Это касается общения и с партнерами, и с сотрудниками.

Вы строгий управленец?

Я внимательная и неленивая. Поэтому если что-то не делается, как должно быть, то я обязательно буду обращать на это внимание, буду разговаривать с сотрудником, спрошу, почему так происходит.


Фотография: Ольга Тупоногова-Волкова На Матильде: костюм Ulyana Sergeenko, кольца Darvol, часы Omega, сумка Ulyana Sergeenko

Считаете ли вы, что женщины должны конкурировать с мужчинами в бизнесе?

Я не люблю нынешней феминистической повестки. Конкуренция с мужчинами — это даже не предмет для обсуждения. Мужчины сильнее, крепче, поэтому мериться с ними — это заведомо проигрышная позиция для женщины.

Конечно, можно мужчину поставить на место, если это требуется, но намеренно ввязываться в соревнование полов не считаю нужным. Когда я вижу перед собой глупого или агрессивного мужчину, просто игнорирую и уж тем более не буду вступать с ним в коммуникацию. Есть люди, которые получают удовольствие от борьбы, от конфронтации, им это нравится, они заряжаются энергией схватки. Но это не мой допинг. Я не буду тратить время на то, чтобы сдвинуть человека с его позиции или поменять чье-то мнение.

Тем не менее, когда смотришь на вас и на ваш путь, складывается ощущение, что вы эмансипе.


Я многое сделала для своей независимости — наверное, поэтому и складывается такое ощущение. У меня был муж, который меня во многом поддерживал. Но всё равно люди видят, что успех моего ресторана «Кококо» — это мой успех. Я никогда не использовала имя Сергея в пиар-кампаниях. Мы делали ставку исключительно на гастрономию, на шеф-повара. «Кококо» стабильно входит в престижные ресторанные рейтинги, получает высокие оценки критиков и награды. Люди приезжают к нам специально из других городов и стран. И всё это показатель как успеха нашей команды, так и моего личного бизнес-успеха. Значит, что-то я сама из себя представляю. Когда люди видят независимую женщину, что редко пока еще встречается в наших широтах, — они, вероятно, думают, что она жесткая, что она феминистка. На самом деле нет. Я очень мягкий человек. Просто, наверное, сумела стать независимой благодаря труду и дисциплине.

То есть женская независимость не равно феминизм?

Конечно, нет. Русская женщина в этом смысле вообще очень сильно отличается от западной женщины. Мы любим подчиняться мужчине, мы очень любим мужчине нравиться. Мы с удовольствием носим макияж, с удовольствием носим прически, красивую одежду. Даже от количества заработанных денег тут ничего не зависит. Зайдите в метро. Почти каждая девушка — с маникюром, с ресницами, с какими-то стразиками. Русская женщина не чувствует в желании понравиться мужчине какого-то оскорбления или унижения. Как мне кажется, у нас исторически сложилось в стране, что женщины не избалованы мужским вниманием. В обществе устоялся стереотип — «мужчина на вес золота». Если муж не пьет и не бьет — сиди и радуйся. Это на подкорке. А когда ты разводишься, тебе говорят: «Ты не боишься, что останешься одна?»

А вы не боитесь, что «останетесь одна»?

Нет. Не боюсь. Это только в России могут такой вопрос задать женщине. Наши женщины живут в постоянном страхе: а что, если мужчина начнет пить, а что, если найдет другую, а что, если бросит?.. Я не думаю, что поведение или наличие мужчины должно полностью формировать личное женское счастье. Я считаю, что мужчина и отношения необходимы для полной женской самореализации, но счастье должно строиться на чем-то еще.

Фотография: Ольга Тупоногова-Волкова На Матильде: платье Simone Rocha (ЦУМ), босоножки MIU MIU, часы Omega

Согласны ли вы, что за успехом мужчины всегда стоит женщина?

Не всегда. Это клише, как и «светская львица». Давно пора выкинуть в корзину.

Несколько лет назад в одном из интервью Шнуров обронил такую фразу: «До появления Матильды «Ленинград» был дерьмом».

Это правда.

Вы вмешивались в дела группировки «Ленинград»? Рулили какими-то процессами?

Когда я могла быть чем-то полезна — да.

Я верила в Сергея, а он верил в меня. Я всё время говорила: «Серёж, ты молодец, ты сделаешь это и даже еще круче!» Когда я приходила к нему с идеями своих бизнес-проектов, он тоже всегда поддерживал: «Давай! У тебя получится!» Мы прожили с Сергеем почти 12 лет и много чего бескорыстно отдали друг другу.

Не могу сказать, что я занималась в «Ленинграде» какими-то финансовыми или менеджерскими вопросами. Но запросто могла Сергею или организаторам после концерта сказать, что сцена была плохо оформлена, что всё это надо переделать. Я искренне болела делами группы, мне было небезразлично.

А как Сергей на это реагировал?

Благодарил, говорил: «Слава богу, хоть ты это видишь, хоть ты этим занимаешься!» Я же на каждом концерте смотрела со стороны — так всегда виднее. С моей подачи мы, например, начали заниматься стилем и одеждой вокалисток «Ленинграда», сделали их ярче, экспрессивнее. Я вмешивалась, да. И горжусь этим. Помню, каких трудов мне стоило убедить Сергея поместить впервые его фотографию на афишу концерта. Он не хотел принципиально этого делать, считал это пошлостью. А я говорила: «Ты не понимаешь, люди тебя обожают». Мы выбрали классный кадр, сделали красивый дизайн. Потом была афиша концерта в честь 20-летия «Ленинграда», мы поставили фотографию Сергея в элегантной бабочке. У нас был sold out стадиона на 47 тысяч зрителей.

Роль подружки рок-музыканта и роль жены тяжело было совмещать?

А я никогда не играла роль подружки рок-музыканта. Даже не знаю почему. Я была женой, партнером, поддержкой, но не отвязной подружкой.

Кстати, Сергей под вашим влиянием стал ярым зожником?


Он не ярый зожник, пусть не рассказывает. (Смеется.) Чтобы быть зожником, надо изучать предмет, надо читать литературу, статьи, надо разбираться. Но отчасти я все-таки повлияла.

Откуда ЗОЖ появился в вашей жизни?

Я не люблю себя чувствовать в некрасивом теле. Я не люблю себе не нравиться.

Фотография: Ольга Тупоногова-Волкова На Матильде: платье Dolce & Gabbana (ЦУМ), часы Omega

Во время съемки мы обратили внимание, что ваше тело стало более рельефным. Как часто вы занимаетесь спортом?


Я всё время занимаюсь разными видами спорта. Не могу зацикливаться на чем-то одном. У меня бизнес-проекты совершенно разные по содержанию. Так же и в спорте. Я занимаюсь растяжкой, балетом, фитнесом и много чем еще. Сейчас весна, становится тепло, хочется больше бегать на свежем воздухе. И в тренажерный зал — чтобы подготовить тело к лету.


Диет каких-то придерживаетесь? Наверное, невероятно сложно следить за питанием, когда у вас ресторанный бизнес? Всё время приходится что-то дегустировать, пробовать самой, чтобы потом рекомендовать гостям.


В рамках работы я ем всё, включая хлеб, масло, молочные продукты, десерты и так далее. «Кококо» — это мой ресторан, каждый раз дегустирую новое меню и часто ужинаю со своими друзьями. Еще мы с моей командой ездим в гастрономические туры. Но! Всё остальное время я придерживаюсь белково-жировой кето-диеты. Условно говоря, три дня в неделю я работаю и ем всё, а четыре дня — придерживаюсь строгих правил в питании.


Вы всегда стремились заниматься ресторанным бизнесом или он случился в вашей жизни по стечению обстоятельств?


Не стремилась. За полгода до открытия «Кококо» я говорила, что если и буду заниматься бизнесом, то точно не ресторанным. Мне казалось, что это не мое. Потом я встретила шеф-повара Игоря Гришечкина, поняла, что он очень талантливый человек. И открыла ресторан, что называется, под него. Как показало время, это был грамотный подход. Я создавала «Кококо» ради гастрономии, кухни и шеф-повара, который живет своим делом.


«Кококо» — это ваш единственный ресторан?


Пока да.


Какие-то еще сферы в бизнесе хотите освоить?


Я думаю над этим. У меня есть много разных интересов и идей.

Я пока нахожусь на перепутье между старым укладом жизни, тем, что закончилось, и абсолютно новым, неизведанным. Но что-то будет, какой-то проект — точно!


Фотография: Ольга Тупоногова-Волкова На Матильде: вуаль Ulyana Sergeenko, часы Omega

На недавнее празднование дня рождения «Кококо» приехали многие герои светской хроники Москвы и Питера. То есть вам всё же удалось стать своей в этом обществе, независимо от того, стремились вы к этому или нет.


«Удалось» — это когда у тебя была цель и ты ее достиг. Я ничего не делала специально. Я просто встречаю интересных людей, знакомлюсь с теми, кто мне симпатичен, кто меня вдохновляет, с кем мне классно. Мне нравится общаться с активными и амбициозными людьми.


Что в вашем представлении женское счастье?


Всё зависит от женщины. Для какой-то женщины это семья и дети, для другой — насыщенная карьерная жизнь и финансовая состоятельность, для третьей — любовь, романтика, внешняя красота.

А для вас?


Для меня это отношения, построенные на взаимной любви, и самореализация.

Текст: Денис Казьмин

Фото: Ольга Тупоногова-Волкова

Стиль: Ирина Свистушкина

Макияж и прически: Юлия Точилова

Асситент фотографа: Дмитрий Константинов