Как шла работа над иммерсивным спектаклем «Вернувшиеся» и как его смотреть рассказали режиссеры Мия Занетти и Виктор Карина

Фотография: DR

С 1 декабря мистического шоу «Вернувшиеся» смогут посмотреть все желающие. Действие иммерсивного спектакля, поставленного по мотивам пьесы Генрика Ибсена «Привидения», будет происходить сразу на четырех уровнях старинного особняка XIX века в центре Москвы. Современное иммерсивное представление подразумевает полное вовлечение зрителя. Во время шоу зрители в масках, сохраняющих их анонимность, погрузятся в драматическую историю загадочных семейных отношений, где каждый из героев хранит тяжелую тайну прошлого. В каждой из 50 комнат будет разыгрываться действие, в котором два десятка актеров умело смешают энергетику современного театра и невероятную хореографию, визуальную эстетику кино и впечатляющие спецэффекты.

Мы уже побывали на этом удивительном событии и рассказывали о том, к чему готовиться, идя на это шоу. Теперь же специально для читателей OK-MAGAZINE.RU завесу тайны приоткрыли нью-йоркские режиссеры Миа Занетти и Виктор Карина, которые вместе с Мигелем и остальными членами команды профессионалов из России занимались постановкой иммерсивного спектакля «Вернувшиеся».

Этот иммерсивный спектакль дает полную свободу действий посетителям. Сколько раз нужно прийти, чтобы увидеть более-менее полную картину?

Миа Занетти: В том, чтобы быть зрителем в иммерсивном театре, мне больше всего нравится то, что каждый раз ты видишь историю по-новому. В шоу 18 персонажей со своей собственной историей и 130 сцен. Тем не менее, я думаю, что два-три просмотра (и, конечно, чтение пьесы), помогут понять историю в целом.

Виктор Карина: Волшебство иммерсивного театра и участия зрителя как раз заключается в том, что его творит и сам зритель . Эта постановка позволяет повлиять на историю своими действиями, даже просто своим присутствием. Хотя шоу имеет свою тщательно проработанную структуру, не бывает одинаковых представлений. Нам очень интересно внести что-то новое в шоу, какие-то изменения, и мы уже планируем сделать это. Например, ввести персонаж молодого Освальда с невероятной сюрреалистичной историей.

Дайте какую-нибудь небольшую подсказку зрителям, как себя вести, может, на что обратить внимание, чтобы после первого посещения «Вернувшихся» не уйти с кашей в голове и полным непониманием, что произошло.

Миа: Вам должно быть все время любопытно, не надо постоянно ходить за большинством зрителей. В отдаленных уголках особняка таится много секретов, которые стоит раскрыть, они ждут вас. Проследите за одним героем в течение одного просмотра, или хотя бы регулярно проверяйте, как он, тогда вы сможете понять его собственную историю.

Виктор: Наше шоу можно смотреть по-разному: вы можете пройти за одним героем, чтобы полностью проследить за его историей, увидеть, как влияет на выбор героев то, как они пересекаются друг с другом. Вы можете остаться в одной комнате и понять, что дом – тоже персонаж, рассмотрите историю с этой точки зрения.

Мои советы: будьте открытыми. Будьте щедрыми. Чем больше вы отдаёте в таких работах, чем больше вы обнажаете душу, тем больше вы получите в ответ. Что посеешь – то и пожнешь.

Вы намеренно не взяли в постановку известных актеров? И почему?

МИа: Мы приехали с абсолютно свежим взглядом на таланты Москвы, поэтому мы не всегда искали традиционны артистические качества в тех, кто сможет передать наше видение. Мы искали людей с особой силой притяжения, харизмой, тех, кто абсолютно естественно мог бы рассказать историю с помощью зрительного и тактильного контакта.

Виктор: На кастинге мы работаем, четко представляя себе баланс между тем, что требует этот жанр, и тем, что необходимо для постановки. Непринужденность при контакте, особая притягательность, умение рассказать историю с помощью тела… нас всегда притягивают люди, которые заходят в комнату и от них уже невозможно отвести взгляд. По счастливой случайности, именно это мы и нашли в неизвестных артистах, и, честно говоря, их неизвестность нас устраивает. Нам хочется, чтобы зритель почувствовал, что он в другом мире.

В процессе работы какие-то сцены будут меняться, может, даже добавится что-то новое. Если зрители, которые видели постановку в начале декабря, вернутся на шоу в январе, они увидят уже сильно изменившееся шоу?

Миа: Хотя само представление кажется неизменным в том, что касается атмосферы и истории, мы постоянно адаптируем и развиваем его, чтобы оно всегда было чем-то новым. Камерность истории ощущается еще сильнее благодаря тому, что актеры каждый вечер идут на определенный риск, так что если шоу станет «комфортным», мы снова адаптируемся и перейдем на новый уровень. Мы верим, что в этой истории есть еще много недосказанного и что каждый герой еще может развиться и вырасти, как и каждый из нас в жизни. Ожидайте новых персонажей, новых сцен и движений и других потрясающих элементов, на которые нас вдохновит эта история в ближайшие месяцы.

Виктор: Обычно, иммерсивные постановки довольно специфичны, поэтому художественное видение одновременно вдохновлено местом и адаптируется к нему. То же самое происходит и со зрителями. По мере превращения исходного материала пьесы Ибсена в новое произведение, происходят ощутимые изменения, которые отвечают открытиям, которые мы делаем во время репетиций, изучая архитектуру здания, музыку и отношения.

Как нужно подготовиться зрителям, чтобы иметь бОльшие шансы понять иммерсивный спектакль «Вернувшиеся»?

Миа: Я рекомендую прочитать пьесу Ибсена «Привидения» в качестве первого значительного шага к раскрытию смыслов, скрывающихся в этой истории. Если вы заранее знакомы с историей и персонажами, вам не нужно будет внимательно следить за сложными текстовыми сценами, вы сможете прочувствовать суть представления: что каждый из героев делает за закрытыми дверями. Если у вас есть базовое понимание, вы сможете по-настоящему погрузиться в секреты дома.

Виктор: Я бы тоже рекомендовал прочитать пьесу Ибсена, посмотреть несколько фильмов Дэвида Линча, почитать про общество конца 19 века. Это даст очень богатый контекст для зрителей, которые хотят получить больше от представления. Мы призываем вас почувствовать себя здесь как дома.

В спектакле довольно много откровенных сцен, причем довольно вызывающих и провокационных. Какова их миссия? По задумке они лучше раскрывают спектакль, смысл или что-то другое?

Миа: Откровенные сцены, которые мы использовали для постановки, выделяют различные направления и моменты истории каждого персонажа. У Освальда, например, возникают галлюцинации, связанные с его воспоминаниями о жизни в Париже и о том, как именно у него появилась его страшная болезнь. В случае Хелен и Пастора Мандерса, чувственность сцены подчеркивает как в обществе того времени подавлялась сексуальность и свобода в проявлении чувств, из-за чего им пришлось расстаться в юности. Мы хотим, чтобы зрители почувствовали себя настоящими привидениями, которые подсматривают за героями в моменты их наибольшей уязвимости. Эта пьеса о покаянии и откровении среди многих других линий сюжета. Откровенные сцены в этих стенах еще глубже показывают внутреннюю борьбу героев.

Виктор: Очень многие работы Ибсена строятся вокруг того, что остается за кадром, читается между строк. Эта пьеса всегда волновала нашу творческую команду, мы действительно влюбились в неё. Чувственные моменты подчеркивают пути Освальда и его отца. Как сын унаследовал отцовский «образ жизни» и как наши глубинные желания могут повлечь за собой страшные последствия. Откровенные сцены также психологически воздействуют на зрителя, заставляя его отбросить табу и посмотреть на мир свежим взглядом, свободным от осуждения. Это и является откровением, открытием. Если вам некомфортно от этих сцен, задайте себе вопрос, что именно вызывает в вас это дискомфорт? Может быть, это те идеалы и традиции, которые чужды вам.

Как вам работалось с русскими актерами? Какие основные отличия вы нашли между нашими актерами и американскими?

Миа: Работа с русскими актерами оказалось очень благодарным трудом: мы у них многому научились, равно как и они у нас. Мы задействовали новую методику в работе с актерами и показали им механику этого тонкого искусства. Нам пришлось вернуться к самым основам, чтобы заново научиться мышлению в движении, существованию в пространстве. Наши актеры оказались такими восприимчивыми, они не испугались попробовать этот новый способ работы и каждый раз поднимали планку, обживая пространство, глубоко вживаясь в своих персонажей, не переигрывая. Отказавшись от традиционного представления о театре, мы с нашей труппой нашли новый, очень красивый реализм: вы чувствуете, что они по-настоящему живут здесь, полностью существуют в пространстве Дома. Техника, в которой мы работаем, широко распространена в Нью-Йорке, а здесь мы получили удивительную возможность поработать с актерами, впервые столкнувшимися с ней. Каждый день мы находим новые возможности и сталкиваемся с новыми задачами.

Виктор: Работать с русскими актерами было настоящим удовольствием. В них нет страха. В нашем жанре одновременно задействовано несколько дисциплин, которые были в полной мере восприняты труппой. У нас был ряд упражнений, когда мы отправляли актеров в толпу, и они возвращались с распахнутыми глазами: они столько узнали о родной культуре и самих себе. Самой главной наградой для нас стала возможность видеть, как они меняются и становятся такими внимательными к себе и друг другу по мере углубления в работу.