Кристина Асмус и Гарик Харламов: «Мы всё отрепетировали еще до свадьбы»

Я не раз наблюдал, какими влюбленными глазами смотрят друг на друга Кристина Асмус и Гарик Харламов! Им так хорошо вдвоем, что они не стремятся делиться своим счастьем с окружающими. 5 января 2014 года у них родилась дочь Анастасия. Мне особенно приятно, что сейчас, накануне ее первого дня рождения, именно нашему журналу Кристина и Гарик рассказали о своих семейных отношениях и родительских чувствах

Фотография: Ваня Березкин

Кристина, Гарик, мы встретились с вами в ресторане «Баккара», как я понимаю, не случайно…

Кристина: Я могу объяснить, почему мы предложили тебе встретиться именно здесь. Когда мы решили делать с тобой интервью, Гарик вдруг сказал: «Выбирай место. Мне, в принципе, всё равно. Хотя послушай, давай, может, поедим ту божественную курицу…» То есть у него этот ресторан проассоциировался с курицей. И только через пару дней мы вспомнили, что именно здесь этим летом мы отмечали нашу свадьбу. Ну как отмечали. На самой свадьбе нас было двое — мы никого не звали. А потом, после загса и прогулки, просто пришли сюда поужинать. Вот и вся наша свадьба.

Гарик: Да, мы вдвоем сходили и расписались. Об этом никто, кроме наших близких, даже и не знал.

К.: После загса мы пошли в парк у Новодевичьего монастыря. Мы были достаточно просто одеты, но зато оба в белом. Я — в платье, Гарик — в рубашке и шортах. Это было в июне. У меня — букет невесты, подвязка. Я подумала: вот сейчас возьму и отдам свой букет первой попавшейся девушке. И появляется девушка, значительно старше меня, полненькая такая... Я спрашиваю у нее: «Извините, пожалуйста, вы замужем?» — «Нет, не замужем». Я говорю: «У нас сегодня свадьба! Возьмите, пожалуйста, мой букет невесты». Она растерялась, но букет взяла, поблагодарила и искренне так улыбнулась. Мы даже не поняли, узнала она нас или нет. Я рада, что вот так красиво у нас всё вышло.

Действительно, всё очень красиво. А как же подвязка?

К.: Подвязку мы отдали нашему вечному жениху Тимуру Батрутдинову, который всё никак не женится.

Скажите, вы изначально хотели именно такую свадьбу?

К.: Да, мы не возводили это событие в культ: чтобы обязательно фата, много гостей. Не могу сказать, что с появлением штампа в паспорте в нашей совместной жизни что-то изменилось. Это была формальность, поэтому мы сделали всё так, как хотели, — не для друзей, а для себя. Мы провели день вместе, у нас было хорошее настроение, мы гуляли, фотографировались.

Г.: Мы пообещали друг другу: если когда-нибудь захотим отметить нашу свадьбу — отметим. В любой день, в любом году, в любом месте. Соберем друзей, Кристина наденет шикарное платье и фату, я — пиджак, и мы назовем это нашей свадьбой.

К.: Конечно, мы сделаем это для родных, для друзей.

А сейчас-то ваши родители и многочисленные сестры не обиделись?

К.: Естественно, мы с ними советовались. Для них главное, что мы любим друг друга, а отмечаем или нет — это ерунда.

Г.: Мы потом неоднократно собирали родителей по разным поводам. Они все перезнакомились. Так что в этом плане у нас всё хорошо.

К.: Хочу рассказать, Вадик, еще одну интересную историю. После свадебного ужина в этом самом ресторане мы поехали домой — мы живем сейчас в основном за городом. Как ты знаешь, у нас две собаки. Лето, шикарная погода, отличное настроение, мы приезжаем домой и выходим с ними на прогулку. Наш сосед по поселку — Александр Маршал, мы часто видимся, он бывает у нас дома, мы у него. И я предложила зайти к нему. Подошли, разговорились на крыльце, и мы так, между делом: «А мы сегодня поженились!» — «Ничего себе! Слушайте, а у меня сегодня день рождения. Ко мне сын приехал, вдвоем сидим. Заходите, отметим оба события». Это было 7 июня.

Г.: И такой классный был вечер!

Даже в вашем рассказе, ребята, чувствуется эта теплая энергия. Я смотрю на вас и кажется, что вы всю жизнь были вместе. Вы так друг друга дополняете!

К.: И это притом, что мы абсолютно разные. Но мы действительно дополняем друг друга. То, чего не хватает мне, есть в Гарике, и наоборот. Гарику нужен был такой движок по жизни, а я как раз люблю всё создавать, обустраивать — в общем, действовать.

Г.: Я очень медлительный и спокойный, мне необходимо время, чтобы раскачаться. С утра, прежде чем дойти до ванны, мне надо пару минут посидеть на кровати, собрать мысли, почесать собаку. А Кристинка… Если она куда-то опаздывает — мир останавливается, и все должны заниматься только ее проблемой. Водитель должен ехать, не знаю, через бордюры, по другим машинам. Я мыслю иначе: ну опаздываю, ничего, позвоню, предупрежу, передоговоримся. Вот сейчас, например, мы ехали к тебе на встречу, опаздывали. Сами, конечно, виноваты — выбрали это место. Воскресенье, вся Москва свободна, а именно здесь пробка. Я сижу спокойно, ведь мы уже ничего не можем изменить. Кристина: «Выпусти меня, я дойду пешком, мне неудобно перед Вадимом. Как ты можешь так спокойно сидеть?» Или вот еще. Кристине нравится, например, фестивальное кино — такое, чтобы подумать. А я люблю «фастфуд»: посмотрел и забыл. Книгу сейчас читаю — «Инферно» Дэна Брауна, а Кристина говорит: «Что ты читаешь? Это же не высокая литература». Или тот же театр… Чтобы я куда-то пошел? Может быть, я и хочу даже, но мне лень. Я лучше просто посижу, в айпаде что-то потыкаю или в плейстейшн погоняю. А как только мы с Кристиной стали жить вместе — всё, я начал ходить в театр, я начал смотреть это ледовое шоу на Первом канале, в котором она сейчас участвует, начал разбираться во всем том, что там происходит. В общем, благодаря жене я начал постепенно окультуриваться. То есть мы абсолютно две разные планеты, при этом мы вместе, и у нас еще своя маленькая планета появилась — наша дочка.

К.: Знаешь, Вадим, с тех пор как я встретила Гарика, в моей жизни многое изменилось. Он — моя большая любовь, такая первая настоящая любовь. И я совершенно точно могу сказать, единственная, ничего другого мне не надо и никогда не понадобится. Счастье, которое появилось у меня в личном плане, как-то распространилось на всё вокруг: на работу, на общение с окружающим миром. Одна голова хорошо, а две лучше. С супругом стало как-то легче преодолевать проблемы. Сейчас, наверное, я абсолютно счастливый человек. Мне невероятно повезло с Гариком. Его взгляды на многие вещи перестали меня уже удивлять, а стали только восхищать. (Обращается к Гарику.) Здорово, что ты у меня есть.

Г.: Приятно слышать в свой адрес такие вещи. Их можно слушать бесконечно. Я скажу тебе, Вадим, что Кристина — это единственная женщина, с которой я хочу быть. Очень сильно ее люблю. Ну правда, она идеальная для меня женщина, по всем параметрам. (Улыбается.) И у нас нет такого: «Я хозяин в доме, и будет так, как я скажу» или «Я мать, и мне нужно то-то…»

В общем, полная идиллия. Насколько я знаю, Кристина очень любит готовить.

К.: Люблю, да.

Г.: Готовит она потрясающе. В считаные минуты и с удовольствием приготовит что угодно. Ей только дай возможность. Например, вчера я решил приготовить себе яичницу. Беру сковороду, ставлю ее на огонь, достаю масло. Налить его даже не успеваю, как появляется Кристина: «Так, это масло не оливковое — она по запаху определила, — это кунжутное, на нем жарить не надо. И нужна другая сковородка, эта для трех яиц мелковата…» Раз, два, три — всё, я уже ничего не делаю.

К.: (Улыбается.) У меня прекрасно готовит мама. Но такого, чтобы она меня учила этому, не было. Я была постоянно занята: сначала спорт, потом театральная студия, институт. Я думаю, если бы мама вовремя подсуетилась, она могла бы себя реализовать в профессии повара. Вот мне эти навыки, видимо, на генетическом уровне передались. Я знаю много рецептов, правда, чаще всего не полагаюсь на них в чистом виде. Какие-то ингредиенты заменяю, какие-то убираю. Мне нравится этот творческий процесс.

Неужели при твоей занятости у тебя еще остается время на все эти рецепты и ингредиенты?

Г.: Свободного времени у нее совсем немного. Она снимается в кино, репетирует в театре, тренируется на льду днем и ночью. Постоянно рискует. У нее то там синяк, то здесь. Плюс у нас же еще маленькая дочка, Кристина ее кормит и возится с ней постоянно, вообще почти не спит.

К своим синякам и ссадинам ты спокойно относишься?

К.: Абсолютно, я же спортсменка. Мне захотелось научиться чему-то новому, я на коньках фактически не стояла никогда. Несколько лет назад мне предложили поучаствовать в одном благотворительном проекте. На ледовой арене мы, артисты, катались с детками из детдомов. Мероприятие длилось весь день, одни артисты сменяли других. Я приезжаю, надеваю коньки, ведущий меня объявляет: «А сейчас на лед выходит всеми вами любимая актриса Кристина Асмус». Я выхожу на лед и первое, что делаю, — падаю. Тут уже не я деткам помогала кататься, а они мне. Честно, я не думала, что это так сложно.

У Кристины спектакли в Ермоловском театре, киносъемки, «Ледниковый период». Ты, Гарик, более постоянен в своих пристрастиях: уже 11 лет ты резидент Comedy Club на ТНТ. А что этот проект дал тебе лично?

Г.: Для меня это уже не проект, а часть моей жизни. Положа руку на сердце, я не думал, что он просуществует так долго. Comedy Club — это та площадка, на которой я могу реализовать свои творческие амбиции.

А как ты полагаешь, в чем причина огромного успеха этого проекта?

Г.: Я считаю, что мы просто попали в свое время и в свою аудиторию. Раньше, кроме студенческого КВН, на телевидении были программы, больше рассчитанные на старшее поколение, — «Аншлаг» и «Городок». Мы заняли, по сути, свободную нишу. Наш зритель — это такое среднее звено, средний класс. И мы говорим с нашими зрителями на их языке. Вот, допустим, миниатюра о том, что муж внезапно пришел домой, а жена изменяет ему с соседом. В «Аншлаге» сказали бы: ой, я сейчас вызову милицию, в КВН обойдутся шуткой, а мы разыграем миниатюру о том, что реально происходит в такой ситуации, и это может быть очень жесткий юмор. Из песни, как говорится, слов не выкинешь.

Ну да, такой здоровый цинизм, и на самом деле у вас это получается очень смешно... Давайте вернемся к личной теме. Кристина, мы с тобой встречались год назад у меня в эфире на «Радио России — Культура». Это было буквально за полторы недели до твоих родов. Ты тогда очень деловито сказала мне: «Сегодня 27 декабря, в начале января я рожу, 24 и 25 января сыграю премьеру спектакля «Гамлет», 27-го у меня репетиция». Меня этот твой четкий план весьма удивил.

К.: Я по жизни такой человек. Я считаю: если чего-то очень хочешь, то обязательно сможешь осуществить. Просто надо действовать.

Гарик, а ты не был против того, чтобы Кристина так стремительно вернулась на сцену?

Г.: Даже если бы я был против, Вадим, это бы ничего не изменило. Движение для Кристины очень важно. Это я тюфяк. Кстати, наши собаки в этом отношении на нас похожи. Патрик носится по квартире с утра до ночи, абсолютно сумасшедший, его поймать невозможно. А второй, Брюс, на меня похож.

К.: Брюс у нас появился неожиданно и очень забавно. Мы поехали в зоомагазин за кормом для Патрика. Я выбрала корм, подхожу к кассе, смотрю — Гарик какую-то собаку на руках держит.

Г.: Брюс на меня такими глазами смотрел, что я понял: всё, я должен его забрать. Спрашиваю: «А что за порода?» — «Басенджи. Пять тысяч лет породе, это нелающие собаки». Существует легенда, что в далекие времена, когда животные умели разговаривать, они услышали от кого-то из людей важнейшую тайну и с тех пор поклялись никогда ее не рассказывать. Египетским фараонам их дарили на счастье. Они считали собак этой породы живыми оберегами. Я сразу понял, что Брюс — моя копия. Мы с ним валяемся на диване, читаем всякие штуки в Интернете, придумываем какие-то миниатюры… «Лицом» он очень похож на Батрутдинова. У него такие же морщиночки… (Улыбается.)

По телефону мне Кристина в шутку сказала, что у вас трое детей, имея в виду и собак тоже. Причем одну из них вы приобрели буквально перед рождением дочери, а вторую — сразу после рождения. Зачем? Неужели одного ребенка недостаточно?

Г.: Вадим, Кристина уже меня мучает, чтобы мы приобрели третью собаку.

К.: Я с ума схожу по собакам. У меня даже есть мечта. Ну, я ею полноценно делиться не буду, но так… открыть приют для собак. Есть еще более обширные мысли по этому поводу. А пока я склоняю Гарика к тому, чтобы приобрести третью собаку. (Улыбается.)

Г.: А я склоняю Кристину ко второму ребенку.

К.: Я сама этого тоже хочу, но говорю: «Дай поработаю еще годик, чуть-чуть приду в себя». А он: «Ну пожалуйста, давай второго». (Улыбается.)

Кристина, ты кажешься девушкой мягкой, но я точно знаю, что у тебя сильный характер.

К.: Знаешь, Вадик, после рождения дочки окружающие стали говорить, что я стала более спокойной, хотя мне так не кажется. Не знаю, может, в общении с друзьями я стала себя как-то иначе вести. А так… осталось меньше времени на себя. Я теперь встаю раньше, ложусь позже, делаю массу дел одновременно. Кормление — целая история. У меня в одной руке ребенок, в другой — собака. Кормлю их, параллельно себя как-то пытаюсь собрать. Раньше я бросалась в любые авантюры — творческие, спортивные, организационные. Я была настолько уверена, что у меня всё получится, что, долго не раздумывая, соглашалась на многое. Сейчас появилась ответственность не только за свою жизнь, но и за Настюшкину. Съемки? Где? Когда? А какие там есть удобства для ребенка? Я всё время думаю о ней.

Ты рожала в Москве, в то время как многие твои коллеги специально уезжают за границу.

К.: Такой вариант мы тоже рассматривали. Но не потому, что там лучше. Я вообще считаю, что неважно, где рожать, важно — у кого. Просто хотели уединиться, сменить обстановку. Но роды выпадали на напряженный рабочий период: декабрь, январь — у Гарика корпоративы. Я стояла перед выбором: либо рожать, образно говоря, с Гариком за руку, чтобы он мог быть рядом, то есть в Москве, либо без него. Я выбрала первое.

Гарик присутствовал на родах?

Г.: Да, но я не планировал, так получилось.

К.: Честно говоря, я сама этого не очень хотела. Зачем ему наблюдать этот процесс? Да и ребенка пусть уже увидит чистенького, красивенького. Конечно, Гарик был не в самой комнате, а за дверями.

Г.: Но я видел всё через стекло. Держался из последних сил. Тот момент, когда дочка появилась на свет, первая секунда ее жизни, ее первый звук — это ни с чем не сравнить. Мне сразу дали ее на руки, говорят: «Всё, вы теперь папа». Врачи смешно так сказали: «Ну, вы ее ни с кем не спутаете. Это точно ваш ребенок». Она действительно была очень похожа на меня, хотя сейчас совершенно другая.

К.: Я смотрю на детские фото Гарика — ну просто одно лицо. Копия. Сейчас уже видны и мои черты тоже.

Г.: Она такая девочка-девочка, кукла настоящая. Цвет волос Кристинкин, а родилась темненькой.

Ваша дочь, можно сказать, Снегурочка. Родилась вскоре после Нового года, практически накануне Рождества, 5 января.

Г.: Мы очень хотели, чтобы она не в сам Новый год родилась, чтобы не было смешения праздников. Во время беременности Кристина говорила: «Так, первое, второе января надо пройти обязательно». Первое, второе пережили — ну всё, теперь можно.

К.: Четвертое января — день ангела Анастасии. А мы, что самое интересное, даже и не знали об этом, но очень хотели назвать дочку Настей. Всё чудесным образом совпало.

Как подготовились дома к появлению дочки?

К.: Ой, что там было! После роддома я не узнала наш дом: он весь был усыпан шарами, цветами и гирляндами. Гарик был в сговоре с нашими родителями. В одной из комнат я увидела две композиции из шаров с надписями: «Настенька, добро пожаловать домой!» и «Любимая, спасибо за дочку!» Они простояли месяцев пять.

Кстати, почему вы захотели назвать дочку Настей и никак иначе?

Г.: С именем дочки мы определились еще до того, как Кристина забеременела.

К.: Могу рассказать предысторию. Мы с Гариком едем в машине. Зима, у меня на голове платок. Вдруг Гарик поворачивается ко мне и говорит: «Слушай, ты так похожа на Настеньку из «Морозко». Просто невероятно! А скажи мне что-нибудь как Настенька». Потом периодически еще подшучивал надо мной и коверкал фразы из сказки девичьим голосом. Мы оба очень сильно хотели ребенка, практически с самого начала наших отношений. Еще не было даже о свадьбе разговоров, а мы представляли, что мы муж и жена, что в соседней комнате дочка спит, Настенька, и мы друг с другом шепотом разговариваем.

Г.: Так что у нас уже всё было отрепетировано...

...да и «премьера» удалась! Кристина, скажи, а тебе не хотелось как можно дольше растворяться в ребенке, наслаждаться материнством, не думать о работе, о театре?

К.: Конечно, такие мысли были! И не просто мысли — я их озвучивала постоянно. У меня вообще был послеродовой бзик — к счастью, длился он недолго. Мне не очень хотелось, чтобы ко мне в роддом приезжали даже самые близкие родственники, кроме Гарика. Вот эти первые дни мне хотелось быть с дочкой вдвоем, нюхать ее, трогать, хотелось наладить эту энергетическую связь. Для меня это было очень важно. После выписки я немножко расслабилась. И сразу свалилось столько обязанностей. Ты прав, Вадим, я вечно занята. Но, так или иначе, я очень много времени провожу с дочкой. У меня ведь нет такого, чтобы я, как добрая половина среднестатистического населения, работала от звонка до звонка, уходила из дома с утра, а возвращалась поздним вечером. Я могу и в три, и в четыре часа дня уехать из дома. К тому же я продолжаю кормить, а кормление предполагает, что ты постоянно находишься рядом с ребенком.

Ты берешь Настю с собой в театр?

К.: Нет, нет. Ни за что. Да и необходимости в этом нет. У нас самые лучшие в мире бабушки, которые нас очень выручают.

Г.: Зато дочка — лягушка-путешественница. Мы все вместе ездили на мои съемки в Ригу.

К.: И на мои съемки — в Петрозаводск. Но на съемочную площадку я ее, конечно, не брала. Мы вообще стараемся не показывать ее посторонним. А в Европе мы уже вместе отдыхали — Настюхе тогда было пять месяцев.

Ничего себе! И не жалко было подвергать такого маленького ребенка стрессу

в самолете?

К.: Мы ездили на поезде. По времени это дольше, конечно, зато для дочки самый комфортный транспорт.

Гарик, а как твоя жизнь изменилась с появлением дочери?

Г.: Настюха для меня как магнит. Если я ее беру на руки — всё, больше мне ничего не надо. Я даже ночью, если еще не сплю, жду, когда она проснется. Я не шучу.

К.: Но нам с этим очень повезло: ребенок у нас крепко спит по двенадцать часов. С самого рождения дочки у нас практически не было бессонных ночей. Сейчас только иногда стала просыпаться — зубы режутся, или просто проверяет, кто рядом. И вот мы сидим разговариваем или кино смотрим, слышим — Настюха проснулась. У Гарика сразу лицо такое счастливое: «Проснулась! Ура! Я первый, я первый!» И бежит к ней скорее.

Г.: Это очень круто. Ты берешь на руки крошечное создание, которое, проснувшись, еще не понимает, где оно. И что происходит вокруг. Настюха прикладывает голову к моей груди и дремлет. Ее любимое развлечение — снимать с меня очки или еще палец мне в рот засовывать. С ее появлением во мне раскрылись совершенно новые качества. Появилось такое сильное чувство зависимости от этого маленького, беззащитного существа, которое я даже не знаю, как охарактеризовать, то есть ни к кому в мире ты не испытываешь подобных чувств. Это чувство заставляет бежать к ней по лестнице, смотреть на нее, пока она спит, целовать, когда проснулась, кормить…

К.: Таким активным я Гарика, наверное, никогда не видела.

Прекрасно! Кристина, Гарик, вы, наверное, уже вовсю готовитесь к празднованию Нового года — первого вместе с дочкой. Мне интересно, какие самые приятные и неожиданные воспоминания из детства, связанные с Новым годом, вы храните в памяти?

К.: Когда я была маленькой, мама Новый год в основном встречала на работе — так ее смены выпадали, а папа оставался с нами. И однажды — мне было лет шестнадцать-семнадцать, я уже не жила с родителями — папа должен был вообще один остаться в праздник. Я, естественно, решила быть с ним, еду в машине, по радио уже речь Путина началась, влетаю домой с криками: «Папа, папа!» Вхожу в комнату, а там папа с мамой сидят, держась за руки. И это был такой трогательный момент, что я запомнила его на всю жизнь. Это счастье. Я, конечно, тоже к этому стремлюсь. Мечтаю о том, чтобы двадцать-тридцать лет прожить вместе с мужем, подмигивать, посылать друг другу смайлики, обниматься и держаться за руки. К этому мы стремимся, и, слава Богу, пока такое ощущение, что конфетно-букетный период у нас только начинается.

Г.: (Улыбается.) Про Новый год: когда мне было лет семь, меня повели на новогоднюю елку в Кремль. Там я впервые увидел микрофон, и мне захотелось что-нибудь в него сказать. Я вышел на сцену со словами: «Я Дед Мороз, здрасьте». Мне так понравилось, как звучал мой голос! Так громко и звонко!

Видишь, твое детское «выступление» оказалось пророческим.

Г.: Мама, уводя меня со сцены, долго извинялась... Новый год — это, конечно, семейный праздник в первую очередь. Настюхе вообще повезло: 31 декабря с подарками, через пять дней еще один подарок — ко дню рождения.

Вы уже решили, как будете отмечать Новый год?

К.: Хороший вопрос. Он нас самих терзает.

Г.: Скорее всего, в сам Новый год я буду работать, праздники — это и есть наша работа.

К.: А я все-таки надеюсь, что ты не будешь работать. Хочется с мужем вместе встретить Новый год. У меня даже мысль была позвонить его директору и «заказать» выступление Гарика на Новый год. Чтоб в такой важный, первый для ребенка праздник муж был дома.

Г.: А я бы приехал и сказал: «Жена, ты что творишь? На кого ты тратишь семейный бюджет?!» (Улыбается.) Но даже если придется поработать, мы всё равно все вместе отметим, ну не 31-го, так второго или третьего января. Тем более у Настюхи пятого круглая дата: один год исполнится.

Что ж, впереди много ярких событий. С наступающим вас!

К.: Спасибо, Вадим. И тебя тоже! Честно говоря, мы даже не раздумывали, с кем из журналистов впервые поговорить о наших родительских ощущениях. Дружба с тобой для меня многое значит. И если мы все-таки решим как-то масштабно отпраздновать нашу свадьбу — добро пожаловать, мы тебе всегда рады.

Жду приглашения!

Фото: Ваня Берёзкин

Стиль: Alex Voice, Анастасия Шикалова

Макияж и прически: Алексей Горбатюк