Искусство как работа

7-я Московская биеннале: больше 80 000 человек на Основном проекте за первые два месяца, 4000 гостей на «Ночь музеев».

Фотография: Роман Краснов На фото (слева направо): Олег Комаров, Татьяна Немировская, Мария Золотова, Юлия Музыкантская, Георгий Арзамасов, Мария Семендяева, Петр Толпин
Новое на сайте
Стиль жизни
Все материалы
горячие новости
Все новости

Московская международная биеннале современного искусства— огромный проект, включающий выставку, образовательные программы, телепередачу и многое другое.

Основной проект 7й Московской биеннале в Новой Третьяковке (Крымский вал, 10) будет работать до 18 января.

Часы работы и детали – на сайте https://www.tretyakovgallery.ru/exhibitions/

Юлия Музыкантская, Президент Московской международной биеннале современного искусства:

Все начинается с того, что Экспертный совет выбирает куратора Основного проекта. В наш Экспертный совет входят Михаил Пиотровский, Зельфира Трегулова, Ольга Свиблова, Василий Церетели, Жан-Юбер Мартен, Андрей Ерофеев и другие известные кураторы и искусствоведы.

Куратор приезжает в Москву, вместе с архитектором и техническим директором они начинают работу над планом выставки, все обсуждается до мельчайших деталей. Одновременно готовятся тексты для гидов, создается описание всего проекта и каждой отдельной вещи. Современное искусство надо объяснять — иначе не привлечь тех, кто избегает contemporary art, считая, что это «не его». Вместе с «Яндексом» мы сделали приложение по 7-й Московской биеннале — подготовили серию гидов по выставке, которые можно слушать или читать, как кому удобно. В приложении есть путеводитель по городу — ведь в программе биеннале 73 выставки по всей Москве. На карте видно, где рядом с вами проходят выставки, и можно сразу познакомиться с кратким описанием каждого проекта. Гиды записали Федор Бондарчук, Алиса Хазанова, Максим Матвеев, Татьяна Навка.

«51 художник из 24 стран ,155 арт-объектов. Основной проект 7-й Московской биеннале — пожалуй, самая сложная экспозиция современного искусства из тех, что проходили в нашей стране».

Накануне открытия всегда ад, никто ничего не успевает, все не спят, но — магия — за час до прихода первых официальных лиц все складывается: все стоит на своих местах, включается, провода соединяются и т.д. Самое сложное начинается после вернисажа, ведь все должно работать как часы несколько месяцев.

Эллиотт Хандли / Elliott Hundley. 'Ползающий глаз', 2016, 'Революционная песня', 2016

Я старалась привлечь в команду людей, которых считаю лучшими в том или ином направлении, или тех, в чей потенциал я верю. На самом деле нас намного больше, но собрать всех для съемки сложно. Петя Толпин – архитектор проекта, Гоша Арзамасов — технический директор, Маша Семендяева — глава дискуссионных программ, Таня Немировская – пиар-директор, Олег Комаров — координатор волонтеров — пришли в биеннале уже звездами. У Маши Золотовой — она координирует работу с художниками — это первый опыт такого масштаба, но сейчас, после этой выставки, для нее нет ничего невозможного. Понимаете, наш Основной проект — «Заоблачные леса» – пожалуй, самая сложная экспозиция современного искусства из тех, что проходили в нашей стране.

51 художник из 24 стран, 155 арт-объектов, при этом половина — инсталляции с самой современной техникой, а готовые вещи – произведения ведущих мировых авторов. И сейчас, пройдя эту школу, команда Московской биеннале может воплотить любой замысел любого куратора. Я, конечно же, невероятно горжусь, что мы это сделали, но это в любом случае только начало. Уже в январе мы начнем обсуждать наши новые планы с куратором 8-й Московской биеннале.

Matthew Barney / Мэтью Барни. Космическая охота 1, 2017. Courtesy: the artist and Gladstone Gallery, New York / Brussels

Георгий Арзамасов, технический директор Основного проекта:

Это, пожалуй, самая сложная выставка из тех, что я делал. Сейчас художники используют в своих творческих методах разную технику для передачи изображения, звука или даже запаха, поэтому прийти с ними к компромиссу – чтобы было эффектно и при этом все работало — достаточно сложно. Самая масштабная и самая сложная часть выставки — проект Bjork Digital. Там и виртуальная реальность, и видео 360°, и звуковая инсталляция, и совмещенная проекция — это тяжело смонтировать и подключить, а потом же надо еще и поддерживать все в рабочем состоянии месяцами. Но самое интересное для меня, когда художники используют, скажем так, «самоизобретенные» технологии. Например, инсталляция Мари-Люс Надаль «Облака». С помощью электричества и разных химических процессов возникают настоящие облака, и с этой инсталляцией было очень интересно работать.

Мари-Люс Надаль / Marie-Luce Nadal. Фабрика пара, 2017

Олег Комаров, координатор волонтеров:

Сейчас, наверное, ни одна выставка не обходится без волонтеров. Мы начали набирать людей еще в августе и продолжаем привлекать желающих сейчас — и в качестве гидов, и в качестве медиаторов в залах, и в качестве помощников на проекте Bjork Digital. Только для этой инсталляции нужны 16 человек каждый день, они сопровождают гостей из комнаты в комнату, помогают надеть оборудование, рассказывают о происходящем.

Еще не менее 5 человек в будни и 10 в выходные проводят экскурсии. Таким образом выставка «говорит», а гиды становятся посредниками между посетителем, художником и куратором выставки. Интересно, что среди волонтеров — представители разных сфер деятельности. Здесь есть и молодые ребята, которые учатся на факультетах культурологии, философии, на исторических факультетах. Есть и те, кто просто влюблен в искусство, – эта категория людей мне ближе всего.

Bjork. Bjork Digital. “Black lake”. Photo Credit_Andrew Thomas Huang

Мария Золотова, главный координатор Основного проекта:

Самое сложное в моей работе – найти компромисс. Есть куратор, который точно знает, что хочет. Есть художники, у каждого из которых существует свое представление о том, как это должно выглядеть. А ведь в этот раз художников очень много – 50 человек. Есть и площадка с определенными возможностями и ограничениями, а также главный архитектор, Петя, с его собственным взглядом на то, как это должно быть.

И при этом существует определенный лимит бюджета. Моя основная задача заключалась в том, чтобы было найдено наиболее адекватное компромиссное решение для всех. До сих пор не верю, что нам все удалось и этот невероятно сложный проект состоялся.

Mathieu Merlet-Briand / Матьё Мерле-Бриан. Tryptich Google Red, Google Yellow, Google Blue. Hommage à Alexandre Rodtchenko, 2015. Photo: the artist

Петр Толпин, главный архитектор Основного проекта:

Архитектор конструирует пространство, в которое решил погрузить проект куратор. Залы Новой Третьяковки уже давно сложились, мне было важно не просто разместить массу сложных объектов и инсталляций, а изменить подход у зрителя к восприятию искусства, с первых шагов показать всем, что это нечто новое. Мы очень тесно работали с Юко Хасегава и, конечно, со всеми художниками. С каждым отдельно. Юко — удивительный профессионал с невероятно сильным характером. Она с самого начала знала, чего хочет. Было очень интересно наблюдать, как появляются новые идеи, когда выставка обретает форму.

Aurora Sander / Аврора Зандер. Aircleaninglady, 2013. Courtesy: the artist

Мария Семендяева, глава Дискуссионной программы:

Дискуссии с художниками Основного проекта проходят каждые две недели. Художники приезжают и рассказывают о себе и своих идеях. Мы со своей стороны стараемся найти интересных собеседников в России, не всегда, кстати, художников, потому что творческие методы сейчас самые разные. Например, для дискуссии «Исследование как творческий метод» с Саманех Моафи, художницей из группы Forensic Architecture, мы пригласили журналиста и писателя Михаила Зыгаря. Его проект «1917» тоже оперирует огромным количеством информации — и это делает его таким популярным и интересным.

А команда Forensic Architecture занимается самыми разными исследованиями — нарушением прав человека и загрязнением окружающей среды. В Основном проекте их видео о последствиях ядерных катастроф. Они потратили пять лет на эту работу. Конечно, им было о чем поговорить с Михаилом, в итоге получилось интересно, прямую трансляцию в интернете смотрели 25 000 человек.

Pierre Huyghe / Пьер Юиг. Без названия (Человеческая маска), 2014. Courtesy: the artist, Hauser & Wirth, London, and Anna Lena Films, Paris

На правах рекламы.

Новое на сайте
Стиль жизни
Все материалы
горячие новости
Все новости