Искусство как работа

7-я Московская биеннале: больше 80 000 человек на Основном проекте за первые два месяца, 4000 гостей на «Ночь музеев».

Фотография: Роман Краснов На фото (слева направо): Олег Комаров, Татьяна Немировская, Мария Золотова, Юлия Музыкантская, Георгий Арзамасов, Мария Семендяева, Петр Толпин

Московская международная биеннале современного искусства— огромный проект, включающий выставку, образовательные программы, телепередачу и многое другое.

Основной проект 7й Московской биеннале в Новой Третьяковке (Крымский вал, 10) будет работать до 18 января.

Часы работы и детали – на сайте https://www.tretyakovgallery.ru/exhibitions/

Юлия Музыкантская, Президент Московской международной биеннале современного искусства:

Все начинается с того, что Экспертный совет выбирает куратора Основного проекта. В наш Экспертный совет входят Михаил Пиотровский, Зельфира Трегулова, Ольга Свиблова, Василий Церетели, Жан-Юбер Мартен, Андрей Ерофеев и другие известные кураторы и искусствоведы.

Куратор приезжает в Москву, вместе с архитектором и техническим директором они начинают работу над планом выставки, все обсуждается до мельчайших деталей. Одновременно готовятся тексты для гидов, создается описание всего проекта и каждой отдельной вещи. Современное искусство надо объяснять — иначе не привлечь тех, кто избегает contemporary art, считая, что это «не его». Вместе с «Яндексом» мы сделали приложение по 7-й Московской биеннале — подготовили серию гидов по выставке, которые можно слушать или читать, как кому удобно. В приложении есть путеводитель по городу — ведь в программе биеннале 73 выставки по всей Москве. На карте видно, где рядом с вами проходят выставки, и можно сразу познакомиться с кратким описанием каждого проекта. Гиды записали Федор Бондарчук, Алиса Хазанова, Максим Матвеев, Татьяна Навка.

«51 художник из 24 стран ,155 арт-объектов. Основной проект 7-й Московской биеннале — пожалуй, самая сложная экспозиция современного искусства из тех, что проходили в нашей стране».

Накануне открытия всегда ад, никто ничего не успевает, все не спят, но — магия — за час до прихода первых официальных лиц все складывается: все стоит на своих местах, включается, провода соединяются и т.д. Самое сложное начинается после вернисажа, ведь все должно работать как часы несколько месяцев.

Эллиотт Хандли / Elliott Hundley. 'Ползающий глаз', 2016, 'Революционная песня', 2016

Я старалась привлечь в команду людей, которых считаю лучшими в том или ином направлении, или тех, в чей потенциал я верю. На самом деле нас намного больше, но собрать всех для съемки сложно. Петя Толпин – архитектор проекта, Гоша Арзамасов — технический директор, Маша Семендяева — глава дискуссионных программ, Таня Немировская – пиар-директор, Олег Комаров — координатор волонтеров — пришли в биеннале уже звездами. У Маши Золотовой — она координирует работу с художниками — это первый опыт такого масштаба, но сейчас, после этой выставки, для нее нет ничего невозможного. Понимаете, наш Основной проект — «Заоблачные леса» – пожалуй, самая сложная экспозиция современного искусства из тех, что проходили в нашей стране.

51 художник из 24 стран, 155 арт-объектов, при этом половина — инсталляции с самой современной техникой, а готовые вещи – произведения ведущих мировых авторов. И сейчас, пройдя эту школу, команда Московской биеннале может воплотить любой замысел любого куратора. Я, конечно же, невероятно горжусь, что мы это сделали, но это в любом случае только начало. Уже в январе мы начнем обсуждать наши новые планы с куратором 8-й Московской биеннале.

Matthew Barney / Мэтью Барни. Космическая охота 1, 2017. Courtesy: the artist and Gladstone Gallery, New York / Brussels

Георгий Арзамасов, технический директор Основного проекта:

Это, пожалуй, самая сложная выставка из тех, что я делал. Сейчас художники используют в своих творческих методах разную технику для передачи изображения, звука или даже запаха, поэтому прийти с ними к компромиссу – чтобы было эффектно и при этом все работало — достаточно сложно. Самая масштабная и самая сложная часть выставки — проект Bjork Digital. Там и виртуальная реальность, и видео 360°, и звуковая инсталляция, и совмещенная проекция — это тяжело смонтировать и подключить, а потом же надо еще и поддерживать все в рабочем состоянии месяцами. Но самое интересное для меня, когда художники используют, скажем так, «самоизобретенные» технологии. Например, инсталляция Мари-Люс Надаль «Облака». С помощью электричества и разных химических процессов возникают настоящие облака, и с этой инсталляцией было очень интересно работать.

Мари-Люс Надаль / Marie-Luce Nadal. Фабрика пара, 2017

Олег Комаров, координатор волонтеров:

Сейчас, наверное, ни одна выставка не обходится без волонтеров. Мы начали набирать людей еще в августе и продолжаем привлекать желающих сейчас — и в качестве гидов, и в качестве медиаторов в залах, и в качестве помощников на проекте Bjork Digital. Только для этой инсталляции нужны 16 человек каждый день, они сопровождают гостей из комнаты в комнату, помогают надеть оборудование, рассказывают о происходящем.

Еще не менее 5 человек в будни и 10 в выходные проводят экскурсии. Таким образом выставка «говорит», а гиды становятся посредниками между посетителем, художником и куратором выставки. Интересно, что среди волонтеров — представители разных сфер деятельности. Здесь есть и молодые ребята, которые учатся на факультетах культурологии, философии, на исторических факультетах. Есть и те, кто просто влюблен в искусство, – эта категория людей мне ближе всего.

Bjork. Bjork Digital. “Black lake”. Photo Credit_Andrew Thomas Huang

Мария Золотова, главный координатор Основного проекта:

Самое сложное в моей работе – найти компромисс. Есть куратор, который точно знает, что хочет. Есть художники, у каждого из которых существует свое представление о том, как это должно выглядеть. А ведь в этот раз художников очень много – 50 человек. Есть и площадка с определенными возможностями и ограничениями, а также главный архитектор, Петя, с его собственным взглядом на то, как это должно быть.

И при этом существует определенный лимит бюджета. Моя основная задача заключалась в том, чтобы было найдено наиболее адекватное компромиссное решение для всех. До сих пор не верю, что нам все удалось и этот невероятно сложный проект состоялся.

Mathieu Merlet-Briand / Матьё Мерле-Бриан. Tryptich Google Red, Google Yellow, Google Blue. Hommage à Alexandre Rodtchenko, 2015. Photo: the artist

Петр Толпин, главный архитектор Основного проекта:

Архитектор конструирует пространство, в которое решил погрузить проект куратор. Залы Новой Третьяковки уже давно сложились, мне было важно не просто разместить массу сложных объектов и инсталляций, а изменить подход у зрителя к восприятию искусства, с первых шагов показать всем, что это нечто новое. Мы очень тесно работали с Юко Хасегава и, конечно, со всеми художниками. С каждым отдельно. Юко — удивительный профессионал с невероятно сильным характером. Она с самого начала знала, чего хочет. Было очень интересно наблюдать, как появляются новые идеи, когда выставка обретает форму.

Aurora Sander / Аврора Зандер. Aircleaninglady, 2013. Courtesy: the artist

Мария Семендяева, глава Дискуссионной программы:

Дискуссии с художниками Основного проекта проходят каждые две недели. Художники приезжают и рассказывают о себе и своих идеях. Мы со своей стороны стараемся найти интересных собеседников в России, не всегда, кстати, художников, потому что творческие методы сейчас самые разные. Например, для дискуссии «Исследование как творческий метод» с Саманех Моафи, художницей из группы Forensic Architecture, мы пригласили журналиста и писателя Михаила Зыгаря. Его проект «1917» тоже оперирует огромным количеством информации — и это делает его таким популярным и интересным.

А команда Forensic Architecture занимается самыми разными исследованиями — нарушением прав человека и загрязнением окружающей среды. В Основном проекте их видео о последствиях ядерных катастроф. Они потратили пять лет на эту работу. Конечно, им было о чем поговорить с Михаилом, в итоге получилось интересно, прямую трансляцию в интернете смотрели 25 000 человек.

Pierre Huyghe / Пьер Юиг. Без названия (Человеческая маска), 2014. Courtesy: the artist, Hauser & Wirth, London, and Anna Lena Films, Paris

На правах рекламы.