Дмитрий Нагиев и его комфорт в деталях

Одним из главных достоинств авто Дмитрий Нагиев считает удобное откидное сиденье, на котором можно поспать, пока стоишь в пятичасовой пробке.

Фотография: DR

акие впечатления у вас остались от автомобиля Hyundai Equus?

(Задумывается.) Поездив в свое время на очень дорогих машинах, таких как Bentley, я понял, что Hyundai им практически не уступает. Так что с полной уверенностью могу отнести его к S-классу. А к хорошему привыкаешь быстро... Не люблю машины, в которых невозможно расслабиться на сиденье, — это просто пытка. Здесь же заднее сиденье отъезжает, что в пятичасовых пробках позволяет ехать практически лежа. В общем, когда у меня эту машину будут забирать, я повисну на выхлопной трубе.

Вы сами водите машину, или у вас есть водитель?

Когда я занят на съемках, пользуюсь услугами водителя. Это дает мне возможность оценить всё величие и все недостатки автомобиля, в котором я нахожусь, потому что как пассажир я могу посидеть и сзади, и сбоку...

Насколько важна для вас вместительность автомобиля?

(Улыбается.) Я же вожу в багажнике силос и картошку. На днях даже перевез камин — это уже совершенно без шуток. Не ахти какой камин, он куплен по остаточному принципу у соседа-алкоголика, но довольно большой. В общем, в Hyundai багажник достаточно приличный.

Какой у вас стаж вождения?

Шестнадцать-семнадцать лет.

А вы помните, как учились водить?

Учился тяжело, инструктор называл меня недоумком. Тогда я понял, что кому-то дано водить, а кому-то нет. Ну, бывает. Правда, это не помешало мне через восемь лет после получения прав выиграть две общероссийские зимние гонки на выживание.

Каким был ваш первый автомобиль?

Это был «запорожец», который мне подарил мой любимый тесть. Я много возился с ним и в конце концов проклял. Поэтому если он еще жив (я имею в виду «запорожец»), то он должен знать, что я его проклял. Как и последующие «жигули» пятой модели, затем девяносто девятой. Сейчас они, наверное, горят в аду.

Сколько же машин вы сменили?

В стране, где прожиточный минимум составляет шесть тысяч рублей, неприлично обсуждать, сколько машин ты сменил. Скажу так: ничто не сравнится с покупкой первого «мерседеса» — разбитого, с перекошенными дверями, со щелями, куда можно просунуть не только палец, но и всю ногу. Именно такой был у меня. Он достался мне от предыдущих армянских владельцев. Он был белый, с шикарнейшей механической коробкой передач. На рычаге переключения скоростей красовалась роза, а салон был из великолепного синего велюра, кое-где прожженного. Но это ощущение, когда что-то у тебя в животе подтягивается к кадыку от восторга, я запомнил на всю жизнь. Наверное, такого уже не будет никогда.

Какие качества автомобиля вы особенно цените?

Если говорить об автомобиле, в котором я езжу на работу триста дней в году — а именно столько у меня съемочных дней, — то он должен быть таким, чтобы мне было удобно положить руку на подлокотник, вытянуть ноги и так далее. Неспроста многие сейчас покупают пусть менее презентабельные, зато удобные автомобили. Вот сегодня я ехал на съемки два часа семнадцать минут — можно считать, быстро пронесся, потому что вчера ехал три часа десять минут.

Чем развлекаете себя в пробках?

Есть у меня одно любимое занятие... (Показательно роняет голову и храпит.) По крайней мере, пытаюсь.

Как же выбрать автомобиль, если заранее не знаешь, будет ли тебе в нем удобно?

Если у мужчины есть возможность, он выбирает не машину, а машины, причем разные. А мужчина, который лишен такой возможности, пытается компилировать, соединять, подгонять свои пристрастия под одну модель. Я лично мечтаю дожить до того момента, когда смогу погонять на одном, расслабиться в другом, а при желании сесть в третий, завести его, расправить крылья и взлететь…