Кризис жанра: новый шеф 15 Kitchen+Bar промахнулся

Обозреватель Ok-magazine.ru Владимир Гридин оценил кухню израильтянина Гоума Галили, который готовит для ресторана15 Kitchen+Bar. 

Фотография: Архив ОК! Гоум Галили
Новое на сайте
Стиль жизни
Все материалы
горячие новости
Все новости

15 Kitchen+Bar – едва ли не самый необычный ресторан Москвы. У него нет постоянного шеф-повара, в качестве такового выступают по несколько месяцев молодые шефы из разных точек планеты. Для московского ресторана их выбирают тщательно, кандидаты должны не только хотеть приехать в Россию, но и демонстрировать незаурядные таланты. Это те, кого называют «восходящими звездами». Да, еще очень важно, чтобы они умели показать что-то такое, чего московская публика еще не видела, но и не испугать ее новациями. В общем, «пятнашка» - это шоу-рум будущего мировой гастрономии.

Новое приобретение ресторана - израильтянин Гоум Галили – будет во власти до 15 января. Он 5 лет занимался Matsya Freestyle Kitchen - лучшим рестораном Гоа, а ныне отвечает за один из самых концептуальных ресторанов Ибицы Lamuella Ibiza. Кроме кухни в нем есть арт-галерея и ночной клуб, где выступают альтернативные музыкальные группы из Гоа, а дети занимаются акробатикой с участниками Cirque du Soleil.

«Я изобрел свою собственную кухню. Все, что мне нужно - это горсть специй и воображение», - говорит Гоум. И добавляет то, что необходимо запомнить: «Я ненавижу все среднее. В любом деле хочу быть лучшим. И если готовлю еду, то хочу видеть реакцию - пусть лучше она не понравится, но это будет сильная эмоция, чем гости скажут, что все, что они съели - это просто нормально».

Внушительные верительные грамоты (Vogue UK внес ресторан Гоума на Ибице в список десяти обязательных мест для посещения на острове) и громкие заявления должны произвести впечатление, но на поверку оказываются не совсем состоятельными. Восемь ресторанов разной степени отмеченности гидом Мишлен в послужном списке и годы в Индии сказываются на приятной глазу подаче блюд и отсылкам к азиатской кухне всех мастей. Проблема в том, что эти декорации часто строятся ради самого процесса.

Вместо тонкого аромата чайного листа и свежего вкуса устриц в «Устрицах, подкопченных на чайных листьях» получаешь солено-пряный соус и жаренный в масле до хруста имбирь. «Зимний ролл с угрем и черной икрой» обернут в присыпанную пудрой нори рисовую бумагу и эта комбинация с точки зрения вкуса не оправдана ничем, кроме сознательного усложнения. Как и толика черной икры – соображениями исключительно экономического характера. Тахинный соус, пюре из баклажанов, йогурт – эта свита превращает саму идею «Среднеазиатского татаки» из диафрагмы в завиральную конструкцию космографа, не имеющего представления о карте мире. Ко всему этому добавлена жирная крошка бородинского хлеба и это – вовсе не дань русскому продукту, а один из приемов Галили, явно любящего жир.

Жирный рисовый поп-корн хрустит в остальном безупречном карпаччо из свеклы со страчателлой, маслянистый рамен подается с курицей-тонкатцу в жирной панировке, хоппер с ягненком (бесформенная лужица жирного блина из рисовой муки с кокосовыми сливками с горкой зеленых листьев, гранатных зерен и орехов) присыпан жаренным до хруста в масле имбирем, а вьетнамские панкейки с креветками снабжены жареным шалотом. Едва ли не единственно уместное жирное пятно во всем меню – полента с трюфельным маслом. Нежно-молочному вкусу пюре из зерен кукурузы очень идет острый аромат трюфеля.

Еда Галили – ода позерству в чистом виде. Претендуя на экстраординарность, она лишена стиля и индивидуальности, за которые стоило бы платить. Она часто нарочито усложнена, иногда небрежна и всегда нарциссична. Но самое важное – она не запоминается. Для шоу-рума будущего мировой гастрономии это катастрофе подобно.

Новое на сайте
Стиль жизни
Все материалы
горячие новости
Все новости