Maybe: еда на крыше мира

Закрытый в сентябре прошлого года клуб «Крыша мира» вернулся в новом амплуа. Теперь это ресторан, бар и энергосберегающие танцы по пятницам и субботам

Фотография: DR
Новое на сайте
Стиль жизни
Все материалы
горячие новости
Все новости

«Крыша мира» долгие десять лет была эталонным клубом электронной музыки, тем более важным, что работал он в полузакрытом режиме и попасть в него мог не каждый. «Крыша» стала первым резидентом Бадаевского завода, превратившегося сейчас в самый модный ресторанный кластер города, поэтому трансформация в ресторан Maybe для клуба оказалась органичной.

Дизайнеры Ирина и Ольга Сундуковы ступени лестницы раскрасили под ночные джунгли вперемешку с золотом, в зале расставили и развесили густую зелень, в туалете использовали мотивы в стиле ар-деко. Все это вместе с мобильными системами остекления (в теплую погоду — это открытая панорамная веранда, в холодную — закрытый зимний сад) превратило верхний танцпол клуба в бонтонную палубу круизного лайнера, плывущего курсом на Сити.

Идеальное время для визита — около восьми вечера: избежите жары, успеете полюбоваться закатом и переживете волнующее приключение перехода к ночи. Безумный движ «Крыши мира» в прошлом, со вторника по четверг Maybe работает, как ресторан, а по пятницам и субботам, c полуночи до трех, трансформируется в коктейль-бар с DJ, концертами и танцами между столиками.

Maybe-шеф Умберто Рокка (знаком нам по ресторанам «Аист» и Spettacolo) важнее диджеев. Те, кто вырос на рейвах «Крыши», теперь изучают его интерпретацию итальянской кухни. Меню он сделал небольшое, с акцентом на закуски, салаты и пасты. Тост с угрем, фуагра и боттаргой в меру роскошен: дорогие ингредиенты в нем использованы без перебора, уместны, а общий вкус сохраняет стройность. Он будет хорош в паре с аперитивом, но никак не сравнится с брускеттой с томатами и страчателлой. Для нее берут половину поджаренной булочки с невесомым мякишем, это как будто кусаешь хрустящее облако.

Пасту Рокка делает сам, и если тесто для равиоли с рикоттой может показаться толстоватым и Умберто вздыхает «За всем не уследишь», то каламарата прекрасна. Широкие, напоминающие нарезанного поперек кальмара (отсюда название этой пасты), кольца пасты,упругие и податливые одновременно, пропитаны насыщенным соусом из морепродуктов.

Рыбу и гадов Рокка любит, из-под его руки одинаково хорошо выходят и средиземноморский суп-биск с гребешками, креветками, кальмарами, и салат с тунцом по-азиатски, и креветки в тесте катаифе с шисо и острым соусом, и сибас в соусе aquapazza. Примечательно, что даже в гриль-меню фигурирует всего два мясных блюда, остальное — рыба и овощи.

Рокка называют «сладкая рука» не только потому, что в его исполнении итальянская классика приобретает легкость и беззаботность. У него отлично получаются десерты. Его собственный конек — клубничная меренгата.

Подробный видеорецепт несложно найти в интернете, но сколько не смотри ролик, все равно не почувствуешь вкус элегантной сферы из безе с малиновым соусом. Не менее привлекателен манго-чизкейк: мягкий сыр завернут в «сигары» из мангового желе и снабжен крамблом из миндаля и какао. Даже в декорациях Бадаевского завода Рокка не изменяет фешенебельным привычкам, приобретенным в миланских Nobu и Armani Cafe.

Важным дополнением к кухне служат Maybe-бары. Чтобы отдавать коктейль максимум за три минуты, их устроили сразу несколько. Коктейльную карту сочинил Никита Кунгурцев при участии Романа Милостивого. Получилось отлично. Беллини делают с пюре из сезонных персиков и он стоит своих денег до последней капли. Апероль, узнав о Frangolino Special, смеси из клубники, базилика и кремана, нервно курит в стороне и пытается измениться к лучшему в Honeydew Spritz из японского дынного калписа и полусухого сидра. В свежем Hogo-Fogo замешан настоящий интернационал: джин из Англии, вода алоэ-вера из Кореи, фейхоа из Абхазии, имбирная газировка из Москвы.

Остальные не менее хороши и интригующи — в TerraIncognita фигурирует мангово-ананасовый шраб, в Knickerbocker — маринованная в ликере черешня.

Винная карта, составленная Еленой Лебедевой, по-своему привлекательна и включает в себя порядка восьми десятков бутылочных и дюжины бокальных позиций. В подборке представлены нерастиражированные вина Старого и Нового Света, органика и биодинамика, старая добрая классика и практически никакой «винной попсы». В общем, Maybe сделал все, чтобы повзрослевшие тусовщики вернулись на крышу своей юности и встретили здесь еще не один рассвет.

Новое на сайте
Стиль жизни
Все материалы
горячие новости
Все новости