Галерея Гари Татинцяна и журнал L'Officiel Russia откроют выставку Дэмиена Херста

Хёрст вписал свое имя в историю мирового искусства, представляя свои работы в ведущих мировых музеях и арт-институциях: Tate Gallery (Лондон), Museum of Modern Art (Нью-Йорк), Stedelijk Museum (Амстердам), Fondazione Prada (Милан), Israel Museum (Иерусалим), The Broad Museum (Лос-Анджелес). В российской столице выставка откроется 30 марта

Фотография: DR

Искусство Дэмиена Хёрста затрагивает темы, идеи и чувства, фундаментальные для человеческого сознания. Темы, остающиеся непреложной истиной нашего существования, независимо от риторики и дискурса об искусстве как таковом. Хёрст работает с материями, предвосхитившими основы формальной истории искусства, вплоть до самых ранних проявлений индивидуального и социального бытия: стремление к красоте и эстетическая ценность драгоценных материалов; попытки личностного анализа и равные по силе потребность в тайне, очаровании и благоговейном страхе, где главное — осознание неизбежности смерти на любом из жизненных этапов.

Альтернативный взгляд на искусство Хёрста позволяет предположить, что пресловутая четкая граница между традиционной культурой, культурой глубинных основ, и постмодернизмом – культом поверхностного изображения – сильно размыта или не существует вовсе.

«В искусстве есть лишь одна идея. И у всего, что мы делаем — лишь одна причина. - говорит Хёрст, - Это поиск ответа на главные вопросы: для чего, где, что и кто. Откуда мы пришли, куда движемся и есть ли в этом смысл? Величайшие произведения всех времен именно об этом». «Я не хочу никому навязывать свои мысли. Я лишь хочу заставить вас думать – вместе со мной. Правильных ответов не существует, есть только вопросы, и я надеюсь, что эти вопросы помогут вам проложить свой путь сквозь тьму». Хёрст ведет непрерывный поиск среди пробелов в познании человеческой природы, словно готовя зрителя ко дню, когда придется столкнуться с глубинными страхами и идеей «физической невозможности Смерти в сознании живых».

Изображения черепов, так часто встречающиеся во всей истории искусства, снова и снова возникают в работах художника как символы тайны, сохранившейся благодаря своей невербальной мистической силе. Даже в форме китча, работы Хёрста по-прежнему являются объектом глубокого размышления и катализатором внутреннего диалога. Начав такой диалог с внешнего визуального толчка, зритель погружается в анализ собственных эмоций и постепенно приходит к новым, порой неожиданным для него самого выводам.

В своей символической трактовке классического упоминания о смерти на пике красоты, художник признает: «Я одержим мыслями о смерти и бренности жизни, особенно своей собственной. А свое искусство ты посвящаешь именно тем вещам, которыми одержим».

Для создания эффекта храмового витража в своих картинах Хёрст использует цветные крылья тропических бабочек. Ошеломляющая симметрия его работы Rose Window, созданной металлизированной краской с использованием бабочек на холсте, хрупкость и яркие цвета которой легли в основу круглой орнаментальной мозаики, точно воспроизводит средневековое окно-розетку Даремского собора. Этот повторяющийся в истории искусства образ – бабочка как символ души – символизирует хрупкость и недолговечность красоты жизни в целом.

Яркие холсты, инкрустированные бабочками, бриллиантами и драгоценными камнями, – смесь изящности и глянцевого блеска западной культуры потребления, отражают трагедию тонких взаимоотношений между конечностью бытия, сознанием и красотой.