Интервью: Александр и Милана Кержаковы — о счастливом ожидании ребенка и отношениях в семье

Футболист и его беременная супруга — в рубрике «Особый взгляд Вадима Верника»

Фотография: DR

«Честно скажу, я далек от мира футбола, — пишет Вадим Верник. — Но фамилия Кержаков в последнее время на слуху не только у его многочисленных фанатов. В прессе немало писали о личной драме игрока «Зенита» Александра Кержакова, связанной с его бывшей девушкой Екатериной и их общим сыном. Впрочем, неприятности уже позади. Александр сегодня счастлив в официальном браке с Миланой Тюльпановой, ныне Кержаковой, и они ждут ребенка. Саша и Милана живут в Санкт-Петербурге, куда я и отправился, чтобы узнать подробности их семейной жизни»

Саша, сейчас два часа дня. С утра у тебя была тренировка на базе «Зенита». Ты устал или в тонусе?

Александр: В тонусе. Я привык к такому образу жизни. Встаю в восемь часов утра и заряжен на целый день. Даже не завтракаю — мне достаточно перекусить уже на тренировочной базе.

Что ж, такой твой аскетизм — удача для жены. Саша, скажи, быть нападающим, атаковать — это тебе свойственно только в спорте, или таков твой характер, стиль жизни?

А.: Сложно сказать. Позиция на поле не меняется с возрастом, а вот характер может измениться.

Ну а Милану ты атаковал сразу? У нее вообще был шанс не попасть под обаяние Александра Кержакова или нет?

А.: Это у Миланы надо спросить.

М.: Мы с Сашей поначалу общались просто как друзья, как приятели. Мы шли к тому, чтобы ни у кого из нас не осталось других вариантов, кроме как стать парой, около четырех месяцев. А поженились через год.

А.: У нас всё в этом отношении правильно, как и должно быть.

Вы вместе два с половиной года. Чем все-таки, Милана, тебя пленил Александр?

М.: Я довольно быстро поняла, что у нас схожие взгляды на жизнь. Мы встретились, когда Саша переживал непростые времена. Что же касается меня... Мне был двадцать один год, когда мы начали общаться, я еще жила с родителями. Мужчины вокруг были далеки от моего представления о будущем муже. А вот в Саше я увидела то, чего так хотела. Честно говоря, раньше у меня было совсем другое представление о спортсменах. Я была убеждена, что для них не так важны крепкие отношения.

Могу признаться, что до Саши у меня не было серьезных отношений. Я считала, что их надо строить, только когда видишь в человеке потенциального мужа. Мне вообще казалось, что в двадцать первом веке у молодых людей могут быть какие угодно интересы, кроме цели создать семью. Брак отходит на второй план в угоду фривольному образу жизни. Такие мужчины, как Саша, скорее редкость, чем закономерность.

А как насчет характера Кержакова? Судя по его боевому настрою на поле, он и в жизни должен быть жестким, суровым.

М.: У Саши характер двойственный. С одной стороны, он очень мягкий, но это только с близкими людьми. С другой — он может быть достаточно жестким. И эти качества у него достаточно гармонично сочетаются. Это здорово, когда человек сильный, со стержнем, но при этом дома может быть нежным и кротким.

Милана, ты говоришь, что встретилась с Сашей в сложный период его жизни. В прессе много писали о том, что бывшая девушка Кержакова лечилась от наркозависимости, а их общий ребенок остался жить с Александром.

М.: Начнем с того, что я не была детально в курсе Сашиной личной жизни, я никогда особо не интересовалась жизнью публичных людей. Саша написал мне в WhatsApp, что хочет со мной познакомиться, с этого всё и началось.

А.: Понимаете, у меня, как у любого спортсмена, кочевой образ жизни. Отчасти поэтому большинство моих коллег пытаются как можно скорее построить семью, и из-за этой спешки первые браки часто распадаются, к сожалению. В силу возраста ты не всегда отдаешь отчет в своих поступках, да и найти человека, свою вторую половину, на которую можно будет в будущем положиться, очень сложно. Известность — непростая штука, а женщины (не все, конечно) пытаются из отношений с обеспеченным и популярным мужчиной извлечь для себя какую-то выгоду.

Так в твоем первом браке и случилось?

А.: Не знаю, первый брак был по молодости. Трудно говорить, почему так произошло. Раз мы с Марией расстались, значит, что-то было неправильно в наших отношениях. Вообще, в наше время сложно познакомиться с девушкой воспитанной, с правильными ориентирами, совпадающими с твоими.

Я тебя понял. Вернемся к Милане. Значит, ты написал ей сообщение в WhatsApp...

А.: Здесь была предыстория. Однажды мы летели семьями из Арабских Эмиратов. Я был с родителями и дочкой от первого брака. С Миланой мы случайно встретились взглядами, но дальше ничего не было. Спустя два с половиной года я увидел ее фото в журнале и решил, что надо найти номер телефона. С помощью теории шести рукопожатий я нашел номер телефона Миланы и написал ей сообщение.

М.: Содержание было приблизительно такое: «Не сочтите за наглость, но я хотел бы с вами познакомиться».

Я, конечно, была удивлена, мне не так часто пишут с незнакомых номеров. С чего бы вдруг?! Я спросила, кто он, откуда. Уже не помню, что там Саша ответил. По-моему, он написал, что играет в футбол.

А.: Ну я же не обманул. (Улыбается.)

М.: Я попросила его прислать свою фотографию, он прислал.

Но ведь из интернета можно скачать любую фотографию.

М.: Конечно. Собственно, фото еще сильнее убедило меня в том, что всё это розыгрыш. Хотя я на всякий случай попросила сделать селфи...

А.: ...чего я не делаю вообще.

М.: Но мне же нужно было как-то его проверить. И он прислал селфи. А это уже давало какие-то гарантии, что со мной общается реальный Кержаков. (Улыбается.)

То есть, как выглядит Кержаков, ты примерно представляла?

М.: Ну, насколько это было возможно. Хотя на тот момент я от футбола была далека. Живя в Петербурге, я знала, кто такие Аршавин, Малафеев, Кержаков, но нападающие они или вратари — в этом я, конечно, не разбиралась. И вот мы стали переписываться. Я стала наводить какие-то справки, мне нужно было понять, чем этот человек живет, чем дышит.

Когда же вы встретились?

М.: Через две недели переписки. Как раз в то время началась вся эта катавасия с судами: Саша судился с матерью своего сына — об этом я прочитала в интернете. Вчитываться мне не слишком хотелось, я просто написала: «Если вы женаты, больше мне не пишите». На что Саша ответил: «Как в действительности обстоят дела, я объясню вам при личной встрече».

А.: Я рассказал Милане о своей жизни, обо всей этой истории. В первый вечер мы проговорили часа четыре.

Саша, в твоей жизни был очень драматичный момент, когда выяснилось, что мать твоего ребенка наркоманка. Извини, что опять затрагиваю эту тему, просто о той ситуации слишком много писали…

А.: ...К сожалению. Не я был инициатором. Видимо, кто-то хотел извлечь из этого выгоду, пиар, не знаю. Мы всё уже решили, разобрались, Катя ни на что не претендовала, ребенок всё это время жил со мной. Мать «отписала» его мне, больше о нем не вспоминала. Но потом, когда это кому-то понадобилось, тема вдруг всплыла вновь, стала муссироваться.

Я понимал, что таким образом за что-то расплачиваюсь, за какие-то поступки, которые совершил раньше. Наверное, я неправильно жил. Но я понимал также, что надо жить дальше. Что толку сидеть на месте и горевать? Мне надо было сына воспитывать.

А сыну ведь нужна мама…

А.: Вадим, я не искал Игорю новую маму, я искал человека, с которым мне бы хотелось создать семью, с которым нам обоим было бы хорошо. Вряд ли Милана стала бы со мной общаться, если бы ей был безразличен мой сын. Но она знала о создавшейся ситуации, знала, что ребенок живет со мной.

М.: Я вообще считаю, что ко всему надо относиться с философской точки зрения. Какие-то события в нашей жизни происходят для того, чтобы человек получил возможность что-то переосмыслить, измениться. Вполне вероятно, что мы с Сашей десятилетней давности не нашли бы общего языка. А вот Саша трехлетней давности был уже абсолютно другим человеком, душевно мне близким.

А.: К сожалению или к счастью, но такова жизнь, люди взрослеют, события их меняют. Раньше я не придавал большого значения тому, кто именно должен быть рядом со мной. Но возраст меняет твои взгляды на жизнь. Естественно, я всегда хотел жениться один раз и навсегда, мои родители так живут. Но мы, к сожалению, не похожи на своих родителей.

Милана, насколько взвешенным было твое решение принять ребенка любимого мужчины? Ведь тебе с этим ребенком предстояло жить.

М.: Если бы я сказала, что всё произошло легко, я бы соврала. Есть женщины, которые соглашаются на всё ради собственной выгоды, наживы, собственного благополучия. В моем случае этого не было, мне, в общем-то, от Саши в материальном плане ничего не было нужно. Меня родители никуда не гнали, не торопили, я планировала продолжить учебу. Но получилось как получилось.

Что касается Игоря, сына Саши, я познакомилась с ним, когда ему было чуть больше года. Какие могут быть проблемы в общении с таким маленьким ребенком? Ну а насчет моего психологического состояния... У меня сердце разрывалось от несправедливости, с которой столкнулся Саша, мне хотелось помочь ему, хотелось стать для него опорой и своим присутствием в их с Игорем жизни показать, что всё может быть иначе. Что жизнь не стоит на месте и может развиваться в позитивном ключе. Конечно, я должна была найти общий язык с ребенком, ведь это было так важно для Саши.

​Милана, а как тебя Игорь называет?

М.: Он изначально называл меня Миланой, так и осталось. Но если спросить его, где его мама, он покажет на меня.

А.: Был такой момент: в садике, когда он сказал, что пришли мама и папа на праздник, я у него спросил «А кто у тебя мама?» И он ответил: «Милана». Но называет он ее все-таки по имени, и мы не настаиваем на том, чтобы он звал ее мамой. Возраст, наверное, такой, что он не осознает, кто такая мама, кто такой папа.

Сейчас такой радостный период в вашей жизни — вы ждете ребенка…

М.: Да, у нас большая радость! Когда это запланировано, когда к этому сознательно идешь, это событие психологически объединяет людей, и отношения невольно переходят на новый уровень.

А.: У нас была игра, и после матча я прочитал сообщение от Миланы, что она беременна. Мы действительно осознанно шли к этому событию, это не стало для нас неожиданностью, всё было очень осмысленно.

Кто появится у Игоря в скором времени — брат или сестра?

М.: Брат.

Имя уже придумали?

М.: Придумали, но всё равно я думаю, что когда ребенок рождается, то всё меняется. Может, я посмотрю и решу, что это Иван.

А.: Всё еще в процессе обсуждения, поэтому когда родится ребенок, тогда мы и примем окончательное решение.

Саша, сколько лет твоей старшей дочери Даше?

А.: Одиннадцать.

Вы с ней общаетесь?

А.: Конечно. Она приезжает к нам в гости.

М.: У меня брат такого же возраста, как Даша. С детьми этого возраста для меня не составляет труда найти общий язык, тем более с девочкой.

А.: Даша относится к Милане как к подружке.

Милана, а что тебя сегодня волнует, кроме семьи?

М.: Мы сейчас занимаемся благотворительным фондом «Звёзды детям», помогаем детям из малообеспеченных и неблагополучных семей. Заниматься этим мы стали после того, как съездили в Сашин родной город Кингисепп.

А.: Это был март 2015-го, мы еще не были тогда женаты. Мы туда поехали, пообщались с директором детского дома, реабилитационного центра, посмотрели, как дети там живут, и поняли, что финансирование государства минимальное. Тогда и пришла идея создать этот фонд.

М.: На сегодняшний день у нас уже серьезные объемы, мы еще помогаем санкт-петербургскому хоспису. И я на этом не планирую останавливаться. Я считаю, что, если есть возможность, надо помогать другим.

Правильная позиция. Скажи, Саша, а ты планируешь отдать Игоря в футбол?

А.: Он уже занимается футболом, и ему это очень нравится. Кроме того, мой отец, который для меня серьезный авторитет, сразу сказал, что у Игоря есть перспективы.

Твой отец, кажется, тоже спортом занимался профессионально?

А.: Отец играл в команде второй лиги «Химик» города Дзержинска.

Он-то и определил тебя в футбол?

А.: Да. Я вообще не помню, чтобы в детстве хотел чем-то заниматься, кроме футбола.

Интересно, когда ты с детства четко знаешь, чему посвятить жизнь, это способствует раннему взрослению?

А.: Я считаю, что повзрослел довольно рано. В одиннадцать лет я уже переехал из родного Кингисеппа в Петербург и жил здесь один. Сначала в интернате для неблагополучных многодетных семей — в спортивный интернат из-за ограничений по возрасту меня не брали.

Когда исполнилось двенадцать, меня перевели в спортивный интернат. Учился я в футбольном классе, ездил на тренировки. Каждое утро в семь часов утра я выходил, ехал полтора часа на автобусе, учился в школе, потом тренировался, и обратно.

Вот она, жизненная и спортивная закалка. Неслучайно в девятнадцать ты уже попал в сборную страны по футболу. Впрочем, дело тут, конечно, не только в закалке, но и в твоем безусловном таланте, ведь ты лучший бомбардир в истории российского футбола!

М.: Я считаю, что Саша сделал себя сам, ему ничего не преподносили на блюдечке. Наверное, я искала именно такого мужчину.

Ребята, совсем скоро Новый год. Что бы вы пожелали друг другу?

М.: Я бы пожелала Саше успешной реализации во всех областях.

А.: А я хочу пожелать Милане терпения, крепкого здоровья и благополучных родов. И счастья нам, конечно!

Фото: Алексей Костромин. Стиль: Полина Стародубцева. Макияж: Марина Коврижкина/Салон красоты «Диадема». Прически: Елена Петрова/Салон красоты «Диадема»