Мария Невская: все о личной жизни, боксе и журналистских амбициях

Мария Невская — дизайнер и журналист. Две недели назад она возглавила Numéro, легендарный журнал о моде. Мария уже однажды побывала в кресле главного редактора, правда, недолго.

Фотография: Владимир Васильчиков
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости

L’Officiel, которым она руководила после скандальной истории с увольнением Эвелины Хромченко, вскоре был закрыт. Позже L’Officiel вновь начал выходить, с главредом Ксенией Собчак, но это уже совсем другая история... Итак, после пяти лет паузы Невская возвращается в большую журналистику.

Во-первых, Маша, поздравляю с назначением!

Спасибо, Вадим. Для меня это очень приятно. Могу сказать, что я с гордостью присоединяюсь к медиагруппе ACMG, чтобы возглавить такое авторитетное издание. Мне всегда была интересна мода как индустрия. Президент ACMG Александр Федотов дал мне новый шанс окунуться в этот мир, и к этому шагу я готова.

Незадолго до тебя креативным директором Numéro стала Рената Литвинова. Вам предстоит работать вместе. Вы уже общались?

Да, у нас была короткая встреча. Рената как раз улетала на съемки для Numéro. Мы пришли к мнению, что сможем работать в одной команде.

Известно, что твоя журналистская деятельность началась благодаря мужу — издателю Евгению Змиевцу...

Это уже мой бывший муж. Мы расстались три года назад.

Но на тот момент у вас всё было хорошо.

Конечно. Познакомились мы с Евгением на съемках обложки L’Officiel, которую делала Эвелина Хромченко, так что у нас всё сложно и запутанно получилось.

Ты, насколько я знаю, в то время была востребованной моделью.

Модельным бизнесом я начала заниматься в пятнадцать лет — и сразу карьерный взлет. Я победила на конкурсе Elite Model Look в Москве, потом попала на международный финал в Ниццу, вошла в число финалисток и выиграла контракт с очень престижным агентством Elite. Конечно, поначалу было головокружение от успеха. Но потом, когда я уехала на Запад, быстро пришла в себя. Эта профессия требует очень жесткой дисциплины, огромной работоспособности, потому что конкуренция колоссальная.

Как долго ты занималась модельным бизнесом?

Пять лет.

Почему так мало?

Я никогда не ставила себе цель быть только моделью. Для меня это была ступень в модную индустрию. До назначения главным редактором L’Officiel я какое-то время работала там на позиции директора отдела моды, и мы прекрасно ладили с Хромченко.

Ну а потом случилось то, что случилось: издатель уволил Хромченко и назначил главредом свою жену. На тебя многие ополчились тогда. Думаю, такая психологическая атака не могла пройти безболезненно.

Конечно, было неприятно. Тем более что это касалось вовсе не моих отношений с Эвелиной: конфликт происходил совсем на другом уровне. Эвелина, кстати, никогда не высказывалась негативно в мой адрес... Я хорошо помню день, когда меня назначили на эту должность. Сразу был очень жесткий резонанс в Интернете. На следующий день состоялось большое мероприятие, которое организовали Дарья Жукова и Наоми Кэмпбелл, оно было посвящено дню рождения Наоми. Меня пригласили уже как главного редактора L’Officiel. Когда я вошла в зал, там было много людей, с которыми я общалась, дружила. Они не понимали, что делать, не понимали, как себя вести, на чью сторону встать. Кто-то просто отворачивался, опускал глаза в пол, кто-то делал вид, что мы не знакомы. Это было испытание. Но я понимала, что всем не угодить. Со многими у меня потом наладились отношения, с кем-то прекратились. Я к этому конфликту относилась спокойно, поскольку знала всю историю изнутри и понимала, что моя задача — собрать сильную команду и выпускать журнал дальше.

Фотография: Владимир Васильчиков Мария с детьми Димой и Аней

Вскоре ситуация с L’Officiel зашла в тупик: издатель и владелец бренда не смогли договориться, и журнал какое-то время не выходил в России. Но ты всё равно оказалась в выигрыше. Ты обрела мужа, у вас с Евгением Змиевцом родилось двое детей. Правда, вы так и не зарегистрировали свои отношения.

Да, у нас был гражданский брак.

Что, Евгений не хотел делать предложение? Не поверю, что гражданский брак был твоей инициативой.

Женя делал предложение, но я получила его не в тот момент, когда этого хотела. А точнее, позже, чем хотела. Мне кажется, в двадцать лет каждая девушка мечтает о сказке, о белом платье и фате, чтобы всё было по правилам. А потом... Но могу сказать, что в течение одиннадцати лет у нас были прекрасные отношения. Просто наступает момент, когда люди начинают понимать, насколько они разные. Изначально мы думали, что это временная пауза, но позже стало понятно, что обратной дороги нет.

А в чем была основная причина вашего расставания?

Как тебе сказать, Вадим... У нас был постоянный спор, кто кого сильнее. Долгое время это не мешало нам жить хорошо, но я точно не была готова полностью подчиниться мужу. Я достаточно рано начала зарабатывать и жить отдельно от родителей. К моменту нашей встречи с Женей у меня уже был определенный жизненный багаж. В общем, когда мы только начали встречаться, я уже была непокорная.

И в какой-то момент это стало камнем преткновения?

Это не стало камнем преткновения. Я думаю, Жене до последнего нравилась моя строптивость, если честно. Он по характеру воин, и ему постоянно нужно поле для сражения. В каких-то ситуациях ему было некомфортно, но в целом, повторяю, Жене это, наверное, нравилось.

Тогда в чем же дело?

Просто я идеалистка, и как только я поняла, что наши отношения идут на спад, то предпочла уйти. Вообще уходить надо красиво, как и входить в отношения.

Ты не боялась обрести статус матери-одиночки?

Во-первых, я не боюсь одиночества. А что касается разных определений и клише... У меня двое замечательных детей, родители, друзья. После расставания с Евгением был период, когда я увлеклась буддизмом. Я ездила в Непал, жила в монастырях, общалась с далай-ламой. Я анализировала какие-то свои прошлые поступки, свой опыт, училась бороться с негативными эмоциями. Этому помогло и мое путешествие с бедуинами по израильской пустыне. Мы с двумя моими подругами жили в открытых палатках, питались лепешками, приготовленными на костре, и шли-шли двадцать пять километров — с однотипной песчано-холмистой картинкой, без какой-либо связи с внешним миром. Это была очень мощная перезагрузка.

Фотография: Владимир Васильчиков

Хочу сказать, Маша, что ты очень молодо выглядишь. Трудно поверить, что твоему старшему сыну почти тринадцать лет.

Спасибо, конечно, но это долго было моей проблемой.

А какая здесь может быть проблема?

Я ведь давно занимаюсь серьезными дизайнерскими проектами. Например, оформила флагманский бутик российского модельера Александра Терехова на Петровке, который работает уже два года. Но многие люди, с которыми я встречалась по бизнесу, смотрели на меня и не верили, что такая юная, как им казалось, особа может нести финансовую, административную, да какую угодно ответственность и вообще управлять большой командой. Сейчас я расслабилась и очень благодарна своим родителям за то, что получилась именно такой. (Улыбается.)

Расскажи про свою семью.

Мы москвичи, я всю жизнь прожила на Старом Арбате. Родители по образованию оба инженеры. Правда, мама давно не работает: у меня есть старшая сестра, и маме от нас двоих досталось пятеро внуков. Папа возглавляет лабораторию в «Атомпроекте». В моем детстве родители часто ездили в командировки (они вместе работали в «Гидропроекте») и брали меня с собой. Когда мне было шесть лет, мы на два года уехали в Индию.

Помнишь свои детские впечатления?

Отлично помню. Яркие, сочные, живые краски Индии. Позитивные, улыбчивые, гостеприимные люди. У меня, кстати, после Индии надолго сохранился позитивный настрой в отношении любых жизненных обстоятельств. Я долго мечтала вновь поехать в Индию. И вот спустя двадцать пять лет мы отправились туда с моей подругой Катей Мухиной. В течение десяти дней посетили шесть городов, жили во дворцах махараджей, и вся эта сказочная индийская атмосфера меня вновь покорила и вдохновила. Я вернулась обратно абсолютно счастливой, обновленной. Знаешь, как в детстве, когда перед тобой столько дорог и твой туннель не сужен обстоятельствами.

Насчет туннеля ты красиво сказала... В своем материнстве ты ориентируешься на то, как тебя воспитывали, или абсолютно самостоятельная?

Трудно сказать. Ведь мама родила меня в тридцать четыре года, а я впервые стала мамой в двадцать один год, поэтому у меня скорее дружеские отношения с детьми. С сыном я советуюсь по многим вопросам, он меня очень поддерживает. Например, он один из немногих, кто знал о предложении стать главным редактором Numéro.

Фотография: Владимир Васильчиков

И что сын тебе сказал тогда?

Он очень обрадовался. «Ты понимаешь, что мне придется еще больше работать, — говорю я. — Мне придется часто отсутствовать дома: поездки, ненормированный рабочий график, разные мероприятия». На что сын ответил: «Мама, замечательно. Это же твое развитие, твоя новая ступень».

Мудрый ребенок.

С мамой, кстати, мы тоже всегда были очень близки по духу. Скажем, когда возник вопрос, отпускать ли меня в модельный бизнес, папа был категорически против, не давал разрешения на выезд. А мама говорила: «Я абсолютно уверена, что это ее не сломает, а может, даже принесет пользу, потому что у нее есть внутренний стержень». Я ведь до девятого класса была круглой отличницей и к тому же лидером: в школе меня выбирали старостой класса, я вела группу отстающих по русскому языку и так далее. А теперь вот и сын меня поддерживает. Он очень тонкий и наблюдательный. Бывает, прихожу домой чем-то расстроенная и слышу: «Мама, ты грустная. Почему? Расскажи». И я рассказываю ему, что у меня был конфликт с таким-то человеком, даже могу рассказать ему суть конфликта. Сын всё выслушает, а потом скажет: «Не переживай. Завтра всё будет хорошо. Лучше ложись спать».

У тебя растет свой психоаналитик. Поздравляю!

Это точно. (Улыбается.) Кроме того, у сына много спортивных достижений. Недавно за победы в школьных соревнованиях он получил награду из рук Светланы Хоркиной. Он вообще много занимается: плавание, архитектурная школа, картинг, настольный теннис, карате.

Зачем так много?

Я считаю, важно загрузить своих детей какими-то занятиями. Сейчас ведь дети в основном сидят в Интернете. Круг живого общения сузился до минимума. А семилетняя дочка взяла пример с брата и тоже увлеклась картингом. Недавно она изрекла : «Моя жизнь — сплошной занос. Как я люблю опасные повороты!» Наверное, в маму. (Улыбается.)

Мы с тобой беседуем в кафе. Ты заказала зеленый чай и кока-колу. Чай стынет, а ты пьешь только колу.

Я обожаю не только колу, но и бутерброды с колбасой, гамбургеры.

Ужас! Как же тебе удается быть в такой идеальной форме?

Много спортом занимаюсь, боксом.

Неожиданно.

Я ходила в разные клубы, перепробовала многие занятия, но мне всё быстро надоедало. А бокс — это какая-то правильная энергия.

Нравится наносить удары?

Это бой скорее с самим собой, с теми состояниями, которые мне не нравятся. В результате исчезают ненужные эмоции и весь негатив. Ты не представляешь, Вадим, с какой легкостью я выхожу после тренировки и начинаю заниматься своими делами!

Стиль: Ирина Свистушкина. Ассистент стилиста: Ирина Александрова. Макияж: Кирилл Шабалин/национальный визажист/YSL Beaute. Прически: Надежда Князева/The Agen

Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости