Валерия Гай Германика: «Из-за какого-то интернет-сайта я не могу разводиться»

Я искренне порадовался, узнав, что Валерия Гай Германика собирается замуж. А когда она предложила мне, чтобы ОК! эксклюзивно поучаствовал в подготовке и проведении праздничного вечера, было приятно вдвойне. Вместе с нашим изданием Лера выбирала свадебное платье, ресторан для торжества и даже автомобиль, на котором молодожены прибыли на свой праздник. За несколько дней до свадьбы мы сделали фотосъемку и интервью с Лерой и ее женихом. И я видел, какой счастливой была Лера всё это время!

Фотография: Алексей Панцыхов
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы

Поскольку Гай Германика хотела, чтобы свадьбу освещал только наш журнал, то место торжества держалось в секрете. Однако у входа в ресторан Duran Bar собрались папарацци с фото- и видеокамерами. Мы попросили их удалиться, но несколько фотографий всё же попали в Интернет. Главное другое. Благодаря желтой прессе история свадьбы Гай Германики уже постфактум обрела скандальный характер. Через два дня после торжества появился компромат на ее мужа Вадима Любушкина, которого стали обвинять во всех смертных грехах, в том числе и в двоеженстве. Слухи продолжали нарастать как снежный ком. Понятно, что всё это задевало репутацию не только Вадима, но и Валерии. При таких обстоятельствах я, конечно, обратился за комментарием к самой Лере.

Мы встретились на Никитском бульваре в паузе между съемками многосерийного фильма «Бонус» — новой картины режиссера Гай Германики.

Лера, какой была твоя реакция на публикации на интернет-порталах, порочащие честь вашей семьи?

Дело в том, что там была предыстория. Вадим сказал мне, что на свадьбу приехала из Америки его бывшая партнерша и подруга Вика. Я понимаю, что это мой эгоизм, но я ему ответила, что мне не нравится его общение с бывшими партнершами и подругами, и попросила, чтобы на свадьбу он Вику не приглашал. Вадим ей позвонил и сказал, что я против и чтобы она не приходила. Вика, видимо, очень обиделась, потому что она долго летела через океан, и после этого пошла общаться с прессой.

То есть если бы эта женщина попала на свадьбу, то, возможно, никаких ее откровений в Интернете и не появилось бы?

Я не знаю этого человека. Может, было бы еще хуже, если бы она там была. Если человек такой злой... Вряд ли она искренний друг Вадима, во всяком случае мои друзья так бы не поступили... Вы спрашиваете про мою реакцию. Понимаете, очень много было прессы, которая лезла в мою личную жизнь, когда мы жили с Глебом Самойловым. Нас преследовали буквально по пятам. Потом фотографии появлялись с какими-то комментариями, которые, естественно, они сами и придумывали. Это было очень тяжело, и я долго очищалась от всего этого. Потом я старалась прессу вообще не пускать в свой мир, не давала никаких интервью.

И вот сейчас новая негативная волна.

Я подумала вчера, как хреново быть селебрити, я поняла, что не наслаждаюсь, а тягощусь своим положением... Тяжело, конечно, очень тяжело. Я думала всё время о том, что произошло, и поняла, что из-за какого-то интернет-сайта, естественно, не могу разводиться, семью разрушать, я тогда просто завершу ситуацию абсурдом! Ну это же тупо — просто взять и поверить прохожему человеку (а Вика и есть прохожая для меня)... Вадим как-то всё это объясняет, находит слова, и он очень убедителен. Он говорит, что меня любит. Не разрешает, короче, нам расставаться. Говорит, что надо просто пережить этот период.

Но ведь сам Вадим подлил масла в огонь, когда дал ответный комментарий и рассказал о своей американской жене.

Я знала, что у Вадима идет бракоразводный процесс, что он летал в Штаты специально для того, чтобы его закончить.

Сейчас с Вадимом у вас никаких конфликтов нет?

Мы живем у меня дома и вместе пытаемся как-то со всей этой шумихой справиться. Я не думала, что наша свадьба вызовет такой ажиотаж. В какой-то момент я почувствовала, что всё хорошее, все мои эмоции по поводу сказочных событий в жизни облили грязью. А для меня очень важно сохранить светлые воспоминания о нашей свадьбе... Вадим ведет себя со мной очень достойно. Он никогда не брал у меня денег, наоборот, своими делился и всегда оплачивал счета не только мои, но и моих друзей. Так что я не заметила в его поведении того, о чем пишет Вика.

Вообще, сталкиваясь с прессой, я понимаю, что там немало выдумки жесткой. Мы еще с Глебом от этого очень страдали, ссорились. Доходило до криминала: в прессе писали, что он на мне женится, потом Глеб опровергал, говорил, что он не женится, и я хотела убить сначала его, потом себя. (Смеется.) Но мы всё равно были вместе, не расставались. Страшная профессия: не понимаю, как так можно играть судьбами людей, ведь многие им верят. Люди возраста моих родителей к этому относятся более трепетно, потому что они не живут под этим прицелом, как я, и не очень понимают со стороны, где правда, а где выдумка, а я-то это отлично знаю!

Еще раз подчеркну: разводиться с Вадимом после всех этих публикаций ты не собираешься.

Ну, это было бы еще тупее, мне кажется. Я человек православный и на всё смотрю с этой точки зрения. Во-первых, у меня есть муж, с которым мне надо жить. Во-вторых... когда я молилась, то говорила: «Господи, все испытания, которые ты пошлешь мне, я пройду». И теперь надо отвечать за свои слова. Считается, что человеку даются только те испытания, которые он может выдержать, и больше этого не дается. Ну и всё, конечно, происходит к лучшему. У меня точно всегда к лучшему и всё кончается хеппи-эндом. Я снимаю кино. Сейчас погружение в работу — это самый правильный для меня вариант.

Новое на сайте
Звёзды
Все материалы