Светлана Хоркина: «Я в спорте — генерал!»

В спортивной карьере Светлана Хоркина добилась самых высоких результатов, ей даже поставили памятник на ее родине в Белгороде. 

Фотография: Владимир Широков
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости

19 января у Светы красивая дата — тридцатипятилетие. Мне давно хотелось поближе познакомиться с олимпийской чемпионкой Хоркиной. Я был убежден, что у нее твердая воля и несгибаемый характер. Пообщавшись, понял: все так и есть. А еще я увидел Женщину, которая покорила меня своей природной красотой и обаянием.

Света, когда мы с вами говорили по телефону, вы сказали такую оптимистичную фразу, которая мне очень понравилась: «Я только сейчас начинаю жить». Что вы имеете в виду?

Ну не знаю, я иногда что-то такое говорю, а потом это даже сбывается. Говорят, мысли материализуются. Наверное, так оно и есть. Я прямое тому доказательство. К 35 годам я стала двукратной олимпийской чемпионкой, единственной в мире трехкратной абсолютной чемпионкой мира, трехкратной абсолютной чемпионкой Европы и т. д. Ну понятно, что приобрела известность. Я построила дом, посадила дерево, родила сына, и это всего лишь к тридцати пяти годам, впереди еще о-го-го сколько, но основное-то я сделала…

…с чем я вас и поздравляю! Ваш день рождения 19 января, в Крещение. В этот день в прорубь ныряете?

Ну, мне сам бог велел. Я сначала парюсь в бане, а потом — в прорубь. Но я так боюсь этой холодной воды! Это же ужас какой-то для меня: темно, ночь и вода, холодная и черная. Я даже один раз ездила в Саров, там Святую канавку обошла несколько раз, проговаривая молитву, но окунуться в прорубь не смогла, оказалась внутренне не готова. А в этом году обязательно поеду в Завидово, там в церковь зайду и в прорубь окунусь. День рождения отмечу с тем, с кем захочу и кого хочу увидеть рядом, чтобы разделить свой маленький личный праздник.

Это правильно. И наверняка рядом будут ваши родители. А чем они занимаются?

Мама — медсестра, работает в детском саду, ее профессия называется «ортоптистка», она лечит детей с нарушением зрения. А папа — обычный такой мужчина... Он работает на предприятии оператором ТО.

Хорошо звучит: мама — медсестра, а папа — обычный мужчина.

Но весь смак и его отличие от других в том, что он настоящий мужчина. Он папа, который любит семью, детей своих, работу, друзей.

Я по себе знаю, как здорово расти в атмосфере любви и покоя.

Что значит «покоя»? Мы жили в общежитии, как и многие семьи в СССР. Это большой коридор, одна кухня на большое количество семей, четыре конфорки газовых и постоянные очереди, чтобы еду приготовить. Мы обитали сначала в комнатке одиннадцать квадратов, затем переехали в шестнадцать, потому что родилась моя сестра Юля. Ну а потом папа заработал на трехкомнатную квартиру, и когда я ее увидела, то спросила: «Это все наше? И у нас никто не отберет?»

Вы наверняка были девочкой энергичной. Ведь в гимнастике без горячего темперамента вряд ли можно чего-то добиться.

Это точно. Ну вот бывает ребенок спокойный, который лучше посидит, что-нибудь полепит из пластилина. Мне же надо вперед бежать, что-то делать. А наша соседка по общежитию свою дочку водила на секцию гимнастики, на другой конец города. В те времена это было очень далеко. Она говорит моей маме: «Давай и твою отдадим, она под присмотром будет, и нам удобно по очереди их забирать». Кстати, соседская дочка быстро бросила спорт, а я осталась, и потом пошло-поехало.

Сколько вам было лет, когда вас отвели на гимнастику?

Три и восемь, почти четыре года.

Получается, у вас так рано определилась судьба.

Ну, тогда рано было говорить о судьбе. Тут, конечно, большую роль сыграла мой тренер Елена Андреевна Ткачёва. Она умела так построить тренировочный процесс, что детям четырех лет было очень интересно заниматься спортивной гимнастикой. В скором времени ей пришлось уехать, и нашу группу расформировали, другие тренеры разбирали детишек себе. И вот, помню, жена моего следующего тренера, Бориса Васильевича Пилкина, сказала ему: «Обрати на девочку внимание. Ей говорят сделать упражнение двести раз — она делает. Трудолюбивая девчонка».

И Борис Васильевич, мой дорогой любимый тренер, с которым мы прошли три Олимпиады, поверил в меня. Но поначалу, правда, сокрушался: «Да куда мне ее, длинную такую, девать?» Меня в гимнастику вообще из-за роста не хотели брать.

Гимнастка высокого роста — разве это плохо?

Высокая и худая. А там нужны коренастенькие. Спортивная гимнастика отличается от художественной тем, что в художественной подбрасывают предметы, а в спортивной гимнастике мы подбрасываем себя. Там девчонки длинные и худенькие, а мы такие мышечные, крепкими должны быть. Так вот, тренер говорит: «Куда ж мне эта длинная, что я с ней делать буду?» Он меня называл «коломенская верста». И взял только потому, что недобор в группу был. Так началась моя очень непростая дорога к олимпийским медалям. Тренер стал со мной работать, заданий больше давал, и я скрупулезно все выполняла. Как вода камень точит, так и я точила. А переломный момент в моей жизни случился, когда нас в школе перевели учиться во вторую смену. И тренировки были тоже во вторую смену. И тут Борис Васильевич принял соломоново решение. С группой он занимался за зарплату, а со мной стал бесплатно заниматься индивидуально, каждое утро в течение долгих, долгих лет. Тут, конечно, я такой рывок сразу по всем направлениям сделала — и технический, и силовой. И с того момента тренер начал выстраивать под меня «всю гимнастику».

Светлана Хоркина с сыном

Помню, он сказал: «Мы твои недостатки превратим в достоинства, придумаю для тебя новые элементы, и будем выигрывать брусья у китайских спортсменок». Он имел в виду мои длинные ноги, а брусья — это один из видов женского многоборья в спортивной гимнастике.

Так в дальнейшем и случилось.

Да. Тренеру что-то снилось, он приходил и говорил: вот это точно для тебя, вот это надо сделать. Многие элементы, которые сегодня носят мое имя, были придуманы моим тренером, а мной реализованы. А брусья навсегда стали моим любимым снарядом, и меня прозвали королевой брусьев. Китайским гимнасткам пришлось смириться с моим превосходством в этом виде многоборья. У нас с тренером был прекрасный тандем.

Света, мне интересно, когда у вас появилась уверенность в себе? В том, что «могу быть первой, могу побеждать»?

Уверенности не было. Но был один знаковый случай, после которого я старалась всегда быть лучшей. Это были первые в спортивной школе соревнования, на которых, как мне казалось, я хорошо выступила. Мама на балконе сидит со всеми остальными родителями. И вот наступает момент награждения. А я уже знала, что мне будут вручать подарок. Нас построили и в микрофон объявляют: «Награждается...» И на этих словах я выхожу из строя. А в микрофон продолжают «...мастер спорта…» И каждый раз, когда начинали объявлять, я выходила. Мама вспоминает, что со стыда умирала. А я-то вижу — подарков все меньше, у меня уже слезы, что мне ничего не достанется. И в самом конце объявляют: «Сейчас мы награждаем самую юную спортсменку — Светлану Хоркину». Я, такая расстроенная, взяла этот подарок и с тех пор поняла, что надо быть всегда первой, всегда лучшей, и тогда у тебя будет самый лучший подарок, и ты не будешь ждать долго. С тех пор по жизни я старалась быть всегда либо первой, либо не браться за дело вовсе.

Но при этом в финале вашей карьеры были и неудачи.

Да, были, и я их тяжело переносила. Но я бы не назвала это неудачей. Слишком много независящих от меня обстоятельств слилось в одно целое. У меня вообще интересная спортивная жизнь. Мне ничего просто так не давалось, и это мой крест. Во все времена к первым и лучшим придираются, обсуждают, наказывают за маленькие ошибки так, как будто ты ошибся по-крупному, распространяют слухи… Я всю жизнь доказывала, что я настоящая спорт­сменка, настоящий участник команды. Когда выигрывала чемпионаты СССР — в то время это был очень серьезный результат. Хотя меня долго не приглашали тренироваться в молодежную сборную СССР. Не все верили, что я выдержу эти жернова. Слишком серьезные нагрузки — как психологические, так и физические. Но спортивным руководителям уже деваться было некуда, и меня все-таки пригласили в сборную.

На одном из уроков хореографии моего тренера позвал на разговор специалист по этой самой хореографии и сказал: «Не тратьте время, из нее не получится гимнастка». Хорошо, что мой тренер был всегда честен со мной и передал мне этот разговор. Я, конечно, расстроилась и тогда решила, что стану лучшей гимнасткой в мире. Я ею стала. Потом, кстати, этот хореограф извинился.

И все же, «лучшая гимнастка в мире», насчет этой финальной истории. Из спорта, наверное, хочется уходить на пике триумфа, а у вас это не получилось. Как такое было можно психологически пережить, Света?

Я и так на вершине, куда выше? Вы назовите фамилию Хоркина в любой стране, вам скажут: это прекрасная гимнастка, и она из России. Да, на своей последней Олимпиаде я не взяла золото, а только серебро. Изначально в день соревнований по многоборью было понятно, что чистотой судейских рядов и не пахнет. Но я выполнила опорный прыжок лучше, чем американская спортсменка, а судьи советовались по моей оценке пятнадцать минут. В 2003 году в Америке, перед Олимпиадой 2004 года, я у этой американки увела из-под носа золотую медаль, вот мне и не простили. Я даже сейчас согласна не быть абсолютной и единственной в мире, но чтобы они мне отдали заслуженную эту золотую медаль в олимпийском многоборье в Афинах! Хотя, конечно, я могу свою покрасить золотом. (Улыбается.) Я участница трех Олимпиад, но такой «грязной» Олимпиады, как в Афинах, на моем веку больше не было. А самое главное, что я всегда на всех соревнованиях любого ранга выходила выступать так, как будто в последний раз, и ставила задачу только победить, только быть первой.

Света, когда закончился большой спорт, как вы перестраивались: сегодня одна жизнь, а завтра совсем другая? Понятно, есть воспоминания, есть награды, есть любовь поклонников и т. д. Но физически вы переходите в другое измерение. Насколько сложной для вас была эта ситуация? Насколько болезненной?

Это не болезненно. Это страшно немножко. Но могу сказать, что, еще будучи действующей профессиональной спортсменкой, имеющей большие титулы, звания, государственные награды, которых сегодня пока еще, к сожалению, не достигли мои коллеги, я интересовалась не только спортом. Мне было в чем себя проявить.

Ну например?

Например, театр. В девяносто шестом году ко мне на олимпийскую базу приехал режиссер Сергей Виноградов со словами: «Здравствуйте, я вас увидел по телевизору и хочу пригласить на главную роль в антрепризном спектакле». Это, подчеркиваю, 1996 год, я олимпийская чемпионка, мне семнадцать лет, и весь мир у моих ног. А он говорит: «Вы девочка такая, с Луны. Это то, что мне нужно».

«С Луны»? Хорошее сравнение.

Взгляд, как он сказал, у меня особенный. Но тогда я решила идти на вторую Олимпиаду и отказала ему. Спустя четыре года, после Олимпиады в Сиднее (это уже 2000 год), Виноградов снова появился. А я как раз раздумывала: ну буду трехкратная, ну четырехкратная, а что дальше? У меня и так много званий и титулов. Я в спорте генерал! Ну куда мне еще, генералиссимусом, что ли, стать? Всё равно представляют олимпийской чемпионкой, не перечисляя всех моих титулов. Так вот, Сергей звонит еще раз. Слушай, говорю, мне некогда, у меня есть месяц для принятия решения о моей дальнейшей жизни.

Светлана Хоркина с сыном

Вот так четко вы поставили себе задачу — изменить свою жизнь за один месяц?!

Я тогда дала себе месяц отдыха. Потому что в конце концов девчонка уже взрослая, предложения работать за границей есть. И надо принимать решение, как жить дальше и чем заниматься. А Сергей не напирает, но линию свою гнет. Давай, говорит, в Театр Моссовета сходим, я тебе просто покажу театр. Мы пришли, он показал: это сцена, это гримерка, а там кулисы. Он, конечно, мне закрутил голову. Книжки Генри Миллера дал почитать и другие интересные вещи.

Ваш спектакль был как раз по Генри Миллеру. Это же очень серьезная литература.

Да, серьезная. Но я не актриса. Поэтому работать много пришлось, очень много. И мы начали с речи. У меня была преподавательница из Щукинского училища, она работала с моей речью. Как я ее не любила! Принципиально ставила часы на ее занятиях, чтобы время шло быстрее, и каждую минуту считала, сколько еще осталось. Потому что для меня всё это было очень непросто. Ох, как она меня муштровала! Но я ей сейчас очень благодарна за ее профессионализм и терпение.

И в результате вы сыграли главную роль.

Да, премьера была на сцене МХТ имени Чехова. Не все великие туда ступают. (Улыбается.) Я, конечно, благодарна судьбе, что в моей жизни это случилось. Я даже успела съездить со спектаклем на гастроли в Санкт-Петербург. У нас были расписаны и заграничные гастроли, но я приняла решение идти на свою третью Олимпиаду и начала вновь тренироваться, совмещать стало тяжело. И всё же мы год играли.

А есть желание продолжить театральную карьеру?

Были предложения, но мне не очень нравился материал. Желания играть пока нет. Я тогда просила Сергея найти мне замену. А он говорит: «Нет, только ты одна можешь играть эту роль». Но ведь я еще написала две книги. Сейчас их на прилавках нет, всё раскупили сразу же. Думаю о перевыпуске, но это всё попозже.

Каждому человеку прятна популярность, известность.

Я живу как обычный человек. Стою в очереди, езжу в метро, когда пробки большие и мне надо быстрее доехать, чтобы забрать ребенка из секции тейквондо. Люди меня узнают, и мне, конечно, это приятно. Не раз благодаря этой узнаваемости я успевала на самолет или поезд, когда надежды успеть уже не было.

Света, а почему сын занимается тейквондо? Это же такая жесткая история. Сколько, кстати, лет сыну?

Восемь. И это совсем не жесткая история.

Интересно, какая вы мама?

Я люблю сына и очень уважаю его мнение. И воспитываю кнутом и пряником. Я стараюсь сынулю сопровождать везде, где происходят яркие события в его жизни. В школу вожу его с утра сама.

А почему не няня или домработница? Это ритуал такой?

Конечно, помощники у меня есть. А с сыном у нас такой ритуал выработался. Я спрашиваю Святослава: «За какими сегодня оценками идешь?» Он говорит: «За пятерками». — «Ну, тогда иди». Я понимаю, что если в одном возрасте ты не приучишь трудиться и чувствовать ответственность, то он будет халявить, тем более пока он один в семье. У меня как пример перед глазами моя семья. Я всегда помогала своей сестре, она мастер спорта международного класса по спортивной гимнастике, а сегодня директор Белгородской спортивной гимнастической школы, которую я курирую.

Я ведь родилась в Белгороде. С моей подачи открыли секцию для мальчиков, которая с восьмидесятого года прекратила свое существование. А мы ее возродили. И у нас отличные мальчишки занимаются спортивной гимнастикой. Сегодня не всегда и не все готовы брать за себя ответственность, да и за других тоже.

Это точно. Вот вы говорите: сын пока один в семье. Наверное, мальчику нужно, чтобы кто-то рядом был — брат или сестра, чтобы не было эгоизма.

Вообще лучше, чтобы российская среднестатистическая семья имела как минимум двоих детей. Неважно, один приемный, другой не приемный или двое своих.

А вы думаете о приемных детях?

Нет, я здоровая женщина и вполне могу воспроизвести еще одного ребятенка — мальчика или девочку, неважно. Сыну тоже неважно, он говорит: буду учить тейквондо, даже если родится девчонка. А и правильно, молодец! Он еще совсем маленьким был, когда решил, что ему нравится тейквондо. Хорошо, говорю, пусть тейквондо. Сначала он занимался плаванием, потом теннис был, затем тейквондо, а теперь хочет фехтование. В фильме про д’Артаньяна и трех мушкетеров он увидел шпаги, и всё. Ему вообще Дюма нравится. И он говорит: «Хочу на фехтование». Я узнала, в секцию с девяти лет только берут. Да и далековато от дома — наверное, надо будет на метро ездить. Тогда остановились на тейквондо, и цель появилась — черный пояс. Сейчас он еще на шахматы ходит. Плюс Святослав захотел изучать китайский язык, и я хочу сказать, что у него отличные успехи. Такой вот развивающий душ.

Грандиозно. А сын по характеру похож на маму Свету?

Да. Он настойчивый.

Упрямый?

Упрямый и очень переживает, если получает плохую оценку в школе. Ну и добрый, конечно, безумно добрый.

В общем, хороший парень растет.

Ну, какой он хороший, мы посмотрим попозже. Пока пусть трудится.

Понятно. Света, я знаю, что сегодня вы госслужащая. Вам нравится ваша работа?

Мне нравится продолжать быть полезной для своей страны.

Но ведь можно было свой бизнес открыть, тем более с вашим именем.

Посмотрим, на данном этапе я себя вижу на государственной службе.

Вы были депутатом Госдумы. Эта работа повлияла на ваш характер?

Конечно. Я стала еще упрямее и настойчивее. Это была хорошая школа. Будучи профессиональным спортсменом и выступая на самых высоких соревнованиях, ты представляешь страну, и я считаю, это тоже государственная служба, только в другом статусе. Как спорт­сменка я объездила практически весь мир. Встречалась и имела честь общаться с серьезными политическими деятелями из разных стран, видела много красивых городов, культурные и бесценные исторические вещи — всё это хорошо и прекрасно. Но работая в Госдуме, я много поездила и по нашей стране. Я еще раз убедилась, что наша Россия самая большая и красивая, с ее просторами, степями, лесами, глубокими озерами и очень высокими горами, а самое главное — люди, которые это оберегают и живут в этих местах.

Я люблю свою страну и хочу, чтобы, как в песне поется, это было взаимно. Надо просто жить и любить жизнь. Как бы ни говорили, что мы стали черствее к чужим бедам, у нас всё равно люди спортивные, красивые, умные, отзывчивые, надо просто их побуждать к этому.

Памятник Светланы Хоркиной в Белгороде

Вы сегодня еще посол Сочи-2014.

Когда мне позвонили и сказали: Светлана Васильевна...

Уже Светлана Васильевна?

Ну конечно.

А почему «конечно»?

А по-другому уже не будет.

Вот она, психология госслужащего! Нравится, когда называют Светланой Васильевной?

Да. Очень хорошее сочетание. Так бывает иногда, отчество не подходит к имени, а у меня хорошее сочетание — Светлана Васильевна. Легко запомнить: С. В.

Да, красиво звучит. Давайте вернемся к Олимпиаде. Как вы стали послом Сочи-2014?

Мне предложили, и я согласилась. Ну если не я, то кто? Самый настоящий посол Олимпийских игр — это олимпийский чемпион. Его знают во всем мире, сочинять и рассказывать про него ничего не надо. Он сам знает лучше всех, что такое Олимпийские игры, чего стоит подготовиться к ним и каких усилий стоит завоевать звание олимпийского чемпиона.

Отлично. Света, тридцать пять лет — это много или мало? Все равно внутренне подводишь какие-то предварительные итоги.

Ну, я подвела итоги в начале нашего разговора, Вадим. Перечислила практически все, чего добилась. Но думаю, что впереди еще много всего. В апреле 2014 года пятнадцатилетие моего Всероссийского турнира по спортивной гимнастике. Еще будучи действующей спортсменкой, я на свои деньги стала его проводить. Потом город поддержал, область, и вот уже Министерство спорта поддерживает, я в их календаре. Как говорят, роди ребенка, и тебе Бог поможет его выкормить. Вот этот турнир — мое детище, я его родила. Непросто всё организовать, так как не все готовы пожертвовать денежкой для детишек. На пятнадцатилетие планирую много серьезных гостей позвать. Как говорит Ирина Александровна Винер, с детьми работать — это такая чистота, это такое благолепие.

И действительно, с детей ну нельзя брать деньги, у них можно поучиться чистоте эмоций, когда они радуются медалькам, подаркам, которые им дарят именитые известные спортсмены, они счастливы и полны надежд, что впереди у них прекрасное будущее и, может быть, даже Олимпийские игры! Детям необходимо внимание и наша вера в их талант, им помогать нужно, толкать к рекордам потихонечку.

Вы говорите об этом, и у вас глаза горят.

Просто я люблю помогать детям. И насколько мне хватит сил, буду продолжать популяризировать спортивную гимнастику, развивать детско-юношеский спорт и активно участвовать в олимпийском движении. У нас самая олимпийская страна и сильное олимпийское движение.

А скажите, какая самая большая мечта у Хоркиной сегодня?

Ну понятно, что главный проект на сегодняшний день — это воспитание сына. Я же человека воспитываю для страны, на минуточку. Ну и на достигнутом останавливаться нельзя, и я не буду. Я же боевая единица страны, как ни крути.

Вот сейчас в вас говорит спортсменка и госслужащая одновременно. Света, что вы больше всего любите и цените в себе?

Что я люблю в тебе, Хоркина? (Задумчиво.) Конечно, мне нравится видеть результат своих трудов, и я предана любимой команде. Люблю жить и когда полоса черная-черная, и когда белая. Это просто жизнь такая, по-другому не бывает. Слабину себе давать не надо. Я бьюсь до конца.

А как вы выплываете из черной полосы? Что помогает?

Главное — на глубину сильно не присесть, потому что чем глубже упадешь, тем дольше выплывать. А помогает выходить из таких ситуаций, из любого кризиса любовь, а также дети и семья. А еще главное, чтобы в жизни были надежные друзья, пусть их будет немного, главное, что они есть. Бывали ситуации такие, что оказывается человек рядом и вытягивает тебя. Но это очень личное.

Света, судя по всему, вы не из тех, кто может надол­го уйти в депрессию, так?

Чтобы этого не происходило, нужна, повторяю, любовь, семья, хорошее хобби и, конечно, любимая работа. У меня есть всё. Знаете, ежик колючий, а в норку заползает и ложится кверху своим пузиком мохнатым. Это и есть дом, семья настоящая. Я норку свою построила. Очень важно иметь в своей жизни место, где покажешь свое пузико мохнатое, а не иголки.

Да и вообще, у вас в жизни гораздо больше поводов, чтобы радоваться, а не печалиться.

Знаете, в Белгороде есть спорткомплекс, названный в честь Хоркиной, это дань моим заслугам в спорте. И я за это благодарна моей области и городу Белгороду. А когда меня спросили: «Можно мы вас изваяем в бронзе?» — я ответила: «Замечательно, прекрасно. Еще напишите, кто я, чтобы знали к чему стремиться». Теперь это целый ансамбль: университет наш Белгородский, учебно-тренировочный центр Хоркиной, фонтаны, церквушка, и я в рост стою.

А не страшно видеть себя в виде скульптуры, Света?

Считаю, что это заслуженно. Лучше при жизни восхищаться успехами выдающихся людей, чем посмертно им награды раздавать и вспоминать, что хорошего они сделали. Мой памятник вошел в свадебный маршрут города. Молодые теперь там фотографируются со мной, я их всех благословляю. (Улыбается.)

Ну вот, еще один талант Светы Хоркиной! Я как-то читал, что у вас друзья в основном мужчины, что вы с мужчинами лучше ладите. Это правда?

Просто мне приходится больше пересекаться с мужчинами в процессе работы. Да это повелось еще с детства: я с мальчишками бегала во дворе, дружила с ними больше, а девчонки только в куклы играли.

А Хоркиной не нужны были куклы?

Как у всех девчонок, конечно, куклы у меня были, но я не любила в них играть. Меня волновало другое: мне бы в казаки-разбойники побегать! Уже в молодежной сборной команде СССР мы были на сборах в Крылатском, где велотрек. Так с моей подружкой из Ярославля, Леной Грошевой, такие гонки по крыше велотрека устраивали!

Нас охрана гоняла — боялись, что мы с высоты упадем, но куда им за гимнастками успеть, мы сами ничего не боялись, нам море было по колено. Тоже прекрасное время было!

У вас, Света, абсолютно мужской характер.

Похоже, что да, но я бы сказала «настойчивый». Иначе я бы ничего не добилась. Приходилось многое терпеть — и боль, и незаслуженные поражения. Но если бы мне сегодня предложили прожить жизнь заново, я бы ничего не поменяла. Может, где-то поступила бы немножко по-другому с людьми, которые мешали мне добиваться и выигрывать еще больше золотых медалей.

Я заметил, что вы умеете все разложить по полочкам, всё структурировать. Может, вам заняться психологией?

Я об этом думала, не получить ли мне еще третье высшее. Когда раньше работала с людьми, вела прием граждан в Госдуме, это бы мне пригодилось. Действительно, там знания психологии не помешали бы. Так что вы угадали, я думала о дипломе психолога.

А первые два образования какие?

Первая специальность — «физическая культура и спорт, учитель физической культуры». Вторая — «менеджер, государственное и муниципальное управление».

Физкультура и госменеджмент — это же совсем разные планеты.

Почему? Умение планировать, управлять, реализовывать, что ты запланировал, это всё нужно знать и уметь применять. В общем, я очень рада, что получила эти бесценные знания.

А где вы учились?

Первое образование получила в Белгородском государственном университете, а второе — в РАГСе. Это Российская академия госслужбы при Президенте.

Сами захотели туда пойти?

Когда работала в Думе, услышала, что есть такая возможность. Тогда еще это было бесплатно, но, когда я созрела, уже пришлось платить за образование (я имею в виду свое второе образование).

Света, вот я слушаю вас, и мне хочется пожелать вам в день рождения, чтобы ваша жизнь была как в мягком вагоне СВ! Ведь, как мы выяснили, Светлана Васильевна, С. В., — это ваша аббревиатура…

…и чтобы обязательно чай приносили горячий в стакане с красивым подстаканником. Ох, сколько я поездила в поездах — и в плацкарте, и на третьей полке, мы даже вдвоем спали на полке, потому что денежки экономили, ведь так хотелось попасть на соревнования и выиграть очередную золотую медаль. Жизнь меня так в горсти помяла! Но никогда не надо сдаваться, надо идти к своей цели, всегда надо идти вперед, но чтобы цель была осязаемая.

Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости