Константин и Алина Крюковы: о воспитании чувств

Они выясняют отношения всего два раза в год, а утром не могут вспомнить, из-за чего поссорились. Но шутят, что для таких эмоциональных всплесков специально копят энергию и собирают гостей. Кстати, после одной из таких сцен пять лет назад Костя и сделал Алине предложение

Фотография: DR

Костя, Алина, нельзя не отметить, что вы очень похожи друг на друга.

Константин: Нам это часто говорят. (Улыбается.)

Алина: А еще говорят, что я стала похожа на Ирину Константиновну Скобцеву, бабушку Кости. Что мне, конечно же, льстит, но еще больше удивляет.

К.: Иногда думают, что мы брат и сестра. Наверное, это хорошо. Хотя нам кажется, что мы совсем не похожи, по крайней мере характерами.

А.: Например, Костя очень эмоциональный. А я сдержанная.

Косте, наверное, сложно спровоцировать вас на скандал?

А.: Да, мы практически не ругаемся. Просто я понимаю, что ссора — это временно, а вот слова в памяти останутся навсегда. А поскольку в запальчивости я могу наговорить лишнего, то в большинстве случаев предпочитаю промолчать, развернуться и уйти.

К.: В самом начале были периоды, когда мы часто говорили на повышенных тонах. И меня всегда раздражало, когда Алина вдруг замолкала. В такие моменты хотелось еще больше повысить тон. (Смеется.)

А.: Мне мама в детстве говорила: «Кто умнее, тот первый и попросит прощения. Или промолчит». У нас это работает.

К.: (Обращаясь к Алине.) Сколько уже лет? Ты ведь у нас главный «календаревод».

А.: Восемь!

Психологи уверяют, что кризисы в отношениях неизбежны. Вы с этим согласны?

К.: Мне кажется, наши друзья иногда думают, что мы психи. Дело в том, что все наши кризисы и связанные с ними выяснения отношений случались только на людях. Это всегда было очень театрально! Это случалось не так часто, но стабильно: раз-два в год — зимой или осенью.

А.: Мы всегда как чувствуем, что поссоримся, то вроде как специально оказываемся в окружении наших друзей. (Смеется.)

К.: Однажды после такой ссоры мне перезвонил мой друг и спросил: «Вы живы?»

А.: Может быть, мы специально копим свои эмоции для таких всплесков? А так мы спокойные.

И кто первым идет мириться?

А.: У нас всё само собой сходит на нет. Драму дали, выговорились и взялись за руки. Всё. На полгода мир.

К.: Да, миримся мы очень быстро. Единственное, я злопамятный, а Алина нет.

А.: Через пару дней я уже не помню, из-за чего мы ругались.

Алина, ваш муж еще и ювелир. Он, наверное, засыпает вас подарками после таких выплесков эмоций?

А.: Если мне что-то понравится, Костя обязательно мне это подарит. (Улыбается.)

К.: Я дарю Алине не только свои украшения, но и те, в которых есть красивые металлы и камни. Хотя, конечно, у нее есть все украшения, которые мы производили. У нас с Алиной вкусы совпадают: мы оба любим классические украшения. Например, есть странная примета, что нельзя дарить часы, но мне кажется, что часы — это один из лучших подарков.

И вы дарили их друг другу?

А.: Пока что моя работа не позволяет мне делать такие подарки. (Смеются.)

К.: А я Алине дарил.

Алина, а помните первое украшение, которое вам подарил Костя?

А.: Да, это было кольцо на нашу помолвку.

Вы сразу решили обвенчаться?

К.: Нет, не сразу.

А.: Обвенчались мы только три с половиной года назад, а поженились за полтора года до этого. То есть пять лет назад. Ого! Уже пять лет. Мы и не обратили внимания на эту дату... (Смеются.) Мы одни пошли в загс и просто расписались, никого не звали и даже никому ничего не сказали.

К.: Было очень смешно — Алина так необычно отреагировала на роспись. Мы вышли из загса, и Алина со слезами от смеха говорит: «И это всё?!»

А.: Загс, в котором мы решили расписаться, был на ремонте, и мы в нем были единственной парой. Но нам устроили всё как надо, со всеми торжественными деталями: Мендельсон, слова «дорогие брачующиеся» и многозначительные паузы между «да» и «согласен».

К.: А что самое главное, пообещали сохранить всё в секрете и сдержали слово. И сейчас слова благодарности звучат для тех, кто тогда для нас всё это сделал. Но если честно, загс — это не самые яркие эмоции. Мы потом в машине смеялись в голос, когда вспоминали себя и весь этот антураж. Совершенно другие впечатления были после венчания.

А.: Вот там ощущаешь колоссальную ответственность и значимость момента.

Я читала, что вам так и не удалось съездить в свадебное путешествие.

К.: Да, не получилось, но мы и так много путешествуем.

А.: Нет, мы всё еще о нем мечтаем.

К.: Фактически у нас после свадьбы было путешествие в Ялту, в Китай, на Мальдивы и даже в Турцию — с бабушкой на фестиваль кинематографистов...

А.: Но свадебного не было! (Смеются.)

К.: Мы планируем повторить нашу свадьбу через полтора года, когда будем отмечать пять лет со дня венчания, — мы этот день считаем основным в наших отношениях. Это будет русская вечеринка дня на три где-нибудь в Плёсе или Суздале. Наши друзья очень хотят, чтобы был медведь. (Смеются.)

А.: И все девушки обязательно будут в венках и красивых русских нарядах.

К.: Пока это только наша мечта, на воплощение которой есть еще полтора года... В прошлый раз была настолько сильная поддержка со стороны наших друзей, что обязательно нужно повторить это еще раз.

А какие праздники вы еще отмечаете?

К.: Главные праздники у нас — это наши дни рождения, Новый год, Рождество и Пасха. И конечно же, 9 мая.

Сказать по правде, разные надуманные или не очень значимые для нас даты мы вообще можем забыть. В этот раз, стыдно признаться, мы только благодаря вам вспомнили, что можем отмечать пять лет с того дня, как нас расписали.

А.: Но при этом мы любим и просто так собирать гостей.

К.: Например, в среду вечером у нас может собраться компания из двадцати человек.

А.: Мы пока в процессе выработки семейных традиций. Некоторые уже установились, а другие пробуем на прочность и нужность.

Можете назвать те, которые у вас уже появились?

А.: Каждый год 31 декабря мы окунаемся в святой источник.

Почему именно 31 декабря, а не в Крещение?

А.: Есть в этом некая завершенность, когда подвел итоги года, всех простил, отпустил и за всё поблагодарил. Обнуление для новых свершений.

К.: В Крещение мы тоже окунаемся, вот уже несколько лет подряд. Хотя в этом году Алина собрала огромную компанию и... заснула.

А.: Потому что у меня эфиры были.

К.: Алина работает ведущей на канале «360» — ведет утренние прямые эфиры. Это новый этап в нашей жизни. (Улыбается.) Я теперь каждое утро стараюсь просыпаться и смотреть новости Подмосковья. Когда у Алины был первый эфир, я жутко волновался. Думаю, что даже больше, чем она. Я проснулся за час, включил телевизор и потом постоянно писал ей эсэмэски: «Сядь ровнее», «Улыбайся», «Поправь платье».

А.: А теперь введен запрет на телефоны в студии, и больше никакой связи с «большой землей». (Смеется.) Единственное, что действительно выматывает в этой работе: нужно вставать в три часа ночи, потому что в четыре уже нужно быть в студии, а в шесть начинается эфир. Но с другой стороны, получается, что в девять часов утра мой рабочий день уже заканчивается. День становится бесконечным, пока сон не захватит в плен где-нибудь на полпути домой. (Улыбается.) У меня был опыт и дневных записей: на канале РБК несколько месяцев назад вышел большой цикл утренних передач «Кулинарное путешествие», где я вместе с гостями готовила традиционные завтраки разных стран мира, — это был мой самый первый и самый волнительный опыт на телевидении. И главный мой вывод: работа на ТВ — это плавание на корабле через океан, где ты только часть команды, без которой ничего не получится. Мне всегда везло на профессиональных ребят, которые вытягивали все мои факапы и спасали ситуацию, за что я очень им всем благодарна.

Алина, а актрисой стать не хотите?

А.: Я закрыла для себя этот вопрос.

У меня был отличный опыт: в прошлом году я снялась в фильме «Письмо из прошлого». Причем это было удивительно: мы с Костей и Ириной Константиновной Скобцевой играли семью, то есть самих себя. Именно поэтому меня и пригласили на эту роль. По сути, мы даже не играли. И этого для меня оказалось достаточно. Я искренне считаю, что каждый должен заниматься своим делом.

Это сложнейшая работа, адский труд. Этим надо жить. А просто ради развлечения или тщеславия там делать нечего. Мне интересно заниматься телевидением, потому что там я — это я и мне не надо никого играть. И с каждым новым эфиром я могу проводить работу над ошибками, вырабатывать, оттачивать и совершенствовать необходимые качества. Это очень интересно.

Алина, когда вы стали телеведущей, Костя вам советовал, как нужно вести себя в кадре. А вы даете мужу какие-то советы относительно его профессии?

А.: У Кости свое понимание профессии и есть советчики в лице дяди Фёдора Сергеевича Бондарчука и бабушки Ирины Константиновны. Единственное, что я сделала, — настояла на съемках в фильме Кристофера Копполы. Всё остальное решает сам Костя. Например, недавно сбылась Костина мечта: он сыграл в фильме про Пушкина. Когда Костя рассказал об этом предложении, я очень обрадовалась: наконец-то будет закрыт гештальт с Александром Сергеевичем. Остаются Блок и Чехов. (Смеется.)

К.: Для меня счастье сыграть Пушкина. Это было моей большой мечтой, потому что меня всё детство дразнили Пушкиным. И тут мне предлагают его играть, но не в исторической драме, а в детском кино. По сюжету Александр Сергеевич попадает в наше время и весь фильм существует в современной Москве... Я поклонник хорошего и доброго кино. Потому что кино для меня — это в первую очередь «фабрика грёз».

Фильм «Вурдалаки», где вы сыграли главную роль, тоже относится к категории доброго кино?

К.: С одной стороны, это сказка, а с другой — вурдалаки у нас получились, прямо скажем, страшноватые... Ко всякого рода нечисти я отношусь достаточно серьезно. И я был очень благодарен режиссеру Сергею Гинзбургу, потому что перед началом съемок мы совершили молебен. Как человек верующий я опасаюсь такой тематики... Съемки проходили в Крыму, и из двадцати шести смен двадцать две были ночными. Когда мы снимали сцену, где вурдалаки лезут на реальную пятнадцатиметровую крепостную стену, было страшно.

Представляете, снизу ползут люди, которые хватают нас за ноги, а в небе — уникальное природное явление. Я не знаю, как это называется, но в ту ночь случилось красное лунное затмение, когда луну полностью перекрывает солнце и остается лишь красный ободок света. Мне кажется, тогда вся съемочная группа поняла, что нужно быть предельно сфокусированными и внимательными. Было очень страшно.

А.: Это было невероятное лето. И невероятный Крым. Мы за три месяца полностью его объехали, следуя за Костиными проектами, — их было три, и все три удивительные.

К.: Я очень люблю местную природу и поэтому люблю там работать. Самый первый проект, «9 рота», снимался именно в Крыму. На «Вурдалаках» произошло закрытие цикла, такая временнáя спираль, потому что бόльшую часть фильма мы снимали там же, где снимали «9 роту». В том же месте, только спустя двенадцать лет и в других декорациях.

А на это лето у вас уже есть какие-то планы?

А.: Мы возьмем лодку и отправимся плавать в районе Карибских островов. На самом деле у нас с Костей две мечты — совершить кругосветное путешествие и стать ведущими тревел-передачи.

К.: Да, Алина очень хочет отправиться в длительное путешествие, а я всё пытаюсь «слиться»... (Смеется.)

А.: Он точно так же и на Мальдивы ехать не хотел. Зато потом благодарил меня.

К.: Если бы не ты, я никогда не побывал бы в таких местах.

Фото: IVStudio. Стиль: Полина Шабельникова

Макияж и прически: Этерия Прохорова