Artik (Artik&Asti): «Мы с женой работаем над собой ради наших детей»

Участник дуэта Artik&Asti - Артём Умрихин и его жена Рамина пригласили ОК! в свой загородный дом, рассказали о рождении младшей дочки, воспитании старшего сына и семейных отношениях.

Фотография: Ваня Березкин На Артёме: костюм, джемпер — всё Isaia, ботинки Fratelli Rossetti ; на Итане: джемпер, брюки — всё Burberry («Кенгуру») ; на Рамине: платье Ermanno Scervino, босоножки Jimmy Choo

Cамая главная интрига — как вы назвали новорожденную?

Рамина: Мы назвали ее очень красивым именем, которое было выбрано давно. Мы с Артёмом были уверены, что первым ребенком у нас будет девочка, поэтому заранее озадачились. Перебрали множество вариантов имен... А в итоге родился мальчик. Зато к появлению дочки мы уже были готовы. К этому имени больше склонялся Артём. Расскажи почему!

Артём: Вопрос был другой — про имя. (Улыбается.) Мы назвали дочку Наоми.

Тогда следующий вопрос — почему?

А.: Я хотел, чтобы это было библейское имя. Мы составили список и остановились на Наоми — это имя понравилось нам обоим. Наоми, кстати, означает «приятная».

У сына тоже экзотическое имя — Итан.

А.: Оно тоже библейское. По происхождению Итан — древнееврейское имя и переводится как «сильный, крепкий».

Насколько я знаю, вы решили дать детям другую фамилию. Это правда?

А.: Да, это правда. Было много вопросов относительно фамилии, имени и отчества моих детей. Итан Артёмович Умрихин и Наоми Артёмовна Умрихина? Как-то неблагозвучно. Мы приняли решение дать им другую фамилию — интернациональную. Наши дети родились в США, у них двойное гражданство — европейское и американское. Это здорово. Когда они вырастут, сами смогут сделать выбор. Официально по документам наши дети — Итан Артсон и Наоми Артсон.

Р.: Отчеств у них нет. Я гражданка Европы, и у нас нет традиции давать детям отчества. Как и в США.

Артсон — от слов art и son?

А.: Всё очень просто. У меня с самого детства был никнейм Арт, сокращенно от Артём. Только потом он трансформировался в Артик. Так что «Артсон» означает «сын, ребенок Арта».

Р.: Звучит очень красиво. И к именам подходит.

Фотография: Ваня Березкин На Артёме: пальто, водолазка, брюки — всё Etro, ботинки Fratelli Rossetti ; на Рамине: костюм, блузка — всё Sandro, ботинки Casadei

Почему вы приняли решение обоих детей рожать в Америке?

Р.: Я очень благодарна Артёму, потому что он сделал всё возможное, чтобы роды прошли максимально комфортно. И Итан, и Наоми появились на свет в клинике в Майами. Мной занимался очень известный акушер, один из лучших в США.

А.: В Майами идеальный климат. Солнце, витамины, океан, йодированный воздух — это очень полезно. И в целом медицина на высоком уровне.

Не означает ли это, что вы планируете переезд в Америку?

А.: Нет, таких планов пока нет. Мы любим Москву, нам нравится здесь жить. В Америку мы ездим отдыхать.

Р.: Мы любим бывать в Майами. Когда Итан резвится на пляже, плавает, бегает босиком по песочку, он счастлив. Для меня, как для мамы, огромная радость видеть своего ребенка счастливым.

А.: Но жизнь такая штука, что загадывать ничего нельзя. Кто знает, что будет завтра, послезавтра. Конечно, Америка привлекает и с точки зрения музыкального бизнеса, и с точки зрения возможностей. Но я считаю, что переезжать туда вовсе не обязательно.

У Итана уже есть своя страница в инстаграме, где полно фотографий из Майами... Кто ведет его аккаунт?


Р.: Честно? Я даже не знала, что у сына есть страница в инстаграме, пока Артём не стал отмечать его в своих публикациях.

То есть это все-таки твоя инициатива, Артём?


А.: Да! Но у меня не было цели сделать его популярным блогером.

Тем не менее в шапке профиля указано «Публичная личность»...


А.: А Итан очень публичный! (Улыбается.) Он обожает быть в центре внимания, он открытый и общительный ребенок. Аккаунт я создал с единственной целью — чтобы наши друзья и родственники могли наблюдать за жизнью Итана, за тем, как он растет и развивается. Раньше люди заводили семейные альбомы. Классно, что в наше время таким вот семейным альбо- мом вполне может быть инстаграм.

Итан еще не достиг сознательного возраста и не давал своего согласия на то, чтобы от его имени вели аккаунт. Не боишься, что, став старше, он тебе спасибо не скажет за эту публичность?

А.: Я думал об этом... Есть родители, которые водят своих детей чуть ли не с пеленок на съемки и кастинги, сами снимаются с ними в телешоу или делают влоги с их участием. Я не считаю, что надо кого-то осуждать или учить жить. Каждый живет так, как считает нужным.

Для нас вести инстаграм ребенка — это норма. Мы выкладываем туда красивые фотографии, в которых нет ничего предосудительного. Итан раскованно чувствует себя перед камерой, с удовольствием позирует и улыбается. Там нет ничего такого, за что ему могло бы быть стыдно.

И если, когда он подрастет, эта соцсеть всё еще будет существовать, он сам решит, что дальше делать с аккаунтом — удалять или продолжать вести.

У Итана все посты на английском языке. То есть он не просто публичная личность, а интернациональная публичная личность?

А.: На его странице в шапке также написано сitizen of the world — «гражданин мира». Так уж сложилось, что английский — это интернациональный язык.

Итан — билингв? Вы говорите с ним на английском языке дома?


А.: Скорее он с нами! (Смеется.) Нет, он не билингв. Все-таки он не растет в англоязычной среде. Кстати, в последний раз, когда мы были в Америке, он нас с Раминой вдруг начал называть «мами» и «папи» на испанский лад. В Майами очень много испаноязычных людей. Вот он где-то и подхватил. Плюс Итан постоянно смотрит мультики на китайском, на индийском. Потом новые слова появляются в его лексиконе.

У вас есть возможность баловать Итана. Вы можете покупать ему любые игрушки, любую одежду, путешествовать. Создаете ли искусственные ограничения?


А.: Мы пытаемся ограничивать сына в использовании гаджетов. Мне не нравится, что современные дети круглыми сутками могут сидеть, уставившись в экран смартфона, тыкать пальцами, что- то лайкать и свайпить. В итоге они даже не способны сконцентрироваться на чём-то одном. В дальнейшем это скажется и на успеваемости в школе, и на выборе профессии, и на способностях к обучению.

Фотография: Ваня Березкин На Рамине: платье Maje, сапоги Principe di Bolognia; На Наоми: платье Ladia Chic, Baby Chick (всё — «Кенгуру») ; на Итане: костюм Baby A, кеды Gucci (всё — «Кенгуру»); на Артёме: пиджак, джемпеР, брюки — всё Isaia, туфли Fratelli Rossetti

Как Итан воспринял появление сестренки? Ревновал?

Р.: Мы думали, что будет очень сложно. Но нет — Итан любит Наоми.


А.: Пока! (Смеется.)


Р.: Да, пока. Сначала он вообще не понял, что произошло. А потом уже стал гладить, обнимать ее. Иногда даже помогает мне успокоить ее, укачать, уложить спать. Ну по крайней мере старается! Больше не выгоняет ее с кровати и спит с ней. Пока всё хорошо! Но думаю, что идиллия закончится, как только они начнут делить игрушки. (Смеется.)

Рамина, Артём, а сами ощущения от появления в семье первенца и второго ребенка чем для вас отличаются?


Р.: Поскольку я рожала в той же клинике, с тем же доктором, в тех же интерьерах, было полное ощущение дежавю. Я как будто вернулась назад в тот день, когда родился Итан. Многие говорили, что ощущения притупляются, что второму ребенку ты уже не радуешься настолько же сильно, как первому, поскольку знаешь, что тебя ждет впереди. Но нет! В моем случае было совсем иначе. Невероятное счастье, эйфория, безусловная любовь. Тяжело было только физически. Между рождением детей прошло слишком мало времени.

А.: Для меня эмоционально рождение второго ребенка прошло спокойнее. В первый раз ты не понимаешь, как всё пройдет, как себя вести, не слишком ли крепко ты сжимаешь малыша, правильно ли держишь. Полная неизвестность. Я присутствовал на родах. И во второй раз вошел в палату уже как опытный отец. Спокойно перерезал дочке пуповину, уверенно взял на руки, отнес на взвешивание.

Как поменялись ваши отношения с появлением детей?


А.: Я бы не сказал, что что-то кардинально поменялось. Наверное, мы стали более осознанными, сплоченными, потому что теперь у нас есть общие дети. Наш смысл жизни. И нам нужно еще больше стараться, работать над собой и над отношениями, чтобы подавать хороший пример.

Р.: Теперь мы всё делаем с оглядкой на детей.

Стараемся больше не для себя, а для сына и дочки. Если у нас ремонт, заботимся в первую очередь о том, чтобы было комфортно им. Если планируем выходной день, тоже с учетом интересов детей

А.: Нам и вдвоем-то побыть толком не удается. Дети требуют постоянного внимания. Итан хочет, чтобы с ним играли. У него уже есть свои правила, требования. Если уж он вовлек тебя в свою игру, то обязательно возьмет за руку, поведет, скажет, что делать: здесь ты должен лечь, тут встать, тут взять его на руки. А Наоми еще совсем кроха. За ней пока нужен просто элементарный родительский уход.

Р.: Правда, недавно нам все-таки удалось провести с Артёмом романтический вечер. Мы находились в Майами, и я устроила для него сюрприз в честь годовщины со дня свадьбы. Пригласила на крышу небоскреба Skydeck с потрясающим панорамным видом на город и побережье. Для нас играл скрипач, вокруг стола с белоснежными розами были расставлены свечи, светило закатное солнце. Это был незабываемый момент... Но признаюсь честно, в плане сюрпризов в нашей семье все-таки Артёму нет равных. Он каждый раз меня удивляет, даже когда мне кажется, что удивить уже нечем.

Например?

Р.: Так много историй! Даже не знаю, какую из них выделить! Однажды Артём пригласил меня пообедать на пару часов в Париж. Я в тот момент была на Кипре и должна была вылетать в Ригу. Позвонил Артём и стал меня уговаривать, чтобы я сделала пересадку в Париже. Это казалось безумством. Но я согласилась. Мы встретились, гуляли, взявшись за руки, вокруг Эйфелевой башни, ели хот-доги, много шутили и смеялись.

Фотография: Ваня Березкин На Артёме: пальто, водолазка — всё Etro

Кстати, вкусы в еде, в одежде, в музыке у вас совпадают? Или вы яркий пример того, что противоположности притягиваются?

А.: В еде похожи. А вот фильмы со мной за компанию Рамина смотрит из вежливости. (Смеется.)


Р.: Артём — киноман. А я вообще не смотрю ни телевизор, ни фильмы. Зато с удо- вольствием слушаю музыку, которую он делает.

А.: Бывает, что я показываю Рамине свои новые демо. Когда создаешь какой-то творческий продукт, ты, как правило, получаешь удовлетворение от результата. И тебе хочется поделиться счастьем с близким человеком.


Рамина, ты строгий критик?


Р.: Нет, я стараюсь хвалить своего мужчину, вдохновлять. Я вообще многому учусь у Артёма. Например, сдержанности. Я учусь не относиться предвзято к людям, учусь принимать их такими, какие они есть, учусь прощать и быть терпимее к чужим недостаткам. Всему тому, чем в совершенстве владеет Артём.

Артём, можно ли сказать, что твой главный источник вдохновения — это твоя семья?


А.: Конечно!

Семья как минимум мотивирует. Ты понимаешь, что за твоей спиной жена, дети. Надо обеспечить им достойное будущее, дать родительскую и супружескую поддержку, сделать так, чтобы они ни в чем не нуждались. Для этого нужно много работать

Так что большая семья не только вдохновляет, но и бодрит!

Третьего, четвертого, пятого ребенка планируете?

А.: Да!


Р.: (Одновременно с Артёмом.) Нет! (Смеются.) В ближайшее время точно нет. Надо немного передохнуть.


А.: Ты и в прошлый раз так говорила. (Смеется.) У нас уже есть минимальный комплект — мальчик и девочка. И мои желания удовлетворены, и желания Рамины. Дальше будем смотреть по настроению.

Большая семья — это весело или это тяжелый труд?


А.: И то и другое. Но самое главное — нам не бывает скучно!


Фотография: Ваня Березкин На Артёме: костюм, джемпер — всё Isaia, ботинки Fratelli Rossetti ; на Итане: джемпер, брюки — всё Burberry («Кенгуру») ; на Рамине: платье Ermanno Scervino, босоножки Jimmy Choo

Артик, ты бы не хотел со временем уйти со сцены как артист и полностью переключиться на продюсирование?


А.: Пока нет. Но признаюсь честно, мне больше по душе продюсирование, работа в студии, творческий процесс. Хотя в концертах и гастролях тоже есть определенный кайф. Бывает тяжело, когда сегодня тебе надо отыграть программу во Владивостоке, завтра — в Краснодаре, послезавтра — в Мурманске. Артисты меня поймут. Но всё же это приятная усталость. Я наслаждаюсь тем, что делаю!

Текст: Денис Казьмин

Фото: Ваня Берёзкин

Стиль: Игорь Ерин

Макияж, прически, груминг: Любовь Литошко