«Прежде и теперь»: шедевры мировой живописи глазами фэшн-фотографа

Как Олег Зотов поместил современного человека в шедевры мировой живописи.

Фотография: DR

Олег Зотов – один из ведущих фэшн- и селебрити-фотографов, культовый фотограф ленинградского рок-клуба, амбассадор Hasselblad, Profoto, Manfrotto и инфлюенсер Nikon в России, член английского Королевского фотографического общества. С 2015 года работает в Москве, с 2019-го – в своей студии на Болотном острове Москвы в творческом кластере «Красный Октябрь».

Его работы можно увидеть на страницах и обложках Men`s Health, MAXIM, Bazaar, OK!, Allure, Playboy, Woman`s Health, Vogue, Danza, Psychologies, YogaJournal, Cosmopolitan, а также ELLE Spain и Vogue Italia.

К 170-летию легендарной кондитерской фабрики «Красный Октябрь» Олег Зотов сделал специальный проект «Прежде и теперь» по мотивам всемирно известных произведений живописи, поставив точку в споре, является ли фотография искусством. 12 картин по числу месяцев.

Олег, о чем ваш проект?

Давайте я расскажу, как начинался проект «Прежде и теперь». Моя студия находится на «Красном Октябре», на Болотном острове, и, наверное, было бы странным, если бы я прошел мимо такого события, как 170-летие «Красного Октября». Когда Алексей Харин, нынешний владелец фабрики, предложил мне подумать над идеей возможного проекта, я отправился на выставку «Роза Эйнема» на нашем острове, где меня вдохновила история основателей и первых владельцев фабрики – Эйнема и Гейса, которые были не только умелыми бизнесменами, но еще и очень творческими людьми, понимающими толк в сочетании на первый взгляд несочетаемых по тем временам вещей. Они превратили кондитерские изделия в искусство, не только улавливая тренды времени, но и создавая их. В общем-то, их можно назвать пионерами рекламы и пиара. Эйнем и Гейс заказывали композиторам произведения, которые люди исполняли в салонах, на светских раутах, и одновременно в продажу поступали одноименные кондитерские изделия, точно так же они заказывали стихи поэтам, некоторые были отпечатаны на обертках конфет, художникам заказывали тематические открытки.

Устраивали кастинг среди сотрудниц своей фабрики, прихорашивали их и фотографировали для размещения на коробках, сегодня это «Старинные открытки». Я всегда говорю, что знаки судьбы в жизни не случайны, и мое участие в этом проекте, видимо, предопределено большой любовью владельцев фабрики к фотографии, ведь и Юлиус Гейс, и Алексей Харин – фотографы, скромно относящие себя к любителям, хотя работы Алексея никак любительскими не назовешь.

Мне очень понравилась идея открыток того времени «Прежде и теперь», и стало интересно сделать свой проект, который показывал бы культуру потребления сладостей в прошлом и настоящем. Но как это происходит в настоящем, мы знаем, а вот как было «прежде» и как это показать? Вот в этом состояла интересная задача: не было фотографий, но гениальные художники создали шедевры мировой живописи. Осталось только переосмыслить и создать по их мотивам свой «холст».

Инструменты фотографа – фотоаппарат и свет. Пользуясь ими, я старался максимально, где это возможно, без компьютерной обработки повторить живописные шедевры прежнего времени. Не было цели отобрать полотна, относящиеся к периоду 170-летней давности, упор делался на известные шедевры живописи, по мотивам которых, не следуя точному копированию, я постарался сохранить стиль, атмосферу и узнаваемость. Эта часть относится к «прежде», а фотополотна современности – «теперь».

Были выбраны картины: «Купчиха за чаем» Бориса Кустодиева, «Девочка с персиками» Валентина Серова, «Американская готика» Гранда Вуда, «Прекрасная шоколадница» Жан-

Этьена Лиотара, «Неизвестная» Ивана Крамского, «Любительница абсента» Пабло Пикассо, «Девушка с жемчужной серёжкой» Яна Вермеера, «Застреленные Мэрилин» Энди Уорхола и другие. Идея и подача проекта были одобрены Алексеем Хариным, и у меня оставался месяц на его выполнение. 24 сюжета в 12 совершенно разных жанрах.

Скажите, можно назвать ваши работы произведениями искусства или это смелое заявление?

Вообще, я считаю, что точка в споре, является ли фотография искусством, уже поставлена, потому что всё, где человек проявляет творчество, на мой взгляд, искусство. Подтверждений признания искусства фотографии много, и факт, что Творческий союз художников России (ТСХР), разменявший вторую сотню лет, принял в свои ряды в этом году фотографов, является признанием фотографии искусством. Кисти или фотоаппарат – это лишь инструменты в руках человека, не они определяют ценность конечного произведения.

С какими сложностями столкнулись в этом проекте?

С несколькими. Во-первых, невозможно повторить эпоху, если модель одета не в тот костюм. В прокате практически взять ничего не удалось, похожей одежды там не было. Но как всегда, выручили друзья – великолепные кутюрье из Санкт-Петербурга, сестры Пепины. Проведя буквально исследовательскую работу, они сшили за неделю шесть костюмов с глубокой исторической достоверностью. Что-то пришлось купить в магазинах – например, драпировать отрезы тканей прямо на съемках, как в случае работы с картиной «Девушка с жемчужной серёжкой».

Вторая проблема была с поиском моделей. Нужно было найти похожих людей и при этом получить от них согласие на «вечное» использование изображений. Поскольку были неизвестны тираж открыток, плакатов, календарей и сроки их размещения, пришлось искать героев через друзей и знакомых, согласных на такие условия. Суперзвезд не приглашал сознательно, чтобы личности не отвлекали от произведений.

Но три исключения я всё же сделал. Две героини проекта – это актрисы из театра Сергея Александровича Соловьёва, с которыми я познакомился во время презентации театра-студии «САС» здесь, у нас на острове, это Елена Исакова и Анастасия Венкова. Анастасию я снял в картине по мотивам произведения «Прекрасная шоколадница» Жан-Этьена Лиотара. Прекрасное, на мой взгляд, воплощение образа. Также мне очень нравятся работы Пабло Пикассо, и, конечно, я не мог не сделать произведение по мотивам «Любительницы абсента», где вместо напитка – конфеты. Елена Исакова настолько вжилась в роль, что при просмотре видеоварианта картина «оживает» внезапно, что приводит зрителей в восторг и изумление. Повторюсь, это работа актрисы и фотографа, никаких компьютерных технологий. В открытке по мотивам Дега снялась балерина Большого театра Станислава Постнова. Конечно, балерина должна была быть на фото.

Для всех картин героинь я нашел довольно быстро, а вот с купчихой и парой для «Американской готики» возникли сложности. Я написал тогда во всех соцсетях, что ищу похожие лица, и буквально через три часа на меня обрушился шквал похожих лиц, многие были из других городов и не хотели приезжать, были и те, которые просто прислали свои фотографии, но не хотели сниматься. Но мне повезло, и вместо двух героев для фотографии по мотивам картины Гранда Вуда я получил трех – это сестры-двойняшки, у них есть модельный опыт, и в теме «прежде» мы запечатлели одну сестру, а в «теперь» – двух других. Отличить их даже мне сложно. Фантастически похожий на главного героя мужчина – это мой коллега, фотограф.

Съемочных дней было 12, все они состоялись на Болотном острове, в творческом кластере «Красный Октябрь», и все – в разных локациях. Конечно, каждый эпизод мог бы быть отдельным рассказом: во-первых, ты не просто снимаешь какой-то сюжет – ты снимаешь великий сюжет, прикасаешься к классике, пытаешься повторить гениального мастера, понять его идею, сюжет, свет, буквально каждый мазок кисти. Можно было вживаться в каждую картину бесконечно! И тут мне бы очень хотелось поблагодарить моего ассистента, визажиста Тамару Колединцеву, ей часто приходилось брать кисть и буквально рисовать на лицах моделей.

Интересный эпизод был с работой по мотивам картины «Девочка с персиками» Валентина Серова. Моя студия идеально подошла под эти съемки, но окна в студии находятся так, что снимать можно было прямо в противоположном направлении, чем на картине. Поэтому мне пришлось переворачивать зеркально исходную картину, чтобы выстроить сюжет, а потом так же переворачивать фотоизображение, добиваясь сходства. Студию я тоже преобразил: поклеил обои, доделал оконную раму, максимально приближенную к той эпохе.

Сколько дублей вы снимали в каждой работе, чтобы выбрать один? Ведь у вас снимались преимущественно непрофессиональные актеры и модели.

У меня уходило по 10–15 дублей на каждую картину. Самое сложное – подготовительный процесс, создание атмосферы и, конечно же, создание настроения у модели. Иногда легче с профессиональными моделями, а бывает, что и с непрофессиональными. Знаете, когда модель приходит на кастинг, ей говорят: «Dance your poses» – «Покажи свои позы», и они начинают показывать свои отработанные движения, что в данном случае было бы во вред. Непрофессиональные модели открыты, они, как я бы сказал, глина – но мы говорим о «Красном Октябре», поэтому – шоколад, из которого опытный шоколатье может вылепить любую скульптуру. А работать с актрисами и балеринами – это всегда огромное удовольствие, они могут всё, только поставь задачу.

По поводу количества дублей. Большую часть своей творческой жизни я снимал на пленку. Когда приходишь работать в журнал, у тебя 10 широких пленок – это 120 кадров, и в этих кадрах ты должен был снять обложку и историю в журнал. При этом, работая с пленкой, ты ничего не видел, то есть посмотреть кадр было невозможно, и тогда это было нормально, никто не ужасался. И не то чтобы у меня осталась привычка экономить кадры, но я всё же думаю, прежде чем нажать.

Если вы посмотрите на фотокартины, то увидите, что там нет ни одной случайной детали: так, на картине по произведению Бориса Кустодиева «Купчиха за чаем» не только стол дополнен конфетами и вафельным тортом, но обратите внимание на задний план, там памятники архитектуры – фабрика «Красный Октябрь», Московский речной императорский яхт-клуб, купол храма.

В фотографии по мотивам картины Яна Вермеера «Девушка с жемчужной серёжкой» мы заменили жемчуг на карамель, в руках героиня держит такую же конфету. Натюрморт я выполнил в стиле «малых голландцев», классический с какао-бобами, которые я привез из Мексики.

В «Неизвестной» отчетливо видно историческое здание фабрики, а в современном варианте эта же модель – в роскошном автомобиле и в совершенно ином имидже.

В проекте «Прежде и теперь» работала и дизайнер. В чем состояла ее задача?

Дизайнеру Анне Хайнц нужно было придумать, как сочетать «прежде и теперь» в одной плоскости, придумать шрифт, характеризующий разные эпохи и стили, при этом чтобы на открытке в формате 10х15 всё читалось, также придумать оборотную сторону открытки. На мой взгляд, она великолепно с этим справилась.

Вам, уже именитому фотографу, мастеру, работа над этим проектом дала что-то новое в профессиональном плане?

Любой человек, пусть даже мастер, должен постоянно меняться. Я убежден, как только ты перестал меняться, ты вообще перестал быть. А вот на этом проекте я открыл для себя работу в 12 совершенно разных стилях. И помимо 12 исторических – еще и 12 современных.

Я не могу выделить какую-то одну, они мне все близки, и многие войдут в мое портфолио. И какие-то я обязательно представлю в Лондоне, на суд Королевского фотографического общества. Эта работа меня потрясла, она мне дала очень многое для личного профессионального развития! Поэтому, еще не завершив проект, с согласия руководства «Красного Октября» я провел мастер-класс в своей студии на эту тему. Известные художники могут стать не просто источником вдохновения для фотографов, а инструкцией для обучения: в позах, в антураже, в настроении.