Маргарита Мамун и Александр Сухоруков: «Рождение ребенка для нас — как Олимпийские игры»

В эксклюзивном интервью нашему журналу олимпийская чемпионка по художественной гимнастике раскрыла подробности своей беременности.

Фотография: DR

В семье спортсменов — гимнастки Маргариты Мамун и пловца Александра Сухорукова — совсем скоро появится первый ребенок. Не будем гадать, вырастет ли он чемпионом — как родители, но то, что малыш будет окружен рекордным количеством тепла и любви, — это точно!

Рита, можно сказать, вы уже на взлетной полосе?

Да! Осталось три недели.

Со всеми подругами — молодыми мамами переговорили?

Я собрала информацию и понимаю, что тут все индивидуально. (Улыбается.) Есть те, у кого все было прекрасно, и те, у кого все сложно. Но моя мама, поздравляя меня с днем рождения в прошлом году, сказала: «После того как я тебя родила, я твоему папе сказала, что больше рожать не буду. С днем рождения, доченька!» Спасибо тебе, мамочка!

У вас вроде есть младший брат?

Есть. Потом мама забыла, что сказала, и родила Филиппа.

Художественная гимнастика — дисциплина, которая ассоциируется с тоненькими, изящными девушками. Как вы переживаете метаморфозы своего тела?

Я смеюсь, что моя гимнастическая привычка держать вес не дает мне спокойно жить. Безусловно, я ждала эту беременность и понимала, что поправлюсь, но в результате все-таки воспринимаю это болезненно. Особенно когда вижу себя в зеркале в лифте. (Смеется.)

Сколько набрали?

Немного — 8 кг. И сейчас никто не скажет, что я на девятом месяце, хотя ребеночек большой — есть в кого! Видимо, я такая вместительная. (Смеется.)

Тренировались до последнего?

Последний мастер-класс провела в апреле. Хоть мне и разрешили после шестого месяца физические нагрузки, я оставила для себя только плавание и растяжку. Я заслужила свой декретный отпуск от спорта. Дома у меня есть коврик, фитбол, большой спортивный роллер, на котором я разогреваю мышцы, но это, конечно, не спортзал.

Уже, наверное, ждете не дождетесь, когда можно будет туда вернуться?

Есть такое. Хочется вернуть пресс, который у меня был всегда. (Смеется.) Возможно, благодаря ему у меня такой маленький живот. Но это я сейчас так говорю. А когда родится маленький человечек, возможно, я захочу проводить все время с ним и вернусь в зал еще нескоро.

Рита, а как переживает вашу беременность Саша?

Мужьям сложно все это понять. Он, конечно, переживает, потому что знает, как у меня болит спина, видит, какая я неуклюжая и неповоротливая. Саша говорит: «Давай рожай скорее! Я уже не могу больше ждать! Сколько можно?» Сколько нужно, это понятно. (Смеется.) Но когда этот маленький человек начинает пихаться и толкаться и я, чтобы Саша почувствовал, кладу его большую ладонь себе на живот, ребенок утихает! То есть папы боится. И уважает.

У каждой женщины есть история в жанре «Когда я сказала твоему папе, что у нас родишься ты...». Как это было у вас?

Когда я увидела положительный результат на тесте, я была дома одна. Честно говоря, мы планировали, ждали, но я не думала, что вот прямо сейчас. Но при этом меня в то утро

что-то так и подталкивало сделать тест. Саша приехал домой буквально через пять минут, и я прямо в дверях ему сказала. Он аж при- сел и чуть не расплакался. Саша, конечно же, был очень рад, и ему не терпелось всемрассказать. Рождение ребенка для нас — как Олимпийские игры.

С роддомом, конечно, определились?

Я и мой брат — мы оба родились на Севастопольском. Сейчас это Перинатальный медицинский центр «Мать и дитя». И так получается, что я тоже буду там рожать.

Саша будет присутствовать при родах?

Мне кажется, мужчины боятся этого момента больше нас. Вначале Саша говорил: «Можно, я привезу тебя и подожду в машине?» Он думал, что это как в кино: он меня привозит, меня сажают на кресло, я сразу начинаю кричать, и на свет появляется ребенок. Он очень удивился, когда я сказала, что почти все время схваток проходит в палате и он мне должен будет еще вообще-то массаж делать. И только потом... Я думаю, в последний момент ему дадут возможность выйти, если он захочет. Но в качестве главного аргумента в пользу того, чтобы остаться, я ему говорю, что, когда родилась я, первым меня на руки взял мой папа. И если Саша захочет, такая же честь выпадет и ему. Вот это для него мотивация!

Когда вашего папы не стало, Саша занял место главного мужчины в семье?

Да, Саша сразу взял на себя эту роль. Ему это даже не нужно было объяснять. Он такой сам по себе. Я чувствую себя с ним буквально «за мужем», за стеной. Когда дочки папины-папины, мне кажется, они выбирают и мужчин, похожих на своих пап.

А вы папина-папина?

Да! (Смеется.) И так же мальчики, которые были близки с мамами, выбирают жен похожего типажа.

Вы с Сашиной мамой похожи?

Мне кажется, да. У нас прекрасные отношения. Правда, Сашины родители живут в другом городе — в Ухте Республики Коми, но хотят со временем переехать в Москву, чтобы быть поближе к своим детям.

Рассчитываете на помощь бабушек?

Я — да! Я рассчитываю. Но моя мама, например, достаточно молода. Ей немного лет, да и тех не дашь. И у нее есть мой брат, которому сейчас 16, и он идет в десятый класс. Так что у нее достаточно забот. Но внуков, безусловно, она ждет. Говорит, что уже хочет все «понюхать» и «покусать». Но чтобы она постоянно к нам приезжала и сидела с внуками, не думаю. Она еще не дошла до этого возраста. (Смеется.) А Сашина мама — она всю жизнь работает. Для нее это очень важно. Надеюсь, мы с Сашей с ребенком будем сами справляться.

Как тренеры — Амина Василовна Зарипова и Ирина Александровна Винер — приняли новость о вашей беременности?

Амина Василовна очень обрадовалась. Хотела сообщить ей лично, при встрече, но она спросила по телефону. Пришлось тогда и рассказать. К Ирине Александровне я приехала в зал. Собиралась сказать, когда она закончит тренировку, чтобы не перед всеми. Она еще с микрофоном сидит. Иду к ней, а она: «А ты чего, беременная, что ли?» — «Как вы увидели?» — «Такое платье надела». А на мне было просто слегка расклешенное платье. Живота тогда близко еще не было. Всё прошло немного не так, как я хотела, но все равно

приятно, что за меня радуются и поддерживают.

На курсы будущих родителей ходили?

Не знаю почему, но я отношусь к ним скептически, несмотря на свой синдром отличницы. Я очень правильная. Мне всегда все надо сделать по правилам. Перед беременностью я полностью проверила здоровье, сдала все анализы, вылечила все зубы. Но я не любитель ходить на курсы. Я чуть-чуть социофоб в этом плане. В основном смотрела видео в YouTube про сон, кормление и уход. Какой-то определенный канал или блогера не выбирала, потому что у каждого свое мнение. Плюс что-то помнит моя мама, что-то, и даже многое, рассказала моя близкая подруга. И, конечно, я надеюсь на свою спортивную закалку. И потом, я понимаю, что всегда нужно слушать врача и ориентироваться по ситуации.

Когда-то в интервью вы мне сказали, что в спорте вы не суеверны. А в жизни? Купили малышу приданое или заранее нельзя?

Мы ничего не покупали вплоть до августа. Не из-за суеверий. Просто казалось, что еще долго, и мы для себя решили, что в июле-августе будем спокойно ходить выбирать. Но так получилось, что в июне Ирина Александровна спросила, не хочу ли я стать послом первого в истории чемпионата мира по художественной гимнастике среди юниоров, который должен был проходить в июле в ее новом центре. Это было почетно и приятно, и я согласилась. Я не знала, какой у меня будет к тому времени живот. На чемпионате не все понимали, что я беременная. Потом, когда узнавали, поздравляли, спрашивали, какой месяц. А поскольку беременные считают неделями, я вообще не помнила про месяцы и всем говорила, что шестой. Чемпионат заканчивается, и я понимаю, что у меня вообще-то не шестой, а седьмой. Впереди два месяца — и все. В один прекрасный день я проснулась в шесть утра, резко открыла глаза и подумала: «У меня, кажется, восьмой месяц». В этот день я потащила Сашу в первый раз в магазин, купить что-то чисто символически. Мы пошли и купили комбинезончик, пинетки и антицарапки, чтобы был комплект на выписку из роддома.

То есть вы доходили до седьмого месяца и не выложили ни одного поста в инстаграм?

За два дня до чемпионата я выложила пост. Точнее, не я, а Саша. Я даже не могла нажать кнопку «Поделиться», потому что очень волновалась. Все-таки на весь мир сообща-

ешь о чем-то очень личном и сокровенном. Я удивилась, что так много людей оставили комментарии и пожелали нам добра, и меня отпустило. Но если бы не этот чемпионат, я бы, наверное, сделала всем сюрприз, когда малой уже родился.

Зато теперь все выбрано, куплено и установлено. Вы вообще любите ходить по магазинам?

Люблю, но без мужа. Я знаю, что в магазинах он всегда нервничает. Мы ведь вместе обычно ходим покупать одежду ему, и проблема в том, что в наших магазинах Саше ничего не подходит. Когда он меряет то, что ему нравится и что он готов купить, ему все всегда коротко. Хотя у Саши рост 195–196 см — не самый большой. Но у него очень широкие плечи и длинные руки. Такой нестандарт. Поэтому по магазинам я хожу одна. (Улыбается.)

Уже успели полюбить детские отделы? Как будто ты в Детском Мире выбираешь одежду для кукол.

В детстве я играла не в куклы, а в мамины туфли и одежду. (Смеется.) Но когда видишь эти крошечные боди на младенцев, представляешь, каким он будет, твой ребенок, и сразу хочется быстрее родить, чтобы надеть на него всю эту прелесть.

Я знаю, ваш папа — седьмой ребенок в семье, и в Бангладеш живет множество ваших двоюродных братьев и сестер. Был с Сашей разговор, кто сколько хочет детей?

Мы хотим двух как минимум. А сейчас Саша надо мной смеется и говорит: «Токсикоза у тебя не было. Животик у тебя маленький. Ты рождена для рождения детей. Может, сразу второго?» Но, конечно, это он шутил. Не все так гладко. У меня сильно болела спина, ну и многие «беременные» вещи не обошли меня стороной.

Вы так спокойно об этом говорите! Даже не скажешь, что это ваши первые роды.

Я сама ощущаю, что достаточно активна и легка на подъем. Во время беременности я побывала на мастер-классе в Торонто, куда нет прямых перелетов. Была на мастер-классе в Пензе. Съездила в Хорватию на соревнования. Потом мы с Сашей слетали на Мальдивы отдохнуть. Потом на Алтае побывали. Вернулись 1 августа. Самолет — мой второй дом, поэтому я не нервничаю. Я и на мероприятия ходила, и мастер-классы проводила. Нет такого: раз я беременна, значит у меня постельный режим.

Гимнастика напрямую связана с музыкой. Есть какая-то композиция, с которой у вас ассоциируется эта беременность?

Я слышала, что ребенку полезно включать классическую музыку, но я и сама музыку люблю. Причем абсолютно разную. Я меломан. Постоянно что-то включаю, когда за рулем. А дома мы слушаем что-то, что создает романтическое настроение. Как будто играет старая пластинка. Типа Луи Армстронга. Наверное, если буду ассоциировать беременность с музыкой, то с ним и с Фрэнком Синатрой.

Да вы романтик! Любите отмечать всякие памятные даты?

Да, я любитель превращать любой день в праздник, мне это нравится. У нас как раз недавно, 8 сентября, было два года со дня свадьбы. Но я не очень люблю отмечать эту дату, потому что вместе мы шесть лет. Для меня важнее день, когда мы начали встречаться, а свадьба — это так, формальность. Но все же мы выбрались вечером в центр погулять и сходили в ресторан, чтобы устроить себе мини-праздник.

Что из своего детства вы хотели бы передать ребенку?

У меня было прекрасное детство: я играла, как все дети, во дворе со своими сверстниками, а спортом начала заниматься в 7 лет. Саша начал чуть пораньше. Он с 4 лет ходил с мамой в бассейн на тренировки. Нам обоим повезло и с детством, и с родителями. Мама недавно отдала мне пледы, которые вязались для моего брата. Но что-то мне подсказывает, что один из них — мой. Настолько хорошо я помню эту расцветку. И не такой уж он современный, чтобы быть пледом Филиппа. Это очень мило и забавно, что родители сохраняют эти вещи. Я хотела бы, чтобы мы с Сашей проводили так же много времени с ребенком, как мои родители со мной. У меня никогда не было нянь. Я не против помощи. Но мама с папой, оба, старались уделить мне как можно больше времени и любви. Мне кажется, это во мне осталось с детства.

А плохое вы вообще помните? Вас кормили подгоревшей кашей в детском саду?

Не помню. Единственное, меня очень туго пеленали, и мне это не нравилось. Я этого, конечно, не помню, это мне мама рассказала, но у меня клаустрофобия. Лифты не люблю. Не до такой степени, что не могу туда зайти, но, если мы там застрянем (а такое было, вчетвером в маленьком лифте), это не очень забавно.

На чемпионате ваша беременность, наверное, была главной неспортивной темой.

Не самой, конечно, главной, но вопросов было много. Особенно от детей, когда я с ними общалась во время автограф-сессии. Все спрашивали: мальчик или девочка? Какой срок?

Есть же еще такая примета: трогать живот беременной — на счастье.

Живот трогали еще до того, как я забеременела. Это вообще отдельная тема — «свадьба у вас была давно, когда же дети?» После свадьбы же нужно сразу обязательно детей!

У людей в голове прямо установка такая. У кого-то даже хватало «тактичности» подойти, потрогать живот и сказать: «Вот эта родила, и эта родила, а ты когда?» В инстаграме если я выкладываю сториз «задавайте мне вопросы», 50% из них будет «когда дети?». Медовый месяц выложу — в комментариях напишут сразу: «Беременна?» «Точно беременна!» Из-за того что меня родители в детстве достаточно строго воспитывали, я выросла тактичным человеком и ожидаю такого же к себе отношения от других людей.

Как думаете, почему всех это так интересует?

Потому что все хотят узнать первыми и написать комментарий: «Я же говорила! Я же знала!» А ведь бывает, у людей годами не получается зачать ребенка. А кто-то просто не хочет, и почему он должен оправдываться? Если бы, не дай бог, у нас были проблемы, это была бы для нас очень больная тема.

Не все такие. Многим людям только дай о себе рассказать.

Наверное, это из-за документального фильма обо мне, который вышел два года назад. В этом фильме было много личного, много о моей семье, и мне до сих пор некомфортно

оттого, что люди так много обо мне знают.

Ну это же нормально! Люди всегда хотят все знать о своих кумирах.

А внутри я в ракушке, как крабик. Если мне нравится человек, если меня разговорить, я вылезаю. Как только что-то мне не нравится, сразу закрываюсь.

А родится ребенок — все будут хотеть его видеть.

Я не суеверная. Может, и покажу. Не знаю.

Но в профессиональный спорт точно не отдадите? Или пусть будет кем угодно, хоть космонавтом!

Космонавты — это сверхлюди. Они универсальные солдаты, которые знают все: математику, психологию, физику, химию, биологию. И кроме того, они должны быть в суперфизической форме, быстро принимать решения. Я недавно прочитала книгу космонавта Сергея Рязанского. Очень интересная. Называется «Можно ли забить гвоздь в космосе и другие вопросы о космонавтике».

Так вот что читают современные молодые мамы!

(Гордо.) Я люблю космонавтику!

И если бы не гимнастика...

Нет, точно нет. (Смеется.) Но у меня профессиональный спорт не вызывает негативной реакции. Я пошла заниматься гимнастикой достаточно поздно. Папа еще посмеялся, что выбрали самый дорогой кружок, хотя были бесплатные шахматы, рисование, вязание. А в итоге чем все это закончилось?.. Поэтому не будем загадывать. И потом, что такое «отдать в большой спорт»? В большой спорт нельзя прийти. Спорт всегда начинается с любительского уровня. Ребенка можно отдать в кружок, как меня, а там как пойдет. Главное табу — я сама тренировать своего ребенка не буду. И Саша тоже.

Итак, до конца беременности осталось три недели. Давайте подводить итоги: что успели за эти месяцы?

Успели перебрать вещи после переезда, повесить картины на стены, собрать свадебный альбом — я больше люблю бумажные фото. Кажется, это легко, но фотографий так много, и надо все пересмотреть, выбрать. И потом, этот год был богат на поездки — рабочие и личные. Решили перед рождением ребенка как следует накататься!