Наташа Давыдова: «Своих детей я никогда в жизни не буду ругать за оценки или наказывать»

Мы поговорили с Наташей Давыдовой о детях, отношениях с мужем, о том, как появилась Тетя Мотя и как выглядит обед в семье зожников.

Фотография: Ольга Тупоногова-Волкова На Наташе: платье, кардиган, туфли — все Miu Miu, гольфы Dior

ЗОЖ-блогер Наташа Давыдова, известная в сети как @tetyamotya, готовится к осеннему ЗОЖ-броску: 1 сентября выходит ее новая книга #ЗДОРОВОЕДИМ, а 26 октября пройдет #wellnessparty, которая в очередной раз соберет в центре Москвы поклонников Наташи и здорового образа жизни. Кажется, от тренажеров ее могут отвлечь только дети. О них мы тоже поговорили.

Наташа, мне тут коллеги рассказали, что вы обещали детям мороженое, если они будут хорошо сниматься. Как же так?

Это было у них навязчивой идеей. (Смеется.) Знаете, в чем секрет? Если ты даешь ребенку мороженое каждый день, это перестает быть способом подкрепления. А для моих мороженое — настоящий праздник, которого они ждут так, как его ждали в свое время мы. Торты ведь были доступны два-три раза в год по большим праздникам.

Ладно, про ЗОЖ поговорим чуть позже. Начнем с главного. Что самое важное вы узнали о себе с появлением детей?

Я бы сказала, что появление детей активирует твои собственные детские комплексы и страхи, которые ты давно закопал в душе. Я не тот родитель, который ходит и долбит ребенка по голове «вот я в твоем возрасте!». Наверное, меня научил опыт моего детства. Моя мама была очень строгая и, как говорят современные психологи, растила нас с сестрой (у меня есть сестра-двойняшка) по принципу «как не надо». Я прекрасно помню себя лет в семь-восемь, когда от меня требовали приносить из школы одни пятерки. И я для себя решила, что никогда в жизни не буду своих детей за оценки ругать или наказывать. Для меня это не будет определяющим критерием моего отношения к ребенку, заслуживает он мою любовь или нет. Я его родила — и уже этим он заслужил мою любовь. И я ни разу от этого не отступила.

Фотография: Ольга Тупоногова-Волкова На Наташе: рубашка, юбка, ботинки — все Prada, очки Versace; на Диме: пиджак, брюки — все Dal Lago Club, поло Dior (все — «Кенгуру»)

О чем вы спрашиваете Ваню и Диму, когда они приходят из школы?

Не об оценках. Меня больше интересует, как они общаются с одноклассниками, с кем они дружат. И, например, когда мы столкнулись с дефицитом внимания и аутичными моментами у старшего сына, больше всего я переживала не за плохие оценки, а за то, что это накладывает отпечаток на его общение с другими детьми. Ивану казалось, что его не любят, обижают, и он из-за этого очень сильно расстраивался.

Либо вы детский психолог, либо очень в теме...

Я интересуюсь психологией. Много читаю. Например, сейчас у меня в сумке книга доктора Курпатова «Счастливый ребенок». Мне очень понравился его призыв к тому, что в какой-то момент мы должны для себя выбрать, что для нас важнее — учеба в школе или счастливый ребенок, испачканный парадный костюм или счастливый ребенок, разбитая ваза или счастливый ребенок. Я перед таким выбор никогда не стояла. Мой ребенок может разбить вазу...

Все трое могут?

Все трое. Естественно, я не буду кричать: «Ой, как здорово!» Но никакой трагедии в этом нет. Я и сама могу разбить вазу. И в то же время нет такого, что у нас дома детям можно всё. Нет. У них есть определенные обязанности. Средний занимается музыкой, старший — брейк-дансом. Потом, они свободно, как носители языка, говорят по-английски. Учат другой язык.

А теперь представьте,через десять лет Ваня или Дима придет к вам и скажет: «Мама, я хочу быть таксистом». Или инструктором по серфингу. Вы готовы?

Я люблю увлеченных, успешных людей. Но для меня главный критерий успеха — не финансы. Например, педиатр моих детей, который в свои 40 уже был профессором, возглавлял отделение патологии новорожденных, — для меня успешный человек. Моего преподавателя танго знали все в Аргентине. Много ли он зарабатывал? Нет. Я хочу, чтобы у моих детей было любимое дело, которое бы давало доход, обеспечивающий им независимость.

И где-то в глубине души вы не видите их в списке Forbes?

Я не реализую через детей свои амбиции. Хотя я отличница по жизни, когда у старшего ребенка возникли проблемы с математикой, меня это совершенно не задело. Даже когда директор школы сказал, что, возможно, мой ребенок останется на второй год, я это восприняла с юмором. «Ваня, — говорю, — не волнуйся. Если останешься на второй год, мы просто пропустим твой день рождения и всем скажем, что тебе не 9 лет, а 8». Ваня всё понял. Сказал, что будет очень стараться. (Смеется.) Знаете, у меня такой еврейский подход: когда проблему можно решить деньгами, тогда это не проблема, а расходы — в том смысле что любая проблема — это вызов. Нужно просто больше поработать, поискать пути.

У среднего сына нет такой проблемы?

Дима относится к группе талантливых студентов. Он пошел в отца. Мой муж окончил с красным дипломом физтех и, вообще, во всем талантливая многогранная личность. Но я никогда не ставила его в пример Ване: «Посмотри на своего младшего брата! Мне его только хвалят!» У меня к каждому ребенку особое отношение, они все разные. Кто-то более ласковый, кто-то умеет к тебе подластиться, кто-то более самодостаточный. Недавно я их отвезла в Диснейленд и дала каждому по сто долларов на игрушки. Старший сын не купил себе ничего. Он все деньги потратил на покупку диадемы для меня. И это была не пластиковая ерунда, а корона из металла с камнями Swarovski. Я вам сейчас это рассказываю, а на глазах слезы счастья.

Мальчики ни в чем не конкурируют между собой?

Конкурируют за мое внимание. У кого круче игрушки. Старший — он физически сильнее. Может младшего приложить, если что. Я его воспитываю: «Где ты это видел? Папа меня бьет? Или я папу? Или я вас бью? С чего ты взял, что физически можно наказывать другого человека?»

Боритесь с домашним насилием?

Насилие в семье, я считаю, — самое главное, с чем надо бороться. Многие думают, что это громкие слова. Взрослые недооценивают, насколько ребенок уязвим эмоционально. Ему в принципе много не надо. Люди думают: а как, надо же воспитывать ребенка! Нас с сестрой так воспитывали. Были подзатыльники. Мы знали, где висит ремень, и знали, в каком случае мама им будет пользоваться. Могу сказать, что это большая педагогическая ошибка. Я не хочу так растить своих детей.

Фотография: Ольга Тупоногова-Волкова

Вы воспитываете детей вопреки тому, как воспитывали вас?

Я не воспитываю вопреки. Я следую собственному внутреннему голосу. У меня была бабушка Мила, в честь которой я назвала дочь. Раз в неделю мы с сестрой приходили к ней, и в этот день всё было специально для нас. Она пекла для нас пирожки и наши любимые плюшки с сахаром и корицей. Каждый раз, когда встречаемся с сестрой, мы говорим о том, как нам ее не хватает. Мы же все хотим оставить в этой жизни какой-то след, и для этого нужно написать книгу, снять фильм, сделать для человечества что-то гениальное. Моя бабушка была рядовым учителем. Ничего сверхъестественного в жизни не сделала, но она нам дала столько любви и понимания, что я ее вспоминаю каждый божий день. Но уже не могу позвонить, чтобы услышать в свой адрес «Ласочка, родная моя, кисонька моя». Мне было 34 года, а я ей звонила, чтобы услышать ласковые слова.

А сейчас, когда вы ЗОЖ-блогер, дай вам такую возможность, съели бы бабушкину плюшку?

Я недавно думала, что, наверное, многое бы за это отдала. Я приезжала к ней в Смоленск, она уже была старенькая, плохо себя чувствовала, но обязательно мне пекла. О чем я жалею, в последний раз, когда я у нее была, она сделала пельмени, я сняла с них тесто и съела только мясо. У меня была последняя возможность съесть то, что готовит бабушка, но я не поступилась своими принципами.

Она не обиделась?

Нет. Она вообще ни на что не обижалась. Никогда не предъявляла никаких претензий. Никогда ни на что не жаловалась. Благодаря бабушке Миле я поняла, что важно не столько количество времени, которое ты проведешь с ребенком, сколько качество.

А когда трое детей, не сходишь с ума? Некоторые и от одного устают.

Конечно же, у меня бывают от них «выходные дни», которые я провожу с пользой. (Смеется.) Скоро выйдет книга полезных рецептов #здоровоедим. Это уже третья моя книга. 26 октября в Москве пройдет очередной семинар #wellnessparty. Планирую запустить собственное спортивное приложение. Вот сейчас прилетела поработать. Когда я общаюсь со взрослыми людьми, то немного отдыхаю от детей. С утра у меня была возможность спокойно, не глядя постоянно на часы, сходить в спортзал и салон красоты. И потом, мои дети очень социализированы. Они всегда ходили в детский сад. Теперь ходят в школу.

Карьера ЗОЖ-блогера Тёти Моти началась с проблемы старшего сына, я правильно понимаю?

Всё началось с того, что я захотела похудеть после третьих родов. А теперь ЗОЖ — мой девиз и девиз всей моей семьи. Если вы хотите дать самое лучшее своему ребенку, начните со здорового питания. Донести эту мысль до людей — одна из моих приоритетных миссий. Если мы сидим в компании за столом, так или иначе обязательно об этом заходит разговор.

Наташа, давайте небольшой блиц. Я назову несколько принципов питания из нашего детства, а вы скажете, работает или нет. Первый: нужно доедать всё, что тебе положили на тарелку.

У моих детей с этим проблем нет. У них проблема другая — дайте вторую порцию! И третью. (Смеется.)

Хорошо, поехали дальше. В обед обязательно надо есть суп.

Необязательно, если ребенок ест достаточно овощей. Для пищеварения этого достаточно. Но вообще супы, конечно, полезны. Мясные бульоны содержат жиры, которые обволакивают стенки кишечника и помогают ему восстанавливаться. Поэтому сейчас, например, в Лондоне активно открываются бульонные бары.

И вы детям постоянно напоминаете, что, где, когда и сколько раз надо прожевать?

У меня все-таки не секта под названием «Еда». Просто у каждого ребенка есть свой рацион. Есть продукты, которые в нем присутствуют и которые под запретом. Всё остальное очень спокойно. Иначе еда будет уже не удовольствием и даже не средством получения энергии, а повинностью. Я этого не хочу.

Фотография: Ольга Тупоногова-Волкова На Наташе: платье, платок — все Ulyana Sergeenko, кейп Miu Miu, босоножки Gianvito Rossi; на Миле: пальто Bonpoint, ботинки Dior

Как выглядит семейный обед в семье зожников?

Я ищу компромисс между пользой и тем, чтобы это ребенка все-таки радовало. На самом деле полезная еда — она не такая уж безвкусная. Например, дети обожают шашлыки, а это полезно. Дети обожают выпечку, и я пеку, используя безглютеновую муку и ореховые смеси. Делаю замечательные чипсы из кейла и бургеры по типу протеиновых бургеров из американского кафе In-N-Out. Это котлета с сыром, завернутая в зелень. У моих детей тоже есть детство!

Как решаете вопрос с детскими днями рождения?

Я делаю эклеры и торты из рисовой муки, даю Ване с собой, и он там это прекрасно ест. Дети уже сами начинают видеть результаты своих погрешностей — возникают аллергические реакции, падает успеваемость. Они сами уже всё понимают.

Вы такой мудрой родились или это пришло с опытом?

Склонность к анализу у меня всегда была. И, наверное, какая-то мудрость. Чтобы вы понимали, в школе у меня была кличка Профессорша. Но, естественно, когда мои дети вырастут, им всё равно будет в чем меня упрекнуть. Я к этому вполне готова. Я заметила, чем старше я становлюсь, тем более толерантна.

То есть никаких кризисов, поиска себя, озарений?

Озарений — нет, а кризис был совсем недавно. Как раз в ночь накануне съемки для ОK! у меня разогнался пульс до 220 ударов в минуту. Я думала, что умру. Оказалось, это была паническая атака на фоне джетлага. Я прилетела из Лос-Анджелеса и две недели спала по два-три часа в день — и, что меня подвело, хорошо себя чувствовала. Слава богу, со мной была подруга, которая вызвала скорую. Это я к чему? Люди, с которыми было нечто подобное, часто говорят, что видели свет в конце туннеля. Так вот я буквально стояла на краю обрыва и тоже видела. Только там не свет, а темнота. Там ничего нет. Нужно жить и наслаждаться здесь и сейчас. В четыре утра я вышла из больницы, отлепила от себя проводки и пошла к вам сниматься. (Улыбается.)

Неожиданный финал. Люди обычно после такого полностью пересматривают свою жизнь.

Нет, я поняла, что всё делаю правильно. А еще — что рядом со мною правильный человек. У меня оставался последний звонок, и я позвонила своему мужу.

Сколько лет вы вместе?

Почти пятнадцать. Наши отношения, знаете, — это такая восходящая спираль. С каждым годом Иван мне становится ближе, роднее, мы еще лучше понимаем друг друга. У нас больше вместе пережитых хороших моментов. Это всё идет в копилку нашей семейной жизни. А вначале были сложности. Знаете, говорят, самая большая проблема принцессы Дианы была в том, что ее родители рано развелись и она получила представление о семейной жизни из романов. Такая же примерно проблема была у меня. Я перечитала Бальзака и думала, когда выходишь замуж, мужчина должен тебя буквально носить на руках. И нет для него большего счастья, чем, придя домой с работы, купать ребенка в ванне. И я столкнулась с homo vulgaris, который после работы на диване телевизор хочет посмотреть. Я даже пошла к психологу. Она меня выслушала и говорит: «У тебя есть выход из этой ситуации. Развестись. Или надо будет работать над собой и менять свое отношение». Так она за один сеанс всё исправила.

Фотография: Ольга Тупоногова-Волкова

У Бальзака не было ни единого шанса. Наташа, правда, что под вашим руководством он похудел на 40 килограммов?

Правда. Он всегда хотел похудеть, но, видимо, не хватало мотивации. Кстати, заметили, слово «мотивация» в последнее время просто витает в воздухе? (Смеется.) У него просто не было плана, метода. А тут всё совпало — его желание и моя помощь в реализации.

И как, вам понравился результат?

Это мужчины любят глазами, а для женщин не так важны визуальные стимулы. Вы посмотрите на Диего Риверу и Фриду Кало. Нам важно, как мы себя ощущаем рядом с мужчиной. Так что тут другое. Когда у мужа был лишний вес, я волновалась за его здоровье. А теперь я спокойна и горжусь тем, что смогла сделать для него что- то полезное. Мы знаем, чего друг от друга хотим. Я даю ему то, что нужно ему. А он дает мне то, что нужно мне.

А какой Иван отец? Ходит на родительские собрания?

Был такой момент. Когда я переживала из-за того, что у старшего сына не складывается с одноклассниками, что он самый слабый ребенок в классе, мне было за него больно, я попросила мужа ходить на эти собрания. И он, человек занятой, взял на себя общение с педагогами. Благо у нас хорошие партнерские отношения с учителями и директором школы. У Вани своя программа обучения и даже свой собственный стул, который не дает ему засыпать на уроках.

Фотография: Ольга Тупоногова-Волкова На Наташе: жакет, брюки — все Pennyblack, платок Ulyana Sergeenko, очки Andy Wolf

Как вы с мужем, состоятельные люди, знакомите своих детей с реальной жизнью?

Знаете, почему у Шарля Перро все сказки такие грустные? Потому что он работал при дворе, и надо было как-то подготовить принцесс, которые жили в прекрасном сказочном мире, к реальной жизни. Объяснить им, что есть жизнь вне дворца, где дети умирают от голода и холода. И что бывают многодетные семьи, в которых рождение очередного ребенка — не повод для салюта в честь нового наследника, а еще один голодный рот. Для этого и приглашались сказочники.

Вы тоже приглашаете сказочников?

Я просто учу детей тому, что нельзя хамить. Для меня достаток человека не является поводом уважительного или неуважительного отношения к нему. Большинство своих друзей я знаю двадцать лет. Они все живут очень по-разному. В квартирах, а не в домах. С бабушкой. Дети учатся в обычной школе. Мы к ним ходим в гости, дружим семьями. Я сама с детьми часто летаю эконом-классом. Они не знают брендов. Не знают даже марок автомобилей. Не могу сказать, что они прямо оторваны от жизни. Надеюсь на это.

Что тогда для них круто?

Какой-нибудь YouTube-блогер, у которого миллион подписчиков. У современной молодежи есть понимание, что круто — не автомобиль твоего папы, а придумать и раскрутить свою концепцию. И людям это будет нравиться, и ты будешь на этом зарабатывать деньги.

Наташа, у вас есть специальный человек, который ретуширует ваши фотографии?

Да, естественно. Когда речь идет уже о бизнесе, о контрактах с серьезными брендами, если ты будешь себя снимать на айфон, это как? Люди же неглупые. Отличат качественный контент от самодеятельности. Но фотографа постоянного нет. Иногда я приглашаю, но чаще это моя подруга, которую я знаю уже двадцать лет, и мы с детьми отдыхаем вместе. Было даже, я в Америке попросила Ваню: «Давай сфотографируй меня!» И, кстати, неплохо снял. И муж фотографирует. У меня идеальный муж. Он мне никогда не отказывает. Он уже знает, как надо: откуда должен быть свет, что лучше снимать снизу, тогда ножки длиннее.

И потом вы выкладываете в инстаграм. Не ревнует?

В наших отношениях нет нездоровой ревности.

А бывает здоровая?

Конечно. Знаете, как говорят: «Женщины не любят ревность, но никогда не прощают ее отсутствие».

Есть такое выражение «сама себе завидую». Вы в чем-то могли бы позавидовать своим детям?

Я думаю, тому, что у них нет страха за свое будущее. Это, наверное, самое прекрасное, что может быть. Я росла в очень сложное время, когда распался Советский Союз, когда закрывались заводы, предприятия. И ты вообще не понимал: вот ты учишься в школе, а потом куда? Где ты можешь пригодиться? Нас пугали «Полы пойдешь мыть», а у них нет этих страхов.