Ян Гэ об изменах, вере и верности, принятии себя, прощении и новом фильме «Троица»

Ян Гэ представила свою вторую полнометражную режиссерскую работу. Фильм «Троица» впервые был показан на «Кинотавре» в Сочи. В центре сюжета — любовный треугольник, в котором оказываются главные герои картины.

Фотография: Иван Пономаренко На Ян Гэ: платье Dolce & Gabbana, украшения Mercury

Расскажи, как родилась идея этого фильма?

Ничего специально я не придумывала, идея родилась сама собой. История абсолютно житейская, реальная – ее мне рассказала подруга на кухне. Меня так зацепило, я так сильно была поражена, что тут же сказала ей: «Всё, снимаем кино! Другого варианта у нас нет!» Я буквально заставляла ее писать на бумаге каждую мелочь, каждую деталь, чтобы получился действительно жизненный сценарий.

Как бы ты сама охарактеризовала – о чем эта картина?

Тема вечная. Отношения людей, чувства, измены. Что важнее – любовь, семья или вера? Я поняла, что это универсальная история, близкая каждому человеку. И я не ошиблась. Абсолютно незнакомые люди подходили после просмотра и говорили мне, что в их судьбе было точно так же. Многим приходилось оказываться в любовном треугольнике.

Фотография: Иван Пономаренко На Ян Гэ: платье Dolce & Gabbana, украшения Mercury

В твоей картине мужа играет Андрей Курганов, человек европейского типажа, любовника по имени Антон – темнокожий парень, модель Георгий Бликштейн, а главную героиню Марго – ты сама, азиатка. Ты решила подчеркнуть таким образом, что в любовном треугольнике может оказаться человек любой расы?

Да, именно: любой расы, любого пола, любого возраста, любого вероисповедания, любого благосостояния. Это мировая история. Не зря оригинальный язык фильма английский, который считается универсальным. Кстати, в «Троице» есть и четвертый главный герой – сам зритель.

Поясни.

В любом треугольнике есть три роли: мучитель, жертва, спаситель. И в разных ситуациях они меняются между собой местами.

Главного героя пытается бросить моя героиня Марго – в данном случае он жертва, а она мучитель. Но в то же время муж не дает ей уйти к любовнику, используя в качестве рычага давления религию. Он говорит своей жене, что это не по-христиански, что измена – большой грех, а ее терзают муки совести. И тут уже она становится жертвой, а он мучителем. Спасение же Марго находит в своем любовнике Антоне... Зритель во многих сценах выступает судьей. Например, во время исповедальной молитвы героиня смотрит прямо в камеру – то есть как бы в глаза каждого из нас. И мы решаем – прощать ее или не прощать. Я ставлю зрителя и на место жертвы, и на место мучителя. В картине есть эпизод, в котором муж насильно заставляет неверную жену удовлетворить его сексуальное влечение. Она соглашается. Скорее из жалости. И в этот момент мы, зрители, смотрим не нее глазами мужа, видим, как в ней борются чувства неприязни, ненависти – с одной стороны, любви и сострадания – с другой. Мы сами ощущаем себя мучителями. Мне нравится таким образом играть с эмоциями зрителей. Для меня нет правых и виноватых. Пусть каждый, кто посмотрит кино, сам для себя сделает выводы.

Фотография: Иван Пономаренко На Ян Гэ: платье Dolce & Gabbana, украшения Mercury

Почему ты сама решила сниматься в своей картине?

Как я уже и говорила, по концепции мне нужны были актеры трех разных рас. Первым, кого я утвердила, стал Андрей Курганов. У меня не было ни малейших сомнений. Я знала, как он играет и на что он способен в кадре. Оставалось найти артистов двух других типажей. И тут я столкнулась с большими проблемами. Сначала я планировала, что азиатом в картине будет Антон, любовник. Но хороших актеров с ярко выраженной азиатской внешностью в России оказалось сложно найти. Буквально пара имен. То же самое и с темнокожими актрисами. К тому же, у меня было еще одно важное требование – идеальный английский язык. Мне хотелось, чтобы все герои фильма говорили на нем, как на своем родном. В общем, так я и пришла к тому, что буду сниматься в «Троице» сама. А Антон у нас стал темнокожим – его сыграл Георгий Бликштейн.

Тяжело было одновременно выполнять функции актрисы и режиссера?

Очень! Особенно когда мы снимали эмоциональные сцены. Сначала ты в кадре – у тебя страдания, слезы, ты в образе, а через минуту нужно бежать к плейбэку и трезвым взглядом оценивать свою же игру. Я как-то прочитала в одной статье интересную мысль: ты собираешь 50 своих родственников, сто человек, которые разбираются в кино и в искусстве, сто самых топовых профессионалов на площадке. И все они смотрят на экран. В итоге ты будешь единственным человеком, который заметит кучу недостатков! Я поняла, что никакой другой человек не увидит меня. Я должна была всё смотреть собственными глазами. Доходило до того, что по роли мне нужно было плакать, а я просто не могла физически выдавить из себя слезы. Меня выручала моя подруга, сценарист фильма Грета Шушчевичюте. Она сама актриса, и я просила, чтобы она присутствовала на площадке. Когда я уже не могла плакать, она брала меня за руку, вела в гримерку, вставала на колени, беседовала со мной, и через минуту я выходила на площадку зарёванная – всё, готова, снимаем!

Фотография: Иван Пономаренко На Ян Гэ: платье Dolce & Gabbana, украшения Mercury

Что же она тебе рассказывала?

Она помимо всего прочего работала педагогом по актерскому мастерству. Плюс она точно знает про мои болевые точки. Она же лучшая подруга. Не буду вдаваться в подробности, но слезы после наших бесед катились градом.

Ты нравишься себе в кадре?

Нет, не нравлюсь. Ни внешность, ни игра. Не могу себя правильно принимать и всё тут. Все вокруг уже начинают разражаться: «Гэша, хватит, всё хорошо, что ты выпендриваешься!» А я не выпендриваюсь.

На пресс-конференции после премьерного показа «Троицы» на «Кинотавре» ты сказала, что и режиссером себя не считаешь. Ты настолько критично к себе относишься?

Я считаю, что это немного неправильно громко заявлять про саму себя: «Я режиссер!» Пусть зрители решают - талантливая певица ты или нет, хорошая ты актриса или нет, режиссер ты или так, случайно забрел в профессию. Второй фильм вообще снимать было психологически тяжелее. Мой режиссерский дебют «Ню» пошел на «ура», его хорошо приняли, оценили критики. Но может просто звезды так сошлись? Может, повезло? Вот если и «Троица» пройдет на «ура» - значит, я действительно чего-то стою. Я провела серьезную работу, много смысла вкладывала и в музыку, которая звучит в фильме, и в цвета одежды героев, и в интонации их голоса… Обычный зритель, возможно, и не заострит на этом внимания, но зато все эти приемы работают на уровне подсознания. Ты смотришь фильм и в какой-то момент напрягся, почувствовал что-то не то, я, как режиссер, вытащила из тебя нужную эмоцию.

Фотография: Иван Пономаренко На Ян Гэ: платье Dolce & Gabbana, украшения Mercury

В фильме остро затрагивается вопрос веры. Ты сама верующий человек?

Верующие люди делятся на две группы – это реально верующие и те, кто всеми силами лишь внешне демонстрируют, что они верующие. Кто верующий в фильме на самом деле? Муж, который с помощью религии манипулирует своей женой? Или любовник, который говорит, что не верит в бога, зато верит в себя и в любовь и может дать счастье близкому человеку? Марго, которая падает на колени и молится и приходит к этому сама, пережив ряд эмоциональных потрясений?

У всех свое понимание веры. Каждый слышит своего бога, как будто выделяет один инструмент в музыкальном многозвучии.

Ты сама смогла бы простить измену?

Не смогла бы. Если только мужчина не окажется настолько хитрым и умным, что я попросту о его изменах никогда не узнаю. Но такого, я думаю, не бывает. Всё тайное рано или поздно становится явным.

Узнав об измене, герои фильма сначала пошли к психологу, а потом к священнику. Ты сама, к кому бы предпочла обратиться за помощью и советом?

Я всегда рассчитываю только на саму себя. Никого не буду слушать. Наша жизнь – это результат нашего собственного выбора. Я сама должна принять решение – послать изменника куда подальше или послать его куда подальше. Скорее всего, я пошлю его куда подальше. (Улыбается.) Хотя… Вдруг я буду так любить человека, что всё-таки смогу простить? Вот жизнь интересная штука, да?

Фотография: Иван Пономаренко На Ян Гэ: платье Dolce & Gabbana, украшения Mercury

А в любовном треугольнике тебе приходилось оказываться?

Нет, представляешь, никогда. Бывало, что меня любили, а я бросала. Бывало и наоборот. Но не из-за измен. Мне кажется, я не способна войти в ситуацию любовного треугольника. Это же ужасно – увести человека из семьи, разрушить отношения. Когда тебе плевать на других и ты ставишь превыше всего собственные интересы – это эгоистично, это неправильно, это подло, это плохо. Зло возвращается. Есть кто-то сверху, кто отвечает за справедливость, я верю в это. Лучше с такими вещами не играть. Но и судить других я не берусь.

В фильме из уст психолога звучит совет: «Делай то, что хочешь; не делай того, чего не хочешь; отвечай на вопросы прямо; начинай претензии со слова «я». Удается ли тебе самой следовать этим правилам в жизни?

Нет.

Ты хотела бы этому научиться?

Нет, я хотела бы жить по своим правилам. Я никому не мешаю, живу свободно, занимаюсь творчеством, снимаю кино. Но у меня всё равно есть рамки.

Я не изменю человеку, с которым нахожусь в отношениях, я ни на кого не подниму руку, не возьму лишнего. Еще я всегда говорю только правду.

Если мне, например, не хочется смотреть фильм, я лучше не пойду в кино, чтобы потом меня не спросили о впечатлениях, и мне не пришлось бы, переступая через себя, придумывать хорошие слова. Я всегда буду честной перед собой и перед своим зрителем.

Фотография: Иван Пономаренко На Ян Гэ: платье Dolce & Gabbana, украшения Mercury

Фильм «Ню» был отечен почетным специальным призом жюри Московского международного кинофестиваля - «Серебряный Георгий». Важно ли тебе получить награды за «Троицу»?

Я себя не мучаю. Знаешь, почему я счастливая? У меня нет лишних вопросов, которые меня беспокоят. То, что я могу контролировать, я контролирую. Но понравится ли фильм критикам, экспертам? От меня это уже не зависит. Я выжала из себя максимум, когда снимала кино. Сделала всё, что было в моих силах. Его дальнейшую судьбу уже решаю не я. И зачем мне впустую переживать, прокручивать в голове разные сценарии? Мечтать, дергаться, надеяться? Зачем? Это же нервы лишние. Это всего лишь вопрос выбора. Кто-то выбирает себя мучать. А я – нет. Я выбираю себя не мучать. Поэтому мне легко!

Фотография: Иван Пономаренко На Ян Гэ: платье Dolce & Gabbana, украшения Mercury

Текст: Денис Казьмин

Фото: Иван Пономаренко