Аглая Тарасова: «Мне надо все делать в последний момент»

Мы поговорили с Аглаей Тарасовой о том, как важна в путешествиях спонтанность, о красоте Швейцарии, сувенирах из поездок и заботе о себе.

Фотография: DR

Актриса Аглая Тарасова практически неуловима. Если она не в киноэкспедиции и не на учебе в Америке, то в экстремальном путешествии на край света. Но в Швейцарию Аглая отправилась с другой целью – отдохнуть, научиться слушать себя и расставлять правильные приоритеты. Мы встретились с ней в библиотеке Waldhotel Health & Medical Excellence. Тихая уютная атмосфера, горит камин, а из окон открывается классический альпийский вид — безупречные луга на фоне фантастически красивых гор. Вчера там висели облака. Но сегодня ясно и в долине видна каждая травинка. Отличное место для беседы о путешествиях...

Что больше твое — Европа или Азия?

Смотря чего хочется в конкретный момент. Если культурной программы — погулять по местам, знакомым каждому по учебникам истории, и «подышать» красотой, то, конечно, Европа. Прошлым летом для подачи документов на американскую визу я отправилась в Варшаву и пригласила с собой друзей. Мы взяли машину напрокат и поехали в евротур. За девять дней посетили Берлин, Париж, Амстердам, Брюгге, Гент. Это было незабываемо. И всё это время я ездила по Fun ID — паспорту болельщика чемпионата мира по футболу. Международный паспорт был в посольстве в ожидании американской визы, а русский я давно потеряла. (Смеётся.)

То есть любишь роуд-трипы?

Очень! В феврале этого года с друзьями совершили заезд по Америке. Встретились в Нью-Йорке, оттуда полетели на фестиваль в Новый Орлеан, пробыли там несколько дней, а дальше — вместе с моим хорошим другом, актером Юрой Колокольниковым, сели в кабриолет и за семь дней проехали весь материк: от Нового Орлеана до Лос-Анджелеса! Ехали через штаты Луизиана, Аризона, Калифорния. В Техасе заглянули в необыкновенно место — Марфа. Это такой арт-городок посреди пустыни. Что любопытно, он был назван в честь героини романа Достоевского «Братья Карамазовы»! Еще одно напоминание о России — инсталляция художника Ильи Кабакова «Школа №6» в виде заброшенного здания поселковой советской школы. А в Луизиане мы ночевали в рабовладельческом поместье — крупнейшем из сохранившихся до наших дней. Причем оказались там спонтанно: проезжая мимо, увидели особняк с колоннами, хозяйственные постройки и маленькие домики, в которых когда-то жили рабы, и решили остаться.

И где вас разместили — где жили господа или где рабы?

Где рабы. Господский дом — это музей, а рабские хижины перестроили в мини-коттеджи. Я мерзла и всю ночь не могла уснуть, чувствовала, какая там тяжелая атмосфера... Представляла, как они здесь жили, как страдали. Мы еще накануне посмотрели фильм «Двенадцать лет рабства», и совсем грустно стало. Но это был очень интересный опыт.

А ты хоть что-то заранее планируешь?

Заранее — нет. Мне ближе такой подход: решили — и через час поехали. Я вот недавно купила билет в Нью-Йорк за неделю. В итоге всё отменилось. Билет пропал. Говорю же, мне надо всё делать в самый последний момент.

Ты создаешь ощущение непоседы.

Я просто живу с ощущением, что нужно вобрать в себя все впечатления и эмоции, побывать во всех странах и завести все возможные знакомства... Вероятность получить это у себя дома меньше, чем когда я оттуда выхожу. К счастью, моя работа позволяет мне много путешествовать. Когда приезжаю домой, я просто перепаковываю чемоданы и улетаю опять... Сейчас отъезды бывают довольно продолжительными, так как я начала учиться в Америке. Занимаюсь с частными педагогами. Один избавляет меня от акцента. Потому что если ты хочешь работать в Америке и играть не только русских проституток или бандитов, нужно иметь очень хороший английский. И еще я там хожу в театральную школу. Развиваться, идти вперед очень важно. Ведь когда бездействуешь и стоишь на месте, по факту идешь назад. И мне не хочется потом, оглядываясь на свою жизнь, понимать, что я что-то упустила.

Не устаешь от такого ритма?

Иногда смотрю на своих сладко свернувшихся котов и думаю, как же хочется несколько дней лежать и ничего не делать, ни с кем не говорить. Просто смотреть кино, читать книжку, обниматься с котами. И я начала позволять себе такие моменты тишины и уединения, чтобы получше узнать себя, понять свои мысли.

Сейчас как раз такой момент?

В апреле мне исполнилось 25 лет, и я сказала себе, что это хороший повод начать заботиться о своем здоровье. Раньше я не понимала смысла ЗОЖ. Казалось, это ерунда, скучно, что эти люди вообще не понимают, как жить по-настоящему. Сейчас — начала прислушиваться к своему организму, разбираться, что для меня хорошо, а что плохо. В общем, любить себя! Наверное, это и называется взросление. Поэтому я потихонечку начинаю следить за сном, питанием... Учусь расставлять правильные приоритеты. Единственный минус — теперь я расстраиваюсь, если позволяю себе лишнего. (Смеётся.) Нужно быть строже к себе, а я этого не люблю... Ведь если уж делаешь что-то, то получи от этого удовольствие. Иначе бессмысленно! Вот! Заказала в ресторане рис вместо пасты. (Смеется.) Для меня это ЗОЖ.

В Швейцарии первый раз?

Нет, я была в Швейцарии лет восемь или девять назад. Мы с мамой и сестрой ездили в Санкт-Мориц кататься на лыжах. Тогда Швейцария запомнилась мне как холодная, заснеженная и дорогая страна. Сейчас ощущение другое: как будто я попала в рекламу альпийского молочного шоколада, где пасутся коровы с колокольчиками. Прямо у меня под окнами!

Кстати, горы или море?

Однозначно не отвечу! Скорее море, потому что я больше люблю пляжный отдых, чем скоростные спуски на лыжах или сноуборде. Но все мои молодые люди это очень любили и всегда меня куда-то возили. В первый день у меня каждый раз с самого утра начиналась истерика! Пока всё это наденешь, уже вспотел. Потом идешь до фуникулера, пока едешь — красота, но спрыгивать с него страшно. А с горы ведь не развернешься и не уйдешь, в любом случае надо спуститься. И вот сижу я рыдаю: «Зачем я здесь оказалась? Как так вышло? Плескалась бы сейчас в море». Зато на следующий день меня уже не снять с горы. Я и на сноуборде спускалась по черной трассе, и на лыжах... Прямо вхожу в раж. Думаю, зимой опять поеду куда-то кататься. (Смотрит в окно.) Ох, какое там голубое небо над горой. Узнала, что здесь, на горе Бюргеншток, в маленькой капелле венчались Одри Хепбёрн и Мел Феррер. Неделю назад пересмотрела «Завтрак у Тиффани». Я очень люблю эту актрису и чувствую, раз это место для нее было особенным, это неспроста.

А в долину спускалась? Тут за пять минут можно дойти до фермы и местной сыроварни.

Спускалась. Но был такой сильный ветер, что меня сдуло в магазин одежды на несколько часов. (Смеется.) Убедилась, что Швейцария остается дорогой страной!

Ну сувениры-то купила? Сейчас принято в качестве сувенира привозить из поездок местную еду — оливковое масло, сыр, сладости. Что привозишь ты?

В последнее время я стала реже покупать сувениры. Пока училась в школе, было так: «Этим десяти мальчикам — по магнитику, четырем девочкам — по резиночке для волос из Австралии». Так было принято. Сейчас и я, и моя семья, и друзья — мы все летаем туда-сюда, и сувениры никому не нужны. Ну разве что, когда я летаю в Америку, привожу друзьям айфоны... Разумеется, за их счет. (Смеется.) А так, подарками балую только младшую сестру. Каждый раз, когда я приезжаю, Соня бежит ко мне со словами: «Агуша, а что ты мне привезла?» Ей 8 лет, и она очень любит внимание. Недавно, когда я собиралась в Париж, спросила, что ей привезти. Говорит: «Хочу куклу, которая пахнет ванилью». Я еще переспросила: «Точно ванилью?» (Смеется.) В Париже я, правда, ничего не нашла. Но заказала потом испанскую куклу в костюме художницы. С мольбертом. Сестра поиграла три дня и поставила на полку. Стоит теперь и благоухает. Ванилью.

Концепция Waldhotel Health & Medical Excellence, где мы сейчас находимся, объединяет заботу о природе и заботу о себе. Насколько тебе это близко?

Мне очень это близко, и я стремлюсь к тому, чтобы подобная концепция стала стилем мо- ей жизни. Мне понравилось, что Waldhotel — это не просто медицинский центр, оборудованный всевозможными умными приборами (в таких местах мне всегда скучно), что он радует взгляд и идеально вписан в горный ландшафт. Всё не просто смотрится натурально, но таковым и является: фасады, внутренние интерьеры — всё из дерева, камня, травы и цветов! А еще здесь я впервые побывала в криокамере с экстремально низкой температурой! Минус 110 градусов! Процедура длится всего три минуты, но меня хватило всего на одну... Как ни странно, холода я не почувствовала. Это какое-то другое чувство, и словами его не передать. Каждая клетка моего тела заработала с бешеной скоростью. Это был уже не адреналиновый взрыв, а что-то большее! В общем, надо вернуться сюда еще раз — и пройти процедуру полностью... Хочется почувствовать, что же случится, если продержаться до конца. (Улыбается.)