Никита Кукушкин: «Когда помогаешь людям, то ты живешь, ты дышишь»

 Никита Кукушкин о том, почему любит отдыхать в машине, о своем спектакле по стихам Тилля Линдеманна, благотворительности и занятиях балетом в Большом театре.

Фотография: Иван Пономаренко

Уникальный человек и актер Гоголь-центра Никита Кукушкин рассказал, почему он любит отдыхать в машине, всем цветам предпочитает черный, зачем занимается балетом в Большом театре и как поставил спектакль по стихам Тилля Линдеманна.

Никита, насколько сегодня в Москве вам важен автомобиль?

Мне важен. Очень. Потому что это единственное место, кроме ванны, где я могу отдохнуть.

В пробках?

Ну и что? Я могу в это время откинуться в кресле, телефон полистать, текст поучить.

Фотография: Иван Пономаренко

А вам удается при этом соблюдать правила дорожного движения?

Ну... на самом деле не всегда. Но я не злостный нарушитель. У меня бывают штрафы за превышение скорости на 10–20 километров в час, за неоплату парковки...

Когда вы на черной машине, больше поблажек? У черной машины есть преимущества?

Не замечал. Но я могу сказать, что мой любимый цвет — черный. Черный — это отсутствие каких-либо опций, ничего не хочешь о себе сообщить. Это не закрытость, нет, это значит «воспринимайте меня, а не мой образ».

А какие опции в машине для вас важны?

Для меня важна одна опция — чтобы я хотел сесть в машину больше, чем на мотоцикл. Я с марта обычно уже начинал на мотоцикле едить. А сейчас май, а я до сих пор на машине. Потому что мне нравится мой автомобиль.

Фотография: Иван Пономаренко

Ну а про Genesis G80 что скажете?

В этой машине всё хорошо и удобно. Идеальная машина. Она... как айфон, даже скучно как-то. (Смеется.) Завел — и не думашь ни о чем, она быстрая, всё в ней есть. И расход топлива тоже невелик. Еще бы электрический двигатель поставить.

Переживаете за экологию?

Да. Электродвигатель — это шаг вперед. А скоро и на воде будем с вами кататься...

Уверены, что скоро?

Думаю, что... да.

Вам не кажется, что ездить на седане сегодня — пижонство? Нельзя повезти что-то негабаритное...

А у меня еще джипчик есть для таких дел. И еще у меня есть «добрый грузовик».

Это на нем вы развозите вещи, которые собираете в «добрые ящики»?

Да, этот благовотворительный проект существует уже семь лет. Мы развозим вещи в разные города, на Донбасс возили тоже.

Фотография: Иван Пономаренко

Вы же еще и мобильное приложение для помощи старикам придумали?

Да, мобильное приложение называется «Помощь». Нажимаете, регистрируетесь, заходите, видите карту города и пенсионеров. Нажимаете «помочь». Два вида помощи — ЖКХ и товары. Через личный кабинет можно отследить весь путь своих денег.

То есть вы зарегистрируете всех нуждающихся?

Да, в сотрудничестве с фондами-партнерами мы сейчас это приложение разрабатываем.

Как вы к этому пришли? Что подвигает вас заниматься благотворительностью?

А в жизни нет вообще больше никакого другого смысла. Всё, чем мы можем заниматься на земле, скажу сейчас банально и пафосно, — это идти к самим себе. Помощь другому человеку, сострадание — это естественная потребность души.

Фотография: Иван Пономаренко

Однако не каждый занимается благотворительностью.

Но каждый хочет! Ведь в какой-то момент человек понимает, что просто тупая погоня за деньгами тебя умерщвляет. Ты на самом деле погибаешь в этот момент. Просто перестаешь жить. А когда помогаешь людям, то ты живешь, ты дышишь.

График у вас сегодня в театре плотный, но вы недавно сами поставили спектакль. Расскажите, как вы стали режиссером.

Я сначала сделал в Гоголь-центре короткий спектакль, на 45 минут, по стихам Тилля Линдеманна, солиста группы Rammstein. Тилль сам приезжал в Москву, смотрел его, хотел спектакль взять с собой, везти по городам. После чего мне было предложено сделать уже полноценный спектакль.

Это Кирилл Серебренников вам предложил?

Нет, как раз Кирилл Семёнович сказал, что мне нужно еще все-таки поиграть. Но я ослушался, как всегда. Мне предложил директор театра.

Ну и как вам этот опыт?

О-о-о! Я не знаю, сколько я вообще лет потерял. И сил. Но это нормально. Спектакль вышел. На ближайшие спектакли все билеты проданы.

Фотография: Иван Пономаренко

А ваше мнение: получилось или нет?

Я бы процентов тридцать оставил, а остальное выкинул. Я требовательно к себе отношусь.

То есть вы аккуратист? Педант? А в машине у вас тоже аккуратно?

Нет, у меня бывает и мусор под ногами. Из- за того, что хочу спать иногда, я просто кидаю вещи куда попало, а потом ищу.

У вас времени не остается на сон?

Да, это правда, график у меня очень жесткий. Вот сегодня утром рано у меня был балет. Я хожу в Большой театр заниматься балетом.

Да вы что! И с какой целью?

Кирилл Серебренников ставит новый спектакль. Премьера будет на театральном фестивале в Авиньоне в июле. Я там играю балетного танцовщика. Глядя на мое лицо, на мое тело, что можно подумать? Кем не должен быть этот человек? Наверное, он не должен быть «балеруном». Но я его играю и поэтому хожу в Большой театр заниматься. Помог мне с этим директор Большого театра Владимир Георгиевич Урин, за что ему огромное спасибо.

Вы разучиваете па или просто атмосферу впитываете?

Мне, конечно, всё интересно, и узнать, как они живут, какие они... Ну и танцем занимаюсь тоже. И дочка моя, кстати, занимается балетом, недавно был на ее концерте.

Сколько уже лет вашей дочке?

Два с половиной.

Как вам роль отца?

Сейчас хорошо. Было сначала сложно всё совмещать — быть с доченькой и при этом не останавливаться в работе. Семья часто располагает к тому, чтобы сесть на диване и включать всё время плейстейшн. Сейчас все-таки удалось найти правильный баланс, я уже могу брать Софию с собой в театр, на репетиции. Она со мной там гуляет, поет песенки.

Фотография: Иван Пономаренко

А София любит кататься на машине? Вы возите ее?

Вот, кстати! В Genesis G80 есть крепления для детского кресла! И я ее в этой машине часто вожу. Она любит на ней кататься, но и папину машину узнает.

В Genesis светлый кожаный салон. Вам нравится белый цвет? Кожа?

Белый расслабляет. Кожа? Может, это и практично. Но мне животных жалко, потому я против кожаных салонов.

А обувь кожаную носите?

Бывает.

Можно ведь вообще пересесть на метро. Вы хоть иногда спускаетесь в метро?

Очень редко.

Почему? Вас узнают?

Бывает, но это не проблема, мы же очень нишевые, да и в театр не все ходят. Дело в том, что нужно в одно место поехать, в другое, купить продукты маме и домой. Моя мама живет на «Речном вокзале», мы — на «Проспекте Вернадского», театр находится на «Курской». Мне машина нужна, иначе я не выживу...