Павел Прилучный и Агата Муцениеце: «Мы – чокнутая семейка»

В интервью главному редактору ОК! Вадиму Вернику супруги рассказали о том, как преодолели кризис в семье, и как сейчас складываются их отношения.

Фотография: Алексей Дупляков Павел Прилучный и Агата Муцениеце

Павел Прилучный и Агата Муцениеце уже давно воспринимаются как единое целое. Крепкая семья, двое детей. А ссоры, конфликты... У кого не бывает? В общем, идеальные герои для новогоднего номера.

Ну что, дорогие. Встречаемся с вами сразу после спектакля. Как в песне: ни минуты покоя, ни секунды покоя...

Агата.: Да. Ты у нас первый раз интервью берешь?

С Пашей мы общались, когда у него всё только начиналось. Это была программа «Кто там...» на «Культуре».

Павел: Давно это было, лет десять назад.

Мне тогда казалось, что у тебя сложится хорошая карьера в Театре на Малой Бронной.

П.: Ну, я в какой-то момент понял, что не хочу оставаться в театре надолго — сидеть и ждать своей роли или не ждать своей роли, играть круглосуточно.

Ты такой шустрый в то время был. Помню «Кинотавр», когда тебя еще никто особо не знал. Начинающий актер, который старался много и активно со всеми общаться. И «дообщался»: прекрасные роли, сумасшедшая популярность...

П.: Ничего просто так не придет, мне кажется, — надо брать всё в свои руки и действовать. Особенно нам, людям не из Москвы. Тем, кто здесь родился, наверное, немножко попроще: у них есть возможность выбирать, они могут себе это позволить. А я не могу себе позволить выбирать, я должен работать, работать, работать.

Агата, у тебя та же была ситуация, когда ты приехала в Москву?

А.: Слушай, я все-таки приехала не из Бердска, как Паша, а из Европы. Я родилась в Риге, в 16 лет уехала в Милан.

Красиво.

А.: Да-да, красиво звучит. Я в голове рисовала такую картинку: вот я модель в Милане, сплошные праздники... На самом деле это жестокий мир, жестокий опыт — тебе дают 50 евро на неделю и говорят: «Всё, топай по кастингам». Я много работала, но, видишь, не стала Водяновой. С другой стороны, мне было тесно в рамках, которые предлагались: ведь главное — показать продукт. Ты встаешь в красивую позу с сумкой в руке, а тебе говорят: «Встать иначе, сумку не видно». А это уже скучно.

Павел Прилучный и Агата Муцениеце

Лучше учиться на китайской филологии, да?

А.: Ну, я параллельно там училась.

Такая экзотика! Когда я про это узнал, был в шоке. Где филология, да еще китайская, и где ты?

П.: Я до сих пор в шоке. (Все смеются.)

А.: Это был план Б: я училась, параллельно гоняла в Милан на полтора-два месяца. Сумасшедшая немножко. Сейчас думаю: «Боже, как я всё успевала!»

Видишь, а потом Москва всё расставила по своим местам... Паша, я вот вспоминал тебя десятилетней давности, и у меня не было тогда ощущения, что ты готов рано жениться. Мне казалось, ты и семейная жизнь — это две разные планеты.

А.: Я абсолютно с тобой согласна, Вадим. У меня было такое же мнение.

П.: Так и ни я, ни Агата не хотели рано жениться.

А.: Спроси моих подруг, они знают, что мой план был выйти замуж годам к тридцати, родить ближе к тридцати семи максимум одного ребенка, и то, я думала, что у меня вообще не будет детей.

П.: Она очень сожалеет на самом деле, что всё вышло иначе. (Все смеются.)

Что-то пошло не так.

А.: Ну вот пускай Павел расскажет про свою судьбу нелегкую.

П.: Да, действительно, я тоже не хотел рано жениться, но как-то так сложилось всё, случилось. На самом деле я долго искал того человека, с кем мне будет по-настоящему интересно.

А.: Долго?..

...удивленно спросила Агата.

П.: Ну а что, нет? В 22 года я предложил тебе руку и сердце.

А.: В 23.

П.: У меня с цифрами всегда проблема. На самом деле практически после первой недели знакомства я ей предложил быть вместе. Но Агата сказала «нет».

А.: Да я думала, что он шутит! Что он вообще несерьезный молодой человек и это у него такая фишечка — для всех девушек. Поэтому я и сказала: «Ты сумасшедший! Нет, конечно».

Павел Прилучный и Агата Муцениеце

Это было на съемках «Закрытой школы»?

А.: Да-да. И он производил впечатление очень взбалмошного. На первом свидании Паша мне сказал: «Давай поженимся».

П.: Не на первом.

А.: На первом, в машине.

П.: Потом я довольно часто ей предлагал пожениться, но она была в отношениях с кем-то.

А.: Да, и меня всё устраивало, а тут Паша как буря среди ясного неба. Ничего не предвещало беды на самом деле, но появился Паша, и началась беда — он занял мою голову полностью. Я поняла, что всё: нельзя так больше — просыпаться и думать о человеке, засыпать и думать о человеке и при этом быть с другим, это неправильно. Когда я приезжала на съемочную площадку, сразу выясняла: «Интересно, а где Паша, приехал он или нет?» Даже помню, как-то сидела за столом, обедала, люди вокруг разговаривали, а я так ушла в свои мысли про Пашу и сижу, улыбаюсь, вдруг меня так резко: «Агат?» — и я понимаю, что я вообще не слышала, о чем здесь говорили.

Ну, он коварный: сети свои расставил, и всё.

П.: Угу. (Смеется.)

А.: В общем, через месяц отношений мы поженились.

Причем тайно от всех, верно?

А.: Нам казалось, зачем об этом говорить окружающим? Мы еще так странно решили: «Ну, если что — разведемся».

Такой немножко детский сад получается.

А.: Да, детский сад, реально.

П.: Ну, для нее, возможно. (Все смеются.)

А.: А для тебя нет, что ли?

П.: Ну зачем бы я женился просто так — конечно, это был абсолютно обдуманный шаг.

Дальше всё по классике: после семи лет семейной жизни наступил кризис отношений.

А.: А, это ты про наш развод?

Я не знаю — был развод на самом деле или это всего лишь игра.

А.: Нет, это была не игра, ты что! Просто много всего накопилось.

П.: Да, как-то мы разные люди на самом деле. А может, слишком одинаковые, и никто не хочет меняться, уступать друг другу.

Павел Прилучный и Агата Муцениеце

Ты сейчас сказал две совершенно противоположные вещи: мы разные люди совсем и тут же — мы одинаковые.

А.: Потому что он до сих пор не может этого понять. (Смеется.) Всё началось с какой-то мелочи, мы зацепились, а дальше — как снежный ком, и дошло до глобальных претензий. У нас много конфликтов из-за того, что Паша считает меня карьеристкой.

Ты карьеристка, а он не карьерист, так?

А.: Он — мужчина и зарабатывает деньги, а я в его понимании — карьеристка. Естественно, мне, человеку, который с 16 лет работает, слышать это странно. Я не хочу быть просто женой Паши, а хочу быть личностью.

И это правильно, Агата.

А.: Вот из-за этого мы и ругаемся.

Ты, Паш, домостроевец, оказывается.

А.: Да-да, он тиран.

П.: Нет, я не говорю, чтобы она всё время сидела дома с детьми, но есть некие условия, которые я хочу, чтобы Агата соблюдала. Я зарабатываю деньги, поэтому я могу сниматься в чем угодно. А она должна сниматься очень выборочно и только в качественном материале — с хорошим режиссером, с хорошей картинкой, на правильном канале — и делать свою карьеру постепенно.

А.: А еще он ставит мне определенные условия, когда я нахожусь в экспедиции на съемках, и требует их обязательного исполнения. Например, я не должна в гостинице питаться в ресторане — еду надо заказывать только в номер. А мне скучно, я так не могу. И возникает конфликт. На пустом месте.

П.: Потому что я знаю, что такое киношные посиделки после съемочного дня. Собираются пьяные люди, сплошной ад. А замужняя женщина прекрасно может пообщаться с подружками в своем номере.

А.: Я не могу даже бокал вина выпить, представляешь, — Паша всё контролирует.

П.: Я не пью, и моя жена не должна пить. Зачем? На съемках надо только работать, и я так делаю — ни с кем не общаюсь после смены — сразу иду в номер, готовлюсь к следующей смене. А отдыхать мы должны только вместе. Заметь, все семьи, которые создавались параллельно с нашей, уже распались. Потому что каждый жил своей жизнью.

Ты, Паш, держишь Агату в ежовых рукавицах с самого начала?

А.: С самого начала было еще хуже. Мы просто дрались, выясняя отношения, потому что мой темперамент не хотел уступать.

П.: Можно никакие правила не соблюдать и жить раздельно.

А.: Вот к этому выводу мы летом и пришли. Мы разъехались.

Павел Прилучный и Агата Муцениеце

Надолго?

А.: Нам хватило недели.

П.: Я переехал в отель. Созванивались мы только для того, чтобы обсуждать детали развода.

А.: А мне становилось всё тоскливее и тоскливее. Потом Паша приехал домой забрать какие-то вещи.

П.: Я никуда не приезжал. Ты другую ситуацию вспомнила. А тогда ты приехала ко мне в гостиницу.

А.: Точно. Мы тогда поговорили, ничего не решили, и я вернулась домой.

П.: Ну, конечно, нас обоих сверлила эта история. Потом я приехал домой за вещами.

А.: И я ему тогда сказала: «Давай обнимемся на прощание». Мы обнялись, и всё — оба поняли, что не можем друг без друга. И все проблемы куда-то ушли — они стали какими-то мелкими, незначительными, что ли. Когда буря в стакане улеглась, мы поговорили спокойно, без эмоций. Вывод был такой: нельзя негатив копить в семье, как мы это делали весь предыдущий год, — надо всё сразу решать на берегу. Мы так решили и теперь эти правила соблюдаем. С тех пор у нас всё хорошо — как будто новая жизнь началась.

П.: Вообще мы, конечно, чокнутая семейка — даже я бы сказал острее. Вот смотри. Мы четыре года строили дом в Яхроме — это 55 километров от Москвы. Потратили на строительство сумасшедшие деньги! Дом получился просто золотой. На участке построили баню, постелили траву, сделали дренаж. Более того, еще квартиру купили рядом с МКАДом.

А.: Ну, чтобы можно было не ехать далеко и переночевать в квартире, если кто-то из нас едет с тяжелых съемок.

П.: Я наконец выплатил все ипотечные долги.

Жизнь удалась!

П.: И тут наш друг зовет в гости — в свой дом недалеко от Москвы. Он водит нас по поселку. И у меня челюсть начинает падать вниз. Мы домов такой красоты не видели никогда! Я смотрю на Агату, а у нее глаза горят, и я читаю в них: «Вот тут я бы хотела жить».

А.: Я просто ходила и думала: «Как жаль, что у нас уже есть дом».

П.: В этом поселке свой пруд, спортзал, вкуснейший ресторан... Через день Агата мне говорит, что ей приснился дом в этом поселке. Короче, я говорю ей: «Всё, покупаем!» (там несколько домов продавалось). Иду в банк, мне снова дают ипотеку. Я даже представить себе не мог, что такое возможно, — видимо, дали, поскольку я быстро выплатил предыдущую ипотеку. И вот только что мы в этот дом переехали. А наш дом, который так долго и тщательно строили, теперь выставлен на продажу — как и наша квартира у МКАДа, в которой мы только недавно закончили злосчастный ремонт.

А.: Причем дети тогда были на отдыхе: Тимофей — в деревне у моей мамы, а Мия поехала с Пашиной мамой в Крым на море. Самый прикол в том, что они ничего не знали и вернулись уже в новый дом, чем были страшно удивлены.

Павел Прилучный и Агата Муцениеце

Поразительно, как легко вы принимаете кардинальные решения. Это признак даже не молодости, а юности — такой максималистский подход к жизни.

А.: Знаешь, Вадим, мой девиз — «Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать».

Вот это отличная мотивация!.. Ваши дети растут в полном достатке. Не боитесь, что у них рано возникнет пресыщенность? А это чревато проблемами.

П.: Для наших детей нет никаких поблажек. Не бывает так: «Ой, ладно, Тимошенька», — всё только по справедливости.

А.: У Мии раньше была привычка подойти и ударить: разозлилась на тебя и шлепнула. И Паша это пресек: один раз ей строго сказал, она расплакалась, но теперь уже так не поступает. А Тимофей иногда сам учит меня справедливости, он философ. Может, например, сказать: «Зачем ты обижаешь бабушку, она ведь женщина». И любит говорить комплименты: «Баба Люба, ты такая красивая!»

Дети, конечно, верят в Деда Мороза?

А.: Мы, естественно, рассказываем им, что Дед Мороз существует. Сейчас они учат стихи, чтобы прочитать их, когда Дед Мороз придет в гости. Правда, у Тимофея есть небольшое подозрение, потому что два года назад, когда Паша...

П.: Да, немного он меня спалил.

А.: Паша переоделся в Деда Мороза и подарил ему котенка. А Тимоша его узнал, хотя ему было всего четыре года. «У него папин свитер», — подметил он. Но все-таки дети, конечно, верят в чудо. Мы уже обвесили весь дом лампочками. Я обожаю лампочки! В детстве мое самое яркое впечатление — фильм «Один дома», его всегда показывали под Новый год. И там всё было украшено лампочками. Если бы Паша дал волю, я бы и деревья обмотала. (Смеется.)

П.: И так слишком ярко... Вообще, очень хочется побыть в домашней атмосфере. Весь год — сплошные командировки. До 28 декабря у нас бесконечные съемки.

Ты же теперь еще и продюсер, Паш.

П.: Да. Просто мне захотелось немного свободы в кино. Захотелось раздвинуть рамки. Я уже давно работаю в кинопроизводстве и уже многое понимаю сам. И вот Тимур Вайнштейн, генеральный продюсер НТВ, дал мне возможность рискнуть. Я стал креативным продюсером сериала «В клетке», который выйдет на НТВ в будущем году.

А.: Знаешь, кто в главной роли?

Кто?

А.: Паша. (Смеется.)

Понятно. А в главной женской роли — ты.

П.: У нас четыре героини. Это фильм про бои без правил. Я посмотрел американский сериал «Королевство» на эту тему и подумал, почему бы у нас не сделать подобный проект.

А.: Очень смелый и откровенный получается фильм во всех смыслах. Паша для сьемок массу тела набрал — он же в роли бойца ММА.

П.: До сих пор набираю.

А.: И меня в зал ходить заставляет.

П.: У нас в России ничего подобного в кино еще не было точно.

Павел Прилучный и Агата Муцениеце

В общем, заинтриговали!

А.: А еще Паша сыграл Пестеля.

Того самого? Декабриста?

П.: Конечно. Это фильм «Союз спасения», история декабристского движения. Какая эпоха! Камзол, парик с накрученными волосами. И герой, человек, фанатично преданный своему делу... Режиссер — Андрей Кравчук, снимает компания Михалкова «ТРИТЭ».

Поздравляю, Паша. Этот год, несмотря на потрясения, для вас обоих заканчивается благополучно. Что бы вы пожелали друг другу в новом году?

А.: Сейчас подумаю, подожди... Я хочу пожелать тебе, Паш, обрести чуть больше душевного спокойствия и равновесия, больше доверия своей жене. И побольше выходных.

П.: Насчет выходных не надо!

А.: Почему?

П.: Подожди, с ипотекой разберемся. (Смеется.) А я тебе посоветую...

А.: «Посоветую»?

Видишь, Агата тебе желает, а ты ей советуешь. Ты весь в этом, эгоист...

П.: ...адовый. Как жестко спалился. (Смеется.) Я ей пожелаю побольше меня любить!

В общем, всё должно крутиться вокруг Паши.

А.: Правильно ведь говорят, что мужчина — голова, а женщина — шея. Как только винтик в виде меня вываливается, голова сходит с ума. Поэтому надо держать этот баланс.

П.: Полностью с тобой согласен!