Екатерина Варнава: «Костя мне все еще нравится. Как девочке»

В интервью с обложки нового номера ОК! Екатерина Варнава рассказала о самых важных событиях года и впервые заявила о желании стать матерью.

Фотография: Анна Козленко Екатерина Варнава и Константин Мякиньков
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости

Есть люди, которые не считают обручальные кольца амулетом, а штамп в паспорте — гарантом счастливых отношений. Екатерина Варнава и Константин Мякиньков вместе шесть лет. Они свободны, влюблены и вместо свадьбы на Гавайях мечтают о собственном грандиозном шоу.

Катя, через месяц Новый год. Для вас, как для человека из индустрии развлечений, это праздник и волшебство или суровые будни?

Для меня это работа, как 8 Марта и любой другой праздник. Я даже свой день рождения не отмечаю третий год. В этот Новый год я работаю за границей, Константин Сергеевич — в Москве. Встретимся 2 января, еще неделю поработаем и поедем отдыхать.

Свадьба — тоже работа? Вы поэтому с Костей шесть лет обходите стороной загс?

Отчасти поэтому. А еще потому, что приходится противостоять обществу, которое долбит меня своими стереотипами каждый день. Мне кажется, если я вдруг (потому что я замуж не хочу) выйду замуж, то не из-за этого.

А из-за чего?

На данный момент такого аргумента нет. Кроме того, что я безумно хочу платье от Ульяны Сергеенко и станцевать первый танец молодых — самый красивый на свете. Мой молодой человек, Константин Сергеевич, — он хореограф-постановщик. Будем ставить вместе. Мы не раз делали что-то подобное. Думаю, не подеремся.

Давно вы называете Костю по имени-отчеству, как будто он Станиславский?

Наверное, год. В какой-то момент я увидела, что мой Костя стал как будто старше, мудрее, спокойнее. Стал Константином Сергеевичем. Мне кажется, его это в глубине души веселит. Кроме меня, никто его так не называет. Но я знаю, это придает Косте уверенности в себе.

А Константин Сергеевич как вас называет — Екатерина Владимировна?

Он меня называет «сосиска». Потому что я похожа на таксу длинную из мультика.

Почему-то я так и думала — будет что-то смешное. Вы не создаете впечатления девушки с короной на голове и гендерными стереотипами в сердце.

Мне нравится быть с ним нелепой. Потому что я по жизни очень нелепая, нерасторопная, неуклюжая. Мне приходится это тщательно вуалировать, чтобы выглядеть авторитетно в глазах людей. Могу в приказном порядке сказать «нужно сделать это так, так и так», выйти за дверь, сразу споткнуться и упасть. Так я устроена. Мое тело совершенно меня не слушается. Но мне нравится, что Косте это нравится. Он умиляется. Не смеется, не ржет, а именно умиляется и говорит: «Вот сейчас ты со мной настоящая».

Константин Мякиньков

Расслабляетесь рядом с ним?

Могу даже чуть-чуть покапризничать, потому что мой мужчина не против. С оговоркой — чуть-чуть. (Смеется.) Я уже много лет не могу себе позволить капризы по тем или иным причинам. Прежде всего потому, что женщины, с которыми я работаю, пашут похлеще среднестатистического мужчины. Мы работаем очень много, очень тщательно, очень ответственно. И дядечки, которые, допустим, сидят во время съемок в зрительном зале или приходят в качестве гостей, не верят своим глазам. Они даже представить себе не могли, что женщины, настолько разные по типажам, по возрасту, по всему, — на такое способны.

Вы и зарабатываете, наверное, достойно. Константину Сергеевичу трудно конкурировать?

Нет стремления догнать и перегнать. Есть стремление сделать так, чтобы нам обоим было комфортно. Мы с самого начала понимали, что, когда о наших отношениях узнают, будет много разговоров не в пользу Кости. Он сам завел этот разговор: «Я на сегодняшний день не зарабатываю столько, сколько зарабатываешь ты...» Я тогда сказала, что это не имеет никакого значения: «Неважно, кто сколько зарабатывает. Важно, чтобы ты работал».

Как я понимаю, ваш мужчина сейчас работает едва ли не больше вас.

Он набирает себе такое количество проектов, с которым невероятно тяжело справиться. Потому что у него физическая работа. Он зарабатывает деньги буквально пóтом и кровью. Шесть лет назад Костя не мог покупать мне безлактозное молоко и безглютеновый хлеб в том магазине, в котором все это покупала я. Но он сделал все возможное, чтобы заработать нам и на хлеб, и на квартиру. Мы все эти годы снимали — и вот сейчас купили свою.

Раз уж мы заговорили о работе, расскажите о своем участии в новом проекте на ТНТ.

Это второй сезон «Песен» — как мне кажется, одного из самых грандиозных проектов, которые выходили за последние несколько лет на российском ТВ. Говорю не потому, что я имела к нему отношение, и не потому, что он выходит на том канале, где я работаю. Это действительно очень крутой проект для молодых людей, которые исполняют свои песни. В любое караоке зайди — каждый пятый хорошо поет. А тут нужно, чтобы человек мог не только спеть, но и написать песню. Хочется среди участников видеть людей, которые разбираются в музыке, образованны, с хорошим вкусом. Как показал первый сезон, у проекта это получается, так почему бы не снять второй? И в этот раз заявок на участие было вдвое больше.

Екатерина Варнава

И все-таки Константин, будучи танцовщиком и хореографом, свободнее в выборе — в плане работы. Вы уже думали о чем-то совместном, кроме детей?

Думали. Мы хотим сделать совместный проект — не телевизионный ни в коем случае, а-ля закрытое шоу — клубное, танцевальное, юмористическое, вокальное, цирковое. Что-то между Cirque du Soleil и крутым танцевальным шоу. Мы хотим всего намешать сполна, чтобы зрители могли не только получить эстетическое удовольствие, но и посмеяться, насладиться хорошим вокалом. Вообще, если мы что-то придумываем, то хотим, чтобы это было нечто грандиозное. Константин Сергеевич перфекционист во всех отношениях. Я в этом плане чуть-чуть поостыла, а он нет. Если идеально, значит, должно быть идеально.

Вы сказали «не телевизионный ни в коем случае» почему? На телевидении токсичная обстановка?

Сейчас да. И потом, когда работаешь вживую и видишь реакцию людей — нравится или нет, ты понимаешь, куда дальше двигаться. Поэтому мне хочется, чтобы это был клуб. Когда Comedy Woman создавался, мы не знали вообще, нужно это кому-то или нет. У нас были очень нестабильные выступления. На первом был невероятный успех. Как сейчас помню, клуб «Манер» в Берлинском доме, где начинал Comedy Club. Потом было так: успех-провал-успех-провал-провал-провал-перерыв-успех. И только придя на ТНТ с Comedy Club Production, мы худо-бедно стали понимать, что нужно зрителям и что точно не нужно.

Екатерина Варнава и Константин Мякиньков

Как вам живется 13 лет в одном образе?

Я не уникальна в эстрадном жанре. Наверняка есть талантливее меня. Просто мне чуть больше повезло, и я этим пользуюсь каждый день. И очень много работаю, чтобы самой себе сказать: ты все делаешь правильно, давай двигаться дальше. Мой персонаж на протяжении этих лет очень сильно менялся. Если раньше я была такой утрированной куклой — строила глазки и дула губы, то сейчас позволяю себе в рамках данного персонажа и мужские роли играть. Я вдохновляюсь афроамериканками и трансвеститами, потому что у них есть своя манера говорить и особенная моторика. Чтобы «снять» их манеры и движения, я посмотрела огромное количество шоу и фильмов. Например, в фильме «Таинственный Альберт Ноббс», где мужчину играет Гленн Клоуз, я обратила внимание на то, как она ходит. Это что-то еле уловимое, очень мужское. Потому что иногда мужчины ходят на каблуках лучше, чем женщины. И танцуют на каблуках лучше. Женщине уловить мужскую моторику и энергетику сложнее. Вот что такое, по-вашему, женственность?

Можно, я переадресую вопрос вам? Все-таки это я беру у вас интервью...

Когда танцовщицам или актрисам говорят «будь девочкой», все сразу включают сексуальность, будто в этом и заключаются девочки. Очень многие уходят в какую-то утрированную манерность.

А на самом деле?

На самом деле, мне кажется, ничего лучше не говорит о женщине как о женщине, как состояние внутреннего покоя.

Вам оно знакомо?

Да. Меня раньше часто обвиняли в том, что я мужеподобная. Потому что я баба с яйцами. Но года два уже это ко мне не прилетает. Я научилась быть очень спокойной, уравновешенной, степенной, покорной, отчасти молчаливой. Так, я люблю потрындеть, но могу и помолчать. Я к этому состоянию пришла, мне кажется, в совместной жизни с Костей. Я себя лучше знаю неспокойной. Большую часть ошибок я сделала именно из-за того, что я неспокойная. И когда ко мне пришло умение выдыхать, какие-то вещи в жизни стали видоизменяться. И в работе тоже. Может, это накопительный энергетический момент, когда ты успокаиваешься, начинаешь впитывать, наблюдать, слушать внимательно. При этом ты копишь правильную энергию внутри себя, а не растрачиваешь ее направо и налево. Еще недавно вокруг меня собирались все энергетические вампиры города. Не просто сосали энергию, а приходили с тележками. Знаете, как разгружают бетон, пока он еще жидкий. Вот так вот меня прямо разгружали.

Екатерина Варнава и Константин Мякиньков

Это поэтому Мария Кравченко как-то в интервью назвала вас матерью Терезой?

Мы же сами себе придумываем роли в этой жизни. И я в какой-то момент на уровне подсознания придумала, что это мое: пусть человек выговорится и поймет, что живет неправильно или что-то сделал неправильно, а я просто буду свидетелем. Могу послушать, могу помочь советом, а возможно, могу что-то для него сделать — выгулять или куда-то свозить.

Возили и гуляли?

Конечно! И это была абсолютно бесполезная, бессмысленная трата энергии. Навязанная помощь. Потому что каждый должен делать то, что у него получается. А получается то, в чем ты разбираешься, — в твоей жизни. Мы же хотим разбираться в чужих проблемах.

Эту благотворительность Константин Сергеевич прекратил?

Не то чтобы прекратил. Он просто понял, что я, погружаясь в проблемы других людей, бегу от своих. Спасаюсь этим. Сейчас, когда я занимаюсь своею жизнью, проблем стало меньше. Все так просто.

И так сложно. Ведь до Константина Сергеевича в вашей жизни были другие мужчины, но сработало только с ним?

Абсолютно! В отношениях я всегда была тиран и деспот. В какой-то момент из веселой девчонки, с которой классно проводить время, превращалась в мегеру, которая все время чего-то требовала. Я от себя много требую — и от окружающих тоже. И мне нужно, чтобы... все было.

А что в Константине Сергеевиче такого?

Он мне просто... очень нравится. Вот мы уже столько лет вместе, а он мне все еще очень нравится. Я сейчас не говорю про любовь. Она есть, безусловно: я с этим человеком планирую свое будущее, планирую детей. Но, главное, он мне нравится. Как девочке. Вот мальчик нравится девочке, и ей хочется ему нравиться.

И она понимает, что если она включит мегеру...

А мегера куда-то делась. Ее сейчас нет. Безусловно, за шесть почти лет у нас были ссоры. Но так мало, что я в какой-то момент даже подумала: «Господи, все так хорошо, что аж бесит». (Говорит как персонаж Comedy Woman.) Ну должен же быть какой-то подвох. Кстати, надумывать — чисто женское свойство, и это абсолютно ненужная муть! Важно другое. Я понимаю, что Костя может встретить другую женщину. И я, как живой, эмоциональный, не совсем стабильный в свои 33 года человек, — могу встретить другого мужчину. Такое может случиться. Мы все живые люди. Но сейчас мы проживаем счастливую, спокойную жизнь. Может, это потому, что мы не так часто видимся — все-таки много гастролируем. Но раз в год, когда отдыхаем, мы проводим вместе каждый день.

Екатерина Варнава и Константин Мякиньков

Где проведете январские каникулы?

В Лос-Анджелесе. Съездим в Орландо, в Лас-Вегас, в Сан-Франциско, в Сан-Диего. Все уже продумано, распланировано и проплачено, что вообще для меня нетипично. Но Константин Сергеевич в этом плане меня прекрасно дополняет. Он водит и занимается серфом, я — лежу у бассейна. (Смеется.)

В смысле? Вы шесть лет живете с серфером и до сих пор не встали на доску?

Серф — очень опасная история для меня. Я все время травмируюсь.

Да ладно, вы на коньках стояли в «Ледниковом периоде»!

Вы знаете, чего мне стоило встать на коньки! Эти полгода были незабываемыми, а моему партнеру Максиму Маринину вообще надо поставить памятник. Бедный мужик, один из лучших фигуристов в мире, тягал неподъемную бабенку под метр семьдесят пять... Так со спортсменами нельзя.

Подождите. В интернете написано: Екатерина Варнава, рост 1,81 см.

Неправда. 1,75. Плюс 12-сантиметровые каблуки на сцене, и на фоне девочек небольшого роста из нашего коллектива я получаюсь двухметровой. Но это не так. Мой рост — 1,75 см. Мне 33 года. Я Стрелец, 1984 года рождения. У меня ноги разного размера: одна — 40, другая — 40,5. Кстати, из-за травмы на «Ледниковом периоде».

Что еще нужно знать о Кате Варнаве, что мы боялись спросить?

Я похудела на 20 килограммов. И не за год, как пишут, не за два, а за несколько лет, пока организм привыкал к тому, что я не ем мясо, рыбу и морепродукты. Но я не имею ничего против людей, которые это едят. Я перешла с натурального меха на экомех, потому что он в какой-то момент стал мне нравиться больше. Почему бы и нет?

Екатерина Варнава

Что скажете о пластике?

Я не делала пластические операции на лице.

А где делали?

Скажу честно, оттого что я так похудела, очень пострадала моя большая от природы грудь, которая была когда-то шестого размера. И мне пришлось сделать операцию и уменьшить ее. Травмированная в детстве спина просто этого не выдерживала. Но ринопластику я ни разу не делала. Нос мне два раза ломали, и оба раза случайно. Сначала во время встречи с друзьями после выступления КВН, а потом девочка задела рукой на дискотеке. Хрящ сдвинулся, и я стала подсвистывать как Джим Керри, пока его не поставили на место. Все.

А ваши фирменные губы «уточкой» из Comedy Woman?

Когда-то по глупости я уколола себе верхнюю губу, потому что мне всегда казалось, что она очень тонкая, и потом на протяжении трех лет пыталась вернуть все обратно. Наигралась — перестала.

Катя, последний вопрос: назовите пять самых важных событий этого года.

Наверное, самое главное, то, о чем я думаю каждый день, — год назад я потеряла папу. По сути, это мой первый год без папы, и мы с мамой с этой проблемой год справляемся. Это очень важно для меня и грустно. Тем не менее я понимаю, что человек может вынести все. Это первое.

Второе...

...в этом году я поняла, какую роль в моей жизни играет Comedy Woman и как помогает мне в жизни справляться с какими-то моими пусть невидимыми переживаниями. Наверное, первый раз за 13 лет я поняла, что я с этими людьми не хочу расставаться — вне зависимости, есть шоу или его нет. Третье — мы купили наконец-то квартиру. Четвертое — нам предстоит ремонт. Пятое — дети. Вопрос «а когда же дети?» звучит в мой адрес чаще, чем даже «когда свадьба?». Я уже и отшучивалась, и отмалчивалась, и хамила, а сейчас скажу: я очень хочу родить двойняшек. Мы в январе едем на месяц отдыхать — и может быть все что угодно. Это номер пять и, конечно, номер один.

Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости