Сергей Кристовский и Наталья Земцова: «У нас у обоих детская травма — мы несостоявшиеся спортсмены»

У Сергея Кристовского и Натальи Земцовой на двоих тысяча проектов. О них и поговорили.   

Фотография: Альберт Плехов Сергей Кристовский и Наталья Земцова
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости

Эта пара прошла испытание огнем, водой и медными трубами и теперь, когда не нужно никому ничего доказывать, наслаждается общением друг с другом, растит сына и занимается творчеством.

Во время последнего совместного интервью, которое вы дали ОK! накануне свадьбы, соотношение ответов Наташи к Сергею было примерно 3 к 1. Ничего не изменилось?

С.: Я привык уже.

Н.: Всегда кто-то более активный в паре. Если мужчина мало говорит, приходится говорить тебе. Иногда я даже не хочу, но всё сливается на меня. Допустим, когда Серёжа после съемок устал и вдруг какие-то гости, всех развлекаю я.

Но сейчас утро и никто вроде не успел устать…

Н.: Серёга только вчера из Лондона прилетел.

Вы же два дня назад были у нас на премии.

С.: А потом было два концерта в Лондоне — вчера и позавчера.

Н.: Он любит бывать дома. Заставить его на съемку поехать — задача непосильная. Больше не поеду с ним никогда. Тем более утром.

С.: С утра ехать в центр — это... Мы живем за городом. Сейчас пробки.

Н.: Это потому, что у тебя вся жизнь настроена на вечер. Вечером просыпается актив. Ты привык, что работа и хоккей — всё по вечерам.

А у вас какой график, Наташа?

Н.: У меня наоборот. Я с восьми утра обычно снимаюсь, если только это не ночная смена.

Это не проблема, что один — ночной, а другой — утренний? Вы вообще встречаетесь?

С.: По случаю.

А поскольку папа всё время на гастролях, ребенок на маме?

Н.: Я, если снимаюсь, уезжаю, когда они еще спят. А Серёга возит Ивана в сад и на тренировки — в 8 утра уже лед. А когда нет съемок, у нас график.

С.: Но если я дома, он просит, чтобы его вез я. Нравится ему с папой.

Н.: Папа ему больше шоколадок дает.

На фигурное катание? Не на хоккей?

Н.: (Смеется.) Нет. На самом деле в хоккей берут с 5 лет, а Ване было 4, когда я захотела его куда-то отдать. Мой друг-хоккеист посоветовал: «Отдай его на фигурное катание, потом заберешь. Зато он будет круто кататься». Но теперь я не хочу его забирать.

Как на это смотрит папа-хоккеист?

С.: Я считаю, надо, чтобы ребенок сам выбирал то, что ему нравится. Это у меня уже четвертый сын, и никто из них не стал хоккеистом.

Н.: У нас у обоих детская травма — мы несостоявшиеся спортсмены. Серёга хотел заниматься хоккеем, но из-за травмы не смог.

С.: Я спортом занимался с детства. Плаванием — из-под палки, меня отец заставлял. Сказал: «Делай, что хочешь, но плавать ты обязан», и я восемь лет плавал серьезно.

А параллельно играл: зимой — в хоккей, летом — в футбол.

Н.: А моя несбывшаяся мечта — бокс. У меня папа — тренер по боксу, но он меня всерьез не воспринимал. Я сейчас спрашиваю: «Пап, почему ты меня нормально не тренировал?» А он говорит: «Наташ, в те годы в городе была одна боксерша. Какие соревнования? Это было настолько бесперспективно, что я подумал, зачем тебе это нужно». Был момент еще, когда я училась в Питере и начала там заниматься. Позвонила папе, говорю: «Папа, пришли мне капу. Я боксом занимаюсь». Меня уже хотели ставить в пару, но он меня отговорил: «Наташ, ты вообще учишься на актерском, у тебя нос, зубы». В общем, так не случилось.

Фотография: Альберт Плехов Наталья Земцова

Наташа, я слышала, вы снимаетесь в новом телевизионном проекте?

Н.: В проекте «Блудный сын» для канала «Россия», а с декабря у меня начинается «Эпидемия» для канала ТВ-3. Это сериал Паши Костомарова по книге Яны Вагнер «Вонгозеро». История такая: в Москве начинается эпидемия, от которой две семьи убегают на какой-то остров, где нет людей, и хотят там укрыться.

Вы в числе главных героев?

Н.: У меня классная характерная роль, а моего мужа играет Саша Робак. Это всё, что могу сказать. Там еще занята Марьяна Спивак, мы с ней очень давно знакомы. Думаю, будет весело. Особенно когда мы весь декабрь и январь будем снимать в экспедиции на севере.

Сергей, жена уже так надолго пропадала из дома?

С.: Было дело...

Н.: ...когда я снималась в Минске. Он никогда ко мне не приезжает на съемки.

С.: У меня каждый день концерты.

Н.: Всё время говорит: «Я прилечу». И я всё жду. Но в экспедицию, мне кажется, даже бесполезно звать.

С.: У меня в декабре «ёлки». (Смеется.)

Н.: Вообще, декабрь — такой месяц, когда мы даже не встречаемся.

Слышала, Сергей готовит новый альбом?

С.: Да. Альбом будет называться «Ты и я» — весной выпущу, надеюсь. Соберем где-нибудь друзей, журналистов и сделаем презентацию.

Н.: Сергей долго всё делает, потому что переделывает по десять раз.

С.: Я не тороплюсь. Жду, когда моя жена нарисует обложку: она же еще и художник. Наташа уже делала обложку к предыдущему альбому. Теперь заставляю ее нарисовать к новому.

Можно ведь шантажировать: будет обложка — будет и экспедиция…

Н.: Мы сделаем. У меня подруга Ксения — очень хороший графический дизайнер. Мы и прошлую обложку вместе придумывали. Она ее с моей картины делала.

У Наташи столько талантов. В кино снимается, картины пишет, еще и собственную линию одежды запустила — ZN_brand. Откуда появилась идея шить?

С.: У нее веник в попе просто.

Н.: В детстве я окончила художественную школу и пыталась учиться в МАРХИ — уже в сознательном возрасте, после театрального института. Я там год всего проучилась, начались съемки, и я ушла. Кстати, жалею. Надо было закончить. А дизайнером я стала случайно. Просто не могла найти какую-то вещь и решила ее сшить. И вдруг как-то придумалась коллекция полностью. Идея пришла в августе, а в сентябре уже всё было отшито. ZN — это мои инициалы. Одежда продается в интернете, и еще мы вместе с одной девочкой, которая делает белье, занимаем шоурум на Солянке. Так как у меня пока всего две коллекции, места хватает.

«У меня пока всего две коллекции» — это пугает.

С.: Меня тоже пугает. У меня этими двумя коллекциями занят гараж.

Н.: Серёга мне еще помогал ткань тащить из Питера.

С.: Серёга поехал на гастроли. Взял жену в романтическое путешествие в Питер, и всё романтическое путешествие у нас прошло в магазине тканей. Потом я еле допер сумки до дома.

Фотография: Альберт Плехов Наталья Земцова и Сергей Кристовский

Мужу концертные костюмы не шьете?

С.: Нет, только обещает.

Н.: Я обязательно этим займусь. «Эпидемия» закончится, и я сразу же займусь мужской одеждой. Это очень сложно. Надо во всё вникнуть, понять. Амбассадор у меня уже есть, вот сидит.

С.: Я пас.

Н.: Мы найдем моделей-актеров. Это же ужас — его снимать.

Часто так бывает, когда люди начинают жить вместе, первое, что делает жена, — меняет гардероб мужа.

С.: Наташа что-то советует, конечно. Но в основном это я ее одеваю.

Н.: Да, у Серёги супервкус. Еще у него есть классная способность. Когда я захожу в какой-нибудь огромный магазин, то теряюсь, а он всегда найдет где-то в углу крутую вещь — платье мне или еще что-то. Он знатный шопингист.

С.: Я детей одеваю и жену — просто люблю это. Король шопинга.

Н.: Его так называют в группе. Байером Серёга был бы вообще отличным.

Серёжа, а займитесь! В Москве же невозможно ничего найти, в отличие от того же Берлина или Амстердама.

Н.: Поэтому мы одеваемся и в Амстердаме в том числе...

С.: ...и в Испании — у нас там дача.

Там, где была свадьба?

С.: После росписи у нас была свадьба в Москве, в нашем гараже. Мы тогда из загса сразу поехали в гипермаркет за продуктами. А потом уже устроили красивую свадьбу в Испании. Но в гараже мне больше понравилось.

Н.: А я, наверное, рада, что была и такая, и такая свадьба, потому что в Испании такая сказка — место волшебное, лепестки роз на полу, красота. А в Москве было душевно — когда никто ничего не фотографирует, тебе не нужно быть красивой и ты просто расслаблена и общаешься с друзьями.

Все фильмы обычно заканчиваются свадьбой, после которой начинается… сериал «Эпидемия». Как вы прожили эти три года?

Н.: Три года будет в 2019 году. А в этом мы забыли отметить годовщину. Подруга поздравила нас, а мы забыли.

С.: У меня просто очень много информации в голове. Вещи не очень важные не запоминаю, даты. Дни рождения даже плохо помню. Папа мне пишет, когда у мамы день рождения. Мама пишет: «Поздравь папу». У детей с датами попроще. Иван вот недавно родился, его хорошо помню. (Смеется.) Мы его рожали вместе.

К пятому ребенку созрели?

С.: Вообще, мужчины созревают долго к детям. Мужикам иметь детей раньше 30 не стоит. Чем старше мужчина, тем он трепетнее и серьезнее, тем лучше понимает, что такое дети. Совсем другое отношение. Видимо, умнеем с годами.

Н.: Я бы и женщинам запретила до 25.

Фотография: Альберт Плехов Сергей Кристовский

Сергей, а женщины после свадьбы меняются?

С.: Эта, слава богу, не поменялась.

Нет такого, что появился штамп в паспорте — и человек сразу вошел в свои права?

С.: В права она въехала на белом коне.

Н.: Я просто люблю, чтобы был порядок. Всегда помню, когда, что в плане работы, помню, когда куда надо Ивана отвести, когда на фигурное катание, а когда на плавание. А так, мне кажется, особо ничего не изменилось.

Ваня общается с братьями и сестрой из первой семьи Сергея?

С.: Общается, конечно, но редко. Один в садике, другие в школе, у всех куча тренировок. Нужно из школы забрать, отвезти. Мотаюсь между домами каждый день — хорошо, рядом живем.

Н.: Ванька любит, когда к нам ребята приезжают, — он сразу берет Алису за руку и уводит к себе в комнату. А недавно пришел из садика и побежал наверх — думал, там Илюша остался, и как давай рыдать, что его нет. Старшим уже, конечно, не до нас. Женька год назад хотел стать актером, и мы делали ему какие-то пробы. Хочется, чтобы у детей всё получилось. Серёжа — очень добрый папа. Слишком добрый. Я его за это ругаю.

Добрый полицейский и злой полицейский?

Н.: Это, конечно, удобная позиция. Мне тоже хочется быть доброй. Но я всегда думаю: «Вот сейчас Ваня съест эту гору шоколада, которую ему Серёга дал. Потом мы будем лечить ему зубы» или «Вот они пробесятся весь вечер, а утром Ваня не сможет встать в садик». Поэтому мне приходится быть злым полицейским.

Зато подарки, наверное, папа вагонами привозит…

С.: Прет подарки со всех гастролей. Вчера вот привез.

Н.: Мелкий ко мне бежит: «Мама, папа привез мне глобус!» У нас, конечно, очень много игрушек, но я постоянно что-то отбираю и отдаю. И одежду, которая давно не носится, выкидываю или отдаю в кино.

С.: Мою причем в основном.

Н.: Одежду Серёгину. У него ее больше. Было больше. Сейчас не факт.

Можно спойлер — ваш новый диск посвящен отношениям? Есть что-то конкретно о Наташе и семейной жизни вообще?

Н.: Кроме той песни, где про бабу с небольшим умом. Вот та — нет!

С.: У меня, в принципе, все песни более-менее лирические, об отношениях. А есть песня прямо о нас. Называется «Всё».

ВСЁ или всё?

С.: Там про проблемы.

То есть это не признание в любви?

С.: Признания в любви остались в предыдущем альбоме. А теперь — всё.

Н.: Там про расставание. Песня очень хорошая. Я хочу на нее снять клип.

И сняться в нем?

Н.: Конечно. С Гослингом. Серёга сказал, что он не хочет играть в своем клипе. Он вообще не хочет играть как актер. Только петь.

К слову о расставаниях, мужу и жене нужно отдыхать друг от друга?

С.: Да, конечно. Честно, я вообще не представляю, как можно неделю дома просидеть.

Прячетесь от жены в поездках?

С.: Бывает: «Прости, гастроли, гастроли...»

Н.: Там его никто не трогает. У меня же всегда для него задание — надо повесить картину, что-то переставить, убрать, унести...

С.: ...елку нарядить.

Н.: Я как раз хотела сказать, что пора доставать елку.

С.: В Грузию убегу.

Н.: Серёга просто спокойный, а я — нет.

С.: Поэтому у нас баланс.

А такие вещи, как «я тебя люблю», «ты мне нужна», «ты самая красивая», — так надо говорить или у мужчин это подразумевается?

С.: Я говорю.

Н.: Мы из тех пар, которые говорят.

С.: И пишут.

Н.: Особенно часто «я соскучилась». Мне кажется, я всё время скучаю. Даже если мы оба дома и вместе спим ночью, утром, когда встаю, я уже соскучилась. Ты же не видишь ночью человека. Мы всё время в работе, в поездках, хочется что-то друг другу рассказать.

И хорошее, и плохое?

Н.: Конечно. Я вообще всё, что думаю и что чувствую, — вываливаю на Серёгу. Он, может, и не рад, но ему приходится это всё выслушивать.

Представляю, как он счастлив, что у вас всё хорошо с работой. Не как тогда, когда вы работали в театре.

С.: Тогда было совсем плохо. Я не то что недолюбливаю актеров, я с ними очень много общаюсь. У нас хоккейная команда состоит из актеров. Правда, они там играют в хоккей, а не снимаются. Это очень сложная профессия, особенно для мужчины. Ты постоянно в подвешенном состоянии: возьмут тебя в следующий проект или не возьмут. Вот женщина, и та мне мозг выносит, когда нет работы. Хотя я ее кормлю. А если мужчина и у него семья, которую надо кормить, а у него нет проектов, это очень сложно, мне кажется.

Сергей Кристовский и Наталья Земцова

Для вас важно, чтобы у Наташи была возможность реализоваться или чтобы она зарабатывала?

С.: Она зарабатывает. Причем нормально. Коллекцию шьет на свои деньги. У меня ничего не берет.

Н.: Мне важно, чтобы были свои деньги и я могла, например, сама сделать подарок, а не взять у Серёги и ему же подарок купить. Что это за подарок?! И потом, идей у меня много. Я снимала короткометражку, а теперь хочу полный метр. Есть идея снять фильм про девушку-боксера. Хотя я, наверное, больше сценарист и продюсер. Еще мы пишем с подружками сценарий для сериала. Конечно, я не буду брать наши «домовые» деньги на свои проекты. Из тумбочки — только за садик заплатить.

Откуда такое желание экономической независимости?

Н.: Я помню, как заработала на втором проекте и купила себе машину. Это была моя первая машина, и я ее сама купила. Подошла, показала пальцем и говорю: «Вот эта». Она была ужасная. «Пежо». Кабриолет. Зимой. Но дело даже не в этом, а в том, что она всё время ломалась. И слава богу, это были мои деньги. А если бы, например, мне мама дала, мне было бы стыдно, что я такую машину купила. Так же и с бизнесом. Если не получится — ок. Я сама начала, сама и закончу. И никому ничего не буду должна.

Наташа вся в творчестве, а Сергей отмалчивается, как будто он не известный на всю страну музыкант, а домохозяин.

С.: У меня обыденная жизнь — концерты. Но выступать постоянно с моей музыкой не получается, потому что не разорвешься. Очень много работы в Uma2rman, а музыканты у нас одни. Но я не парюсь. У меня есть любимая работа. Мне очень нравится то, что мы делаем.

Н.: Хозяйка я. Я сто лет жила в каких-то общежитиях, квартирах съемных. А когда еще не было денег снимать, у друзей жила на кухне. Там стоял диван короткий, с которого у меня ноги свисали. Поэтому я так хотела свое — чтобы сделать всё, как я хочу. Чтобы была кровать красивая, а кухню я вообще обожаю.

Серёжа, а правда, чтобы понять, какой будет женщина, надо посмотреть на ее маму?

С.: Наташа на папу больше похожа. На тренера по боксу.

Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости