Юлианна Караулова: «У меня мужской характер. Но иногда «включаю девочку»

За беззаботной улыбкой Юлианны Карауловой скрывается самодостаточная и упорная личность.               

Фотография: Евгения Филатова Юлианна Караулова
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости

К своей мечте — выступать сольно на сцене — ЮЛИАННА КАРАУЛОВА шла почти 15 лет. За беззаботной улыбкой скрывается самодостаточная и упорная личность — она не опустила руки после того, как закончилась «Фабрика звёзд», а вместе с ней и всенародная любовь. Она не побоялась УЙТИ ОТ ОДНОГО ИЗ САМЫХ ВЛИЯТЕЛЬНЫХ РОССИЙСКИХ ПРОДЮСЕРОВ, а затем и ПОКИНУТЬ ИЗВЕСТНУЮ ГРУППУ НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ. Никаких гарантий — чистая лотерея. Но кажется, Юлианна Караулова сорвала свой личный джекпот. И состоялась как сольная исполнительница.

Фотография: Евгения Филатова Юлианна Караулова

Юлианна, ты не раз говорила, что в твоей профессиональной судьбе большую роль сыграл отец: он когда-то отправил твое фото на конкурс журнала Yes!, после чего ты стала там работать, затем он чуть ли не силой отправил тебя на кастинг «Фабрики звёзд». Получается, ты папина дочка?

Я бы, наверное, не стала так говорить. Мама обидится. (Улыбается.) Безусловно, родители сыграли огромную роль в моей творческой судьбе. Они всегда хотели, чтобы я пела. Даже, пожалуй, сильнее, чем я сама. И папа всегда проявлял больше инициативы. Он до сих пор активный, деятельный. Всё время что-то предлагает, придумывает и страшно расстраивается, когда я говорю: «Пап, нет, это уже так не работает». Мне кажется, он легко мог бы быть продюсером.

А чем он занимается?

Бизнесом, совершенно не связанным с музыкой.

И какие идеи он тебе предлагает?

Сценарии клипов, варианты обложек синглов, постоянно кидает референсы для фотосессий, демки. В общем, активно участвует в моей творческой жизни. Он мне показывает ремиксы на мои песни, которые находит в интернете и считает классными. Но наши взгляды зачастую не совпадают. (Смеется.) Мы спорим. Я ему говорю: «Пап, для тебя это круто, а для меня — не очень. Потому что мы, так или иначе, люди разных поколений». Мне приятно, что он так интегрируется в мою творческую жизнь, живо интересуется, иногда я к нему прислушиваюсь, но мы не работаем вместе.

Ты всегда была такой самостоятельной?

Я достаточно быстро повзрослела. Мы же переехали жить из Болгарии в Москву, когда мне было 11 лет. И это было для меня серьезным испытанием. Все мои друзья остались там, мне пришлось перейти в другую школу. Было непонимание со стороны одноклассников, я окунулась в среду, совершенно мне не знакомую. Я не понимала шуток и приколов ребят, хоть мы и говорили на одном языке.

У нас был абсолютно разный бэкграунд, разные менталитеты. Да что там говорить, я совершенно не разбиралась в русской музыке, от которой все мои одноклассники фанатели. Было тяжело, но родителей я не посвящала в свои проблемы, поскольку понимала, что им самим приходится не сладко. Так что мне пришлось научиться быть самостоятельной. В 14 я уже работала в журнале Yes! и получала свои первые авторские гонорары. А в 16 попала на «Фабрику звёзд».

Нет ощущения, что тебе чуть-чуть не хватило детства? Что ты «недогуляла»?

Если честно, нет. Мне кажется, это всё такие условности — «отгулять» детство, «оттусить» отрочество, «отлежать» пенсию. (Смеется). Если тебе здорово, если ты наслаждаешься своей жизнью, если тебе хочется потанцевать на дискотеке в 40 или выйти замуж в 60, к чему ограничения? Я ни на минуту не жалею о том, что рано начала свою карьеру. Пока мои ровесники в 17-18 лет беззаботно тусили, я зарабатывала деньги и занималась тем, что мне действительно приносит удовольствие. Я получала очень важный и нужный жизненный опыт, благодаря которому в итоге пришла к тому, что у меня есть сейчас.

Интересно, а какой ты представляла себя в нынешнем возрасте лет десять назад?

Ой, ну думала, что в 30 у меня непременно будут семья, дети. Но это всё стереотипы, скорее...

...Но на тебя, наверное, давят: «Юлианна, пора рожать», «Юлианна, пора выходить замуж»!

Давят, бывает. Люди же всегда лучше знают, когда тебе пора. А по мне, так это просто проявление бестактности. Всему свое время. Я однозначно не буду делать что-то ради одобрения окружающих. Пока я не чувствую, что готова забеременеть и стать мамой.

А завтра, может, почувствую. Для каждой женщины это индивидуально. Я очень долго шла к своей сольной карьере, порядка 15 лет. И только совсем недавно у меня всё получилось. Я страшно кайфую. И еще чуть-чуть хочу покайфовать. Понимаю, что если родить ребенка, то некоторыми вещами придется пожертвовать.

Можно ведь совмещать карьеру и материнство. Есть масса примеров даже в нашем

шоу-бизнесе.

Не хочу загадывать. Не знаю, какие гормоны мне ударят в голову. А они могут! (Смеется.) Я очень надеюсь, что у меня будет возможность на какое-то время отстраниться от работы, когда появится ребенок, не думать о заработке. А вдруг нет? Я же не знаю, как будет. А как будет протекать беременность? Можно ли мне будет выступать?.. Я уверена, что у меня всё складывается именно так, как должно складываться. Пусть что-то из того, о чем я размышляла десять лет назад, пока не осуществилось, но могла ли я подумать, например, что у меня так успешно сложится сольная карьера, что я смогу сама себе заработать на квартиру...

Какими достижениями ты еще гордишься?

Я считаю, что стоит гордиться какими-то глобальными вещами в жизни, а не выпущенными песнями или первыми строчками в хит-парадах. Это сиюминутное, приходящее и уходящее. Верю, что у меня всё еще впереди. А сейчас я горжусь своими друзьями — насколько они успешные, умные, интересные, разносторонне развитые люди. Они подпитывают меня и вдохновляют. Раз они со мной общаются, раз у нас так много общих интересов, значит, и у меня всё не так плохо. (Улыбается.)

Кстати, среди друзей у тебя больше парней или девушек?

В детстве я дружила со всеми, а лет после шестнадцати — как-то больше с мальчиками.

Почему?

Некоторые говорят, что по натуре я чуть-чуть пацан. Хотя, признаюсь, иногда «включаю девочку», могу поныть и попроситься на ручки. А так, в принципе, у меня мужской характер. Я часто бываю жесткой. Люблю отстаивать свою точку зрения. Кроме того, когда в моей жизни случилась «Фабрика звёзд», не все подруги смогли пережить мой первый успех. Я вообще считаю, что дружба познается не в горе, а в радости. Пожалеть и погладить тебя по головке могут многие, а вот искренне порадоваться — единицы. Некоторые завидовали, как-то злобно и едко высказывались в мой адрес. И это происходило именно с девчонками. С мальчиками в этом плане проблем никогда не было. Сейчас у меня есть две лучшие подруги. И с ними я познакомилась не в детстве, а уже в сознательном возрасте после «Фабрики звёзд», когда занималась журналистикой.

Многие злопыхательницы наверняка радостно выдохнули, когда ты после эфиров в прайм-тайме на Первом канале и «Фабрики звёзд» вдруг пропала с экранов телевизоров и исчезла в никуда.

Да, непростой был период. После проекта я подписала контракт с Максом Фадеевым, мы задумывали женскую группу «Нэцке», но потом всё заглохло. Одной из девочек пришлось уйти. И так постепенно всё сошло на нет. Около года ничего не происходило, у Максима Александровича были проблемы со здоровьем... В какой-то момент я пришла в офис и сказала, что хочу расторгнуть контракт. Надо отдать должное, мне разрешили это сделать без выплаты неустойки.

И вообще без каких-либо препятствий.

Насколько тяжело было пережить период карьерного спада и вновь стать обычной девочкой Юлианной?

Если честно, очень тяжело. Нужно было наступить на горло своей гордости. Я пошла работать редактором на телеканал MTV. Мне проходилось пробиваться с репортерским микрофоном через ряды журналистов к артистам, с которыми я, допустим, пела дуэтом на «Фабрике» и с которыми, как мне казалось, я общаюсь на равных. Было эмоционально трудно. Но я понимала, что я взрослый человек и не могу сидеть на шее у родителей. Уверенности, что сложится музыкальная карьера, у меня не было. Тут ведь еще немаловажен момент удачи. Ты можешь быть сколько угодно талантливым, но тебе может банально не повезти... В общем, сидеть сложа руки я не стала. К тому же мне всегда нравилась журналистика.

А если бы группа «Нэцке» все-таки существовала, как думаешь, ты бы смогла петь в женском коллективе?

В том варианте, в котором задумывалась группа, смогла бы. Я была солисткой — стояла в центре, все основные вокальные партии были на мне, я пела все припевы. Если бы было как-то по-другому... Не знаю. Наверное, мне было бы некомфортно, потому что по натуре я лидер.

Из 5sta Family ты ушла по этой причине?

Нет. Я же была солисткой.

Ну всё равно, вам же приходилось делить сцену на троих.

Я не то чтобы не готова делить сцену... Когда я попала в 5sta Family, моему счастью не было предела. Я всегда мечтала петь R&B, и именно в компании с двумя мальчиками, которые читают рэп. Идеально! Первое время я получала огромное удовольствие. И возможно, пела бы в 5sta Family еще лет десять, но у нас с ребятами испортились отношения, в том числе на почве творческих разногласий. Нам стало сложно вместе сосуществовать. Ушла я не потому, что вдруг возомнила себя великой сольной певицей. Это был просто неизбежный шаг. Я могла либо уйти в никуда, либо снова заняться журналистикой, либо попробовать сделать что-то сольно. Я решила рискнуть. Было много скепсиса. Единицы говорили, что что-то получится. Помню, когда записала песню «Ты не такой», я показывала ее разным людям. Многие известные продюсеры уверяли, что зря я это затеяла, и вообще, сколько таких девочек, которые уходили из групп и пропадали. Меня поддерживали только самые близкие друзья и Андрей (Андрей Чёрный, саунд-продюсер, жених Юлианны Карауловой. — Прим. ОК!). И Игорь Игоревич Матвиенко. Я обратилась к нему за советом, попросила послушать песню. Он сказал: «Это хит, сто процентов, даже не думай! Снимай клип, лицо крупным планом, чтобы люди видели, кто это поет. И не парься, всё будет хорошо!» Я ему до сих пор безмерно благодарна. Даже если слышишь три положительных мнения против ста негативных, этого достаточно, чтобы банально самому в себя поверить.

Игорь Матвиенко оказался прав. Твой сингл «Ты не такой» взлетел на первые строчки хит-парадов и дал отличный старт сольной карьере. Но ведь существовал риск остаться артистом одной песни. Страшно было выпускать второй трек?

Страшно. Очень страшно. Естественно, я понимала: многие ждут вторую песню, чтобы понять, чего я стою как сольный исполнитель. Первые два года я пребывала в хроническом стрессе. Мне казалось, что нельзя расслабляться, что нужно думать на несколько шагов вперед, всё время писать песни, и притом исключительно хиты. Сейчас я понимаю, что так не бывает. Даже артисты, которые по 10–15 лет на сцене, иногда промахиваются, ошибаются, не попадают. Должно совпасть много факторов. Например, «Ты не такой» мы выпустили в очень удачное время, когда у других исполнителей не выходило громких хитов, — и наш оказался самым заметным. В какой-то момент мне надоело себя грызть этими бесконечными «должна, должна, должна». Я выдохнула, поняла, что в бесконечной гонке перестала замечать счастливые моменты, которые есть в мелочах, в сиюминутной радости. В общем, я просто стала ловить кайф от процесса. Впереди у меня большое событие — сольный концерт в апреле. Я занимаюсь вокалом, танцами почти каждый день. Притом делаю это не для того, чтобы все раскрыли рты от удивления и сказали: вау, какая она молодец! Мне просто самой классно. Я сама хочу получить удовольствие от процесса и от результата, а не кому-то что-то доказать.

Что для тебя важнее всего в твоем шоу? Живой звук, хореография, яркие костюмы, спецэффекты?

Конечно, всё вышеперечисленное играет большую роль. Но на первом месте для меня всегда те эмоции, с которыми зрители уйдут после моего выступления. Своими песнями, номерами мне важно зажечь в людях правильные импульсы, дать им ощущение того, что они зарядились и вдохновились. Любой артист — это в первую очередь энергия. Получает зритель энергию на концерте или нет — вот что самое главное.

Есть мнение, что личную жизнь лучше не смешивать с работой. Вам с Андреем удается на протяжении уже многих лет и строить отношения, и дружить, и работать вместе. Часто ссоритесь на профессиональной почве?

Конечно, бывает. Мы оба упрямые и самодостаточные, часто не хотим идти на уступки. У него своя точка зрения, у меня — своя. Мы начинаем спорить, обижаемся друг на друга. Но в итоге всё равно приходим к общему знаменателю. Такие встряски бывают даже полезны. Все аранжировки делает Андрей. Пока было единственное исключение — трек «Не верю», над которым работал Дима Монатик. Андрей, конечно, поворчал немного, но согласился. Когда мы услышали результат, буквально в один голос закричали: «Блин, это очень круто!»

Дома тоже рабочие вопросы обсуждаете?

Да, и дома обсуждаем. И дело не в том, что мы с Андреем зациклены на работе. Просто для нас это и не работа вовсе, а наша жизнь, наша реальность. У нас нет такого, что с понедельника по пятницу мы пашем, а потом два дня отдыхаем. Наше творчество — это неотъемлемая часть нашей с ним действительности.

Профессиональные страхи тебе присущи?

Конечно. Мне периодически снится, например, что я выхожу на сцену, а в зале нет людей. Или что я пою, а голос пропал — вот не могу им управлять, и всё. Это нормально. Я до сих пор волнуюсь перед выходом на сцену, как в первый раз. Странно, если ты вообще ничего не боишься. Вот это уже сигнал, что, наверное, нужно с головой поработать. (Смеется.)

Последние полтора года ты сотрудничаешь с Яной Рудковской. Почему именно с ней? Получается, она твой продюсер?

Яна не называет себя продюсером. Она не любит это слово. Она — менеджер. У нас с ней партнерские отношения. Яна — опора, поддержка и мое крепкое женское плечо. (Улыбается.) Она очень адекватный, современный человек, мы легко друг друга понимаем, и слава богу! Все важные решения мы принимаем коллегиально. Я всегда с ней советуюсь.

И в творческих вопросах тоже? В выборе песен?

Да.

Если вдруг тебе песня понравилась, а ей нет?

Буду спорить.

Ты любишь поспорить! Дома с Андреем тоже споришь? Я имею в виду сейчас не работу, а личные отношения.

Конечно!

То есть ты не из тех женщин, которые покивают-покивают, но всё равно тихонечко сделают по-своему?

Если честно, сейчас с опытом приходит понимание того, что иногда лучше промолчать и успокоиться. Ты остаешься при своем мнении, но делаешь вид, мол, ладно-ладно, хорошо. Я по гороскопу Телец, очень упертая. Могу спорить до посинения, если меня что-то искренне возмущает или вызывает во мне недоумение. Но всё же учусь идти на уступки. Понимаю, что кричать, ссориться, ругаться — это неэффективно. Гораздо важнее сохранить нормальные человеческие отношения, а не выйти из ссоры победителем чисто из спортивного интереса.

Помимо музыкальной карьеры у тебя еще прекрасно складывается карьера на телевидении. Сейчас ты ведешь второй сезон шоу «Русский ниндзя» на Первом канале. Ты всегда знала, что органична в телекамере, или путь на телеэкран — череда случайных обстоятельств?

В принципе, я всегда знала, что у меня хорошо подвешен язык, что мне легко даются выступления на публике. Но цели стать телеведущей себе специально никогда не ставила. Когда я была на «Фабрике», ко мне подошел один из сотрудников телецентра и предложил вести новое шоу. Но тогда вопрос стоял ребром: либо я делаю музыкальную карьеру, либо развиваюсь как тележурналист. Мне нужно было бы поступать на журфак, да и занятость была бы колоссальной, я бы физически не смогла совмещать карьеру на ТВ с музыкой. Конечно, тогда я выбрала «Фабрику звёзд». Но тот разговор запомнила. Несколько лет спустя, уже когда я пела в 5Sta Family, меня пригласили вести программу на «Муз-ТВ», а потом в моей жизни вновь появился Первый канал. В общем, твое от тебя всё равно не уйдет!

Что дал тебе проект «Русский ниндзя»?

Колоссальный опыт! Я достаточно много всего вела до проекта «Русский ниндзя», но здесь другой масштаб — федеральный канал, особый статус, огромная ответственность.

К тому же я никогда не комментировала спортивные состязания до этого.
Но довольно быстро всему учусь. Да и наставник рядом со мной замечательный — спортивный комментатор Евгений Савин. Мы с ним совпали по энергетике, у нас схожее чувство юмора. Хочется верить, что тандем сложился.

Легко ли ты согласилась вести второй

сезон?

Согласилась легко. Мне искренне нравится этот проект, я сама с удовольствием его смотрю по телевизору. Это одна из самых зрелищных, мотивирующих, интересных передач на современном ТВ.

Мы уже затронули тему возраста, ты вспомнила, какой представляла себя десять лет назад. Как думаешь, какой будет твоя жизнь через следующие десять лет?

Больше всего боюсь перестать чувствовать актуальность. Многие люди с возрастом консервируются, застывают, перестают быть восприимчивыми к переменам. А мне всегда хочется быть на острие, быть современной, чувствовать и улавливать тренды времени. Это касается не только музыки. Всего! В том числе моих отношений с детьми. Мне хочется, чтобы я их понимала, чтобы мы с ними говорили на одном языке, чтобы я была для них примером. Чтобы они ко мне не относились как к бабке старой: «Что с нее взять, она всё равно ничего не понимает».

(Смеется.)

Что будет делать тебя счастливой в 40 лет?

Я бы хотела, чтобы у меня была семья, несколько детей, чтобы каждый жил в гармонии с самим собой и занимался тем, что ему нравится. Я надеюсь, что через десять лет не остыну. Момента выгорания очень боюсь. Мне нравится, что сейчас во мне есть этот внутренний огонь, драйв, живая энергия, — хочу это ощущение сохранить в себе как можно дольше!

Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости