Полина Максимова: «Хочу быть искренней до предела: во всем»

Накануне выхода в прокат драмы «Без меня» актриса Полина Максимова поговорила с ОК! о своей творческой и личной жизни.

Фотография: Альберт Плехов
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости

В новом фильме Кирилла Плетнёва «Без меня» (кстати, сегодня сервис Яндекс.Музыка представил официальный саундтрек к фильму в исполнении композитора Артема Михаенкина) актриса Полина Максимова, известная широкому зрителю по сериалу «Деффчонки» на ТНТ, несколько раз преодолела саму себя — научилась управлять мотоциклом, хотя смертельно его боялась, прыгнула с парашютом, поборов страх высоты, и доказала, что она не только комедийная, но и очень крепкая драматическая актриса. Именно поэтому она номинирована на премию журнала ОК! «Больше чем звезды» 2018 в категории «Новые лица. Кино».

Фотография: Альберт Плехов

Полина, на ТНТ прошел новый сезон «Деффчонок», где все привыкли видеть тебя в роли провинциальной блондинки. Очень бы хотелось, чтобы твои поклонники увидели «Без меня».

Я этого и добивалась, поэтому-то люди и не узнают меня в этом фильме. Когда кто-то из съемочной группы выкладывает трейлеры, люди пишут: «Да ладно! Это Максимова? Это Лёля из «Деффчонок?»

Скажи, сложнее играть драму?

Нет, вызвать у людей искреннюю улыбку гораздо тяжелее. Поэтому комедию играть однозначно сложнее. И еще быть в этом непошлым и не вызывать раздражения... Что касается фильма «Без меня», то это, конечно, большое счастье. Мне никогда не давали драматические роли и вот наконец-то увидели, что я вообще что-то могу. Спасибо Кириллу Плетнёву и Рубену Диждишяну за этот шанс. Наверное, мне нужно было набраться достаточно опыта, для того чтобы иметь право играть эту роль. Получилась такая на самом деле очень личная история, в которой много меня.

То есть у тебя была ситуация в жизни, когда любимый человек предает?

Да, была… и это достаточно известная история. Было в моей жизни фееричное предательство. И я стала другой. Как говорят, обжегшись на молоке, дуешь на воду.

Почему ты это говоришь с грустью?

Не знаю… Видимо, потому, что мне сложно доверять кому-то. По какой причине ко мне притягиваются люди? Потому, что я медийный человек, или потому, что со мной интересно?.. Я-то своего статуса не замечаю. Всегда искренне удивляюсь, когда меня узнают, даже стесняюсь своей известности — некомфортно себя чувствую. Я же никуда не хожу, я совершенно не светский человек…

При этом у тебя больше миллиона подписчиков в Instagram.

А это не взаимосвязано. Instagram — это мой дневник и место, где я общаюсь со зрителем дистанционно и только когда захочу. Я сама задаю тон общения, в моих соцсетях мои правила. Если меня спрашивают, могу дать совет. Стараюсь знакомить подписчиков с чем-то, как мне кажется, интересным. Моя аудитория после проекта «Деффчонки» — это старший подростковый возраст. Я рассказываю им о местах, которые посещаю, о книгах, которые читаю, о фильмах, которые смотрю, знакомлю их со своей семьей. Конечно, есть люди, которым это не нравится. Многие пишут гадости в надежде на мою реакцию. Таких я блокирую и удаляю. У нас всё держится на хейтерах, и чем больше ты раздражаешь, провоцируешь людей, тем больше у тебя аудитория.

Ты не перестала раздражать людей?

Нет, не перестала, отнюдь. Но мне очень часто пишут, что, когда плохо, они открывают мой Instagram. Обычно снимаю что-то на съемочной площадке.

У меня такая неинтересная жизнь в плане того, что я рассказываю только о работе. Я не эпатирую и не выставляю посты на потребу. Я не всё вываливаю, что со мной происходит, оставляю за собой это право на загадку.

Люди должны додумывать какую-то мою историю. И очень многим артистам хочется сказать: «Остановитесь, что вы делаете?»

Что делают? Зарабатывают деньги.

Это их дело.

Ты против зарабатывания денег? У тебя миллион подписчиков!

Я не против зарабатывания денег. Я за избирательность. Но я не могу рекламировать прокладки и средства против вздутия живота. Я не про это. Я хочу, чтобы меня воспринимали как актрису. Поэтому я закрытый человек и ценю свое личное пространство. Это для меня важно.

Фотография: Альберт Плехов

Как же ты хочешь впустить в свое пространство мужчину? Надо сначала снять с себя броню.

Я пока не хочу никого впускать в свое пространство. Всему свое время. Это же невозможно сделать искусственно. Ты же открываешься в зависимости от того, как к тебе относятся. Кто-то ухаживает-ухаживает, потом раз, и всё. Короче, не хочу быть искусственной. Я вообще не умею врать: несмотря на то что я актриса, у меня всё на лице написано, это прямо ужасно. И у меня нет никакой схемы в отношениях ни с кем, я вот всегда с распростертыми ладонями, не то чтобы как открытая книга, но я не умею манипулировать, изображать что-то — вот эсэмэска пришла, а я отвечу на полчаса позже... Это же невозможно! Вернее, это, наверное, нужно делать, но у меня не получается. Я хочу быть искренней до предела во всем: в работе, в личной жизни. И не хочу быть ни лучше, ни хуже, чем я есть на самом деле. Просто я такая: категоричная, резкая, принципиальная — я очень сложный человек, правда.

Ты сейчас ничего такого страшного не перечислила. Разве это не круто — быть категоричной, честной, искренней?

Но как-то люди с этим плохо уживаются. Очень мало людей, уверенных в себе. А еще я не люблю лентяев, потому что у меня такой синдром трудоголика и я, наверное, всех сужу по себе. Я вот всё время куда-то бегу, мне всё время надо что-то делать, мне и мама постоянно говорит: «Полина, остановись!» Надо давать себе возможность отдыхать, иногда нужны дни, когда просто тупо лежишь весь день перед телевизором, ешь или читаешь. А я не могу. Мне кажется, что я чего-то не успеваю, тороплюсь жить.

А что ты пытаешься успеть?

Всё пытаюсь успеть: жить, работать, чувствовать, дружить… Я же еще взрывная, как папа.

Я долготерпимая очень, я молчу, что-то сама с собой перевариваю и лишь наблюдаю. Если взрываюсь, то один раз.

Если расстаюсь с человеком, то просто вычеркиваю его из жизни. И никогда ничего не выясняю. Точка.

Может быть, в этом твоя проблема. Может быть, надо поговорить?

Кому надо? Мне — нет. Мне и так всё ясно.

А вдруг ты что-то не так поняла или еще хуже — додумала?

Это невозможно, это происходит на клеточном уровне.

Фотография: Альберт Плехов

Ты никогда не ошибаешься?

Нет. У меня очень хорошая интуиция. Я за километр знаю, кто меня обманывает, и, более того, предчувствую такие вещи: человек меня еще не обманул, но я за неделю знаю, что обманет. У меня такое чутье, что порой сама себя боюсь.

С таким чувством доверять людям непросто.

Верно. Вот и я всё время гоню от себя дурные мысли. Но в итоге получается всё так, как я интуитивно почувствовала изначально. И это всегда подтверждается.

Ты знаешь, чего хочешь глобально?

Я четко понимаю, чего я не хочу, и у меня большие планы.

Фотография: Альберт Плехов

Какие?

Я хочу много работать, быть востребованной в профессии. Хочу играть крутые роли. И работать с профессионалами в высшем понимании этого слова.

У тебя не возникает желания всё бросить, если сразу не получается?

Нет, потому что я такой идиот — мне очень нравится проходить испытания, на самом деле я люблю все эти душевные терзания, переживания, самокопание... Меня в очередной раз предали, а вместо того, чтобы переживать, я сижу и думаю: «Запомни это свое состояние, клеточное состояние, как тебе в этот момент». И я запоминаю это чувство,

чтобы применить его в профессии. кладываю эти эмоции в свой «актерский сундучок».

Плюс все девочки еще очень любят получить удовольствие от страданий.

Да, а я еще тот мазохист — я в себе копаюсь, вытаскиваю из себя какие-то вещи, своих каких-то тараканов, я же очень в себе неуверенный человек.

То есть тебе и в жизни нужна драма, чтобы хорошо себя чувствовать?

Ну, видимо, так. (Смеется.) Вот когда мы снимали «Без меня», я была худее на 10 кг. Я прочитала сценарий и поняла, какая у меня должна быть прическа и комплекция, — тут же постриглась и решила худеть. А потом в какой-то момент себя вогнала в такое состояние, что вообще прекратила есть.

Моя Кира — она же как ежик. У нее иголочки как панцирь, который ее защищает. Она изломанная, угловатая, прямолинейная, а внутри пузо-то мягкое — просто в него ударили, и ей пришлось нарастить иголки.

Я настолько вошла в эту роль, в нее погрузилась, что прекратила отделять себя от нее. И последние три недели съемок ездила на площадку из больницы, потому что подыхала просто.

А я не могла ходить реально.

Почему?

Не знаю. Меня постоянно лечили от разного, закололи антибиотиками, и я не могла наступать на ноги. На съемочной площадке у нас дежурила скорая — три врача и медсестра. В перестановках между сценами у меня были капельницы, уколы. Тяжелые съемки были очень, и очень тяжелая была сцена, где мы с Любой (Любовь Аксёнова. — Прим. ОK!) стояли по горло в горном озере. 5 ноября. Это был настоящий ад. Закладывало уши, выскакивало сердце, немели руки и ноги. В горном озере невозможно даже летом купаться. После каждого дубля нам давали нюхать нашатырь... Выход был очень тяжелый у меня из этой картины. Я же ныряю в роль и ухожу в нее с головой. Мне кажется, я до сих пор восстанавливаюсь.

Знаю, что ты снимаешься уже во второй картине у Кирилла Плетнёва. Нашла своего режиссера?

Да, Кирилл, безусловно, «мой» режиссер. А ведь изначально у нас на площадке копья летели.

Мы очень с ним бодались, и в этом есть любовь творческая, в этом есть созидание, когда ты не просто киваешь, а идет постоянный поиск. Так мало неравнодушных режиссеров. А Кирилл именно такой, неравнодушный.

Он дико эмоциональный человек, его надо понять и почувствовать. Сейчас я уже знаю, как с ним договориться, знаю, когда с ним можно поспорить, иногда даже поругаться и разойтись, а когда смиренно покивать головой, согласиться и сделать по-своему. (Смеется.) Кирилл мне как-то сказал: «Знаешь, что мне в тебе нравится и чего нет в других? Ты неудобная. Ты не готова слепо подчиняться. Всё тебе надо объяснить, почему».

Ты, наверное, и не хочешь быть удобной?

Я не думаю об этом. Я такая, какая есть. Я не могу специально стать удобной или неудобной.

Ты действительно хочешь семью и детей?

Естественно! Как и любая нормальная женщина. Понимаешь, семья, в которой я росла, — уникальная. Бабушка с дедушкой живут 55 лет вместе, 56-й год. У меня такая семья, о которой можно только мечтать. В ней столько любви, уважения, почитания и сердечности... Мы такой кулак единый, что не знаю, такое еще бывает или нет. Разумеется, я хочу только так и никак иначе. И я такую семью создам обязательно. В свое время.

А в плане запросов на «Оскар», какую роль хочется?

Я недавно поняла, что хочу сыграть немую. Потому что интересно, что за словами стоит, и это такое сложное задание для артиста, чтобы быть немым в кадре и чтобы на тебя было интересно смотреть полтора часа. А еще я бы хотела сыграть в таком кино, которое было бы фильмом поколения, типа «Брат» или «Брат-2». Я бы хотела сыграть женщину нашего поколения. Мне вообще кажется, что я созрела для каких-то классных ролей. Могу их играть и имею право их играть, во мне столько сейчас энергии, и уже опыт есть. Я реально могу всё.

Часто ходишь на пробы?

Никогда не иду на пробы, если чувствую, что не мое.

Я не иду для галочки, я иду побеждать.

То есть изначально иду, как будто уже играю эту роль. Зачем иначе? Либо ты идешь и делаешь это на своем максимуме, либо не ходи. У меня был период, когда я сидела и смотрела в телефон и ждала. Но меня дед научил: «Никогда не предавай профессию, что бы ни было. Профессия тебе этого не простит». Можно было пойти где-то поработать в другом месте, где-то попробовать себя вне этого. А я если даже чему-то учусь, то для профессии.

Например?

К примеру, раньше для меня было просто невозможным сесть на мотоцикл — это было смерти подобно. Когда смотрела на мотоцикл, у меня уже мандраж начинался.

Я очень боязливый человек, для меня самый адский аттракцион — это чертово колесо. Сесть на мотоцикл и поехать, и чтобы еще везти сзади человека! И это всё без защиты, без шлема, без наколенников! Но это же надо было для роли в «Без меня», и я себя пересилила. Поэтому не люблю людей, которые говорят, что чего-то не умеют. Хочется спросить: «А ты попробовал это уметь?»

Фотография: Альберт Плехов

Ты в театре не хочешь себя попробовать?

Мне поступило очень крутое предложение. Меня спросили: «Полина, ты кого хочешь играть — Офелию или Гертруду?»

И ты сказала: «Хочу Гамлета!»?

Именно так. (Смеется.)

Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости